2012-08-15 14:07:44
ГлавнаяКультурология — Арабо-мусульманская культура как целостный феномен



Арабо-мусульманская культура как целостный феномен


Взаимосвязь этнических и региональных компонентов в культуре ислама

Победоносное шествие ислама в средние века происходило не только насильственными, но и мирными способами, путем его приспособления к местным и региональным этнокультурным массивам. Политический и культурный успех ислама во многом связан с гибкостью и толерантностью этой религиозной системы. В ходе взаимодействия и аккультурации ислама и этнокультурных ареалов, складывались синкретические религиозно-культурные образования народного ислама.

Подобная ситуация наблюдалась во многих странах мусульманского мира, в том числе и в мусульманских районах России. Наличие этнических и регионально-культурных составляющих в арабо-мусульманской культуре позволяет признать существование различных моделей ислама: арабской, персидской, марокканской, индонезийской, турецкой, российской (поволжская, северокавказская) и т.д. Многие народы Ближнего Востока, Северной Африки обращались в ислам добровольно, хотя порою подвергались дискриминации и унижению. Ислам в те или иные регионы проникал как военным путем, так и через торговлю. На Индийский субконтинент ислам проник через вооруженную экспансию арабов, что привело к исламизации части индусов, которые при наличии исламской веры сохраняют и некоторые традиционные обычаи.

Процессы исламизации Малазии, южных Филиппин, Индонезии и Брунея, скорее всего, были связаны с мирными средствами и прежде всего торговлей. В XX веке активизируется миссионерская деятельность ислама, кроме того, происходит миграция мусульман в страны Западной Европы и Американского континента. В этих странах наблюдаются большие расхождения на уровне символики, народного поведения, историко-культурных традиций и религиозного темперамента. Отдельные обычаи, традиции, мораль, правовые системы, составляя часть норм обычного права, подвергаясь исламизации, инкорпорировались в культурное многообразие ислама.

Специфика арабо-мусульманской культуры в России также определяется наличием явно выраженных этнокультурных ценностей, освещенных исламом. В России существуют различные формы народного ислама, сложившиеся разными путями. В Поволжье ислам проник мирным путем, когда на Северный Кавказ он распространился в ходе арабских завоевательных походов. Проникновение ислама на Северный Кавказ стало возможно после того, как были завоеваны Сирия, Ирак, Иран, Армения и Грузия. Расширяя границы своей империи, арабы захватывали все больше территорий, объясняя это всемирной миссией ислама, необходимостью восстановления искаженного иудейскими и христианскими богословами единобожия. Перед завоеванием Закавказья арабы покорили христианскую Сирию, зороастрийскую Персию, принудили народы этих стран принять ислам.

Несмотря на то, что в течение многих веков ислам постепенно вытеснял языческие верования на Северном Кавказе, тем не менее, этот процесс так и не завершился. Ибо в мировосприятии дагестанских народов, чеченцев и ингушей, кабардинцев, карачаевцев и балкар, черкесов и адыгов, исповедующих мусульманскую веру, по сей день встречаются следы язычества. Религиозное мировоззрение многих кавказских народов представляет собой удивительный феномен, в котором причудливо переплетены монотеистические и языческие компоненты, образуя некий религиозный синкретизм.

Ныне на Северном Кавказе можно встретить мусульман разных направлений и течений как от «чистых», строго соблюдающих все религиозные предписания, до «нечистых», склонных к языческим обрядам, формально считающих себя мусульманами. Естественно среди представителей мусульманских народов Северного Кавказа встречаются немало и тех, кто придерживается и нерелигиозных взглядов, в том числе атеистических.

Заметное религиозное воздействие на чеченцев оказывали мусульманские общества Дагестана, находившиеся с ними в тесном культурном и политическом взаимодействии. Важную роль в распространении ислама среди чеченцев сыграли миссионеры из Дагестана. Некоторые из них, исполняя обязанности мулл, кадиев, оседали среди местного населения, а со временем даже подверглись полной ассимиляции. Дореволюционный чеченский этнограф Умалат Лаудаев, утверждал, что «магометанство приняли чеченцы от соседних дагестанских племен; почему-то они споведуют учение шафийского толка». У. Лаудаев вообще не указывает временные рамки принятия чеченцами ислама.

Очередной насильственной этап исламизации дагестанских и нахских народов связан с завоевательными походами среднеазиатского полководца Тимура. Во второй половине XIV века в Средней Азии, на месте ослабших монгольских владений (улусов), складывается государство Тимура со столицей в Самарканде. Завоевывая страны и народы, этот мусульманский правитель, по своей бесчеловечности ничуть не уступал кровавым деяниям язычника Чингис-Хана.

Емкую характеристику кровавой и созидательной деятельности Тимура дал замечательный советский востоковед В.В. Бартольд: «Походы Тимура сопровождались не менее жестокими избиениями, чем походы Чингис-Хана; к грубой жестокости присоединялось утонченное, болезненное зверство; но Тимур старался придать своей созидательной деятельности такие же грандиозные размеры, как разрушительной. <...> устраивались грандиозные оросительные системы, воздвигались великолепные здания, особенно в столице Тимура, Самарканде, куда завоеватель, иногда насильно, приводил мастеров и ученых из опустошенных им земель.». Как видно, в деятельности этого мусульманского тирана, сочетались жестокость и грандиозная созидательная сила. На Северном Кавказе до нашествия Тимура в 1395 году, ислам все еще не был распространен повсеместно. В некоторых областях он утвердился, а в других продолжали существовать языческие верования, культовые сооружения, служащие местом паломничества, жертвоприношения горцев.

В начале весны 1395 года на реке Терек происходит широкомасштабная битва между ханом Золотой Орды Тохтамышем и Тимуром. Разгромив войска Тохтамыша, Тимур прошелся огнем и мечом по дагестанским и чеченским населенным пунктам, поддерживавшим язычника Тохтамыша. Сражение Тимура против Тохтамыша и его сторонников горцев также проходило под лозунгами газавата. Для Тимура все сопротивляющиеся народы Кавказа являлись неверными, которых необходимо было мечом склонить к исламу, а для исламизированных кавказцев, в том числе дагестанцев и чеченцев, Тимур являлся врагом, посягнувшим на их свободу и независимость. Л.H. Гумилев отмечает проявленную Тимуром жестокость: «...весной 1396 года его воины занялись истреблением Южного Дагестана, как «неверных», так и мусульман».

А.К. Бакиханов следующим образом описывает поход Тимура на Северный Кавказ: «Эмир Тимур, покорив кумыков, обитающих между Тереком и Сулаком, прошел по земле Мичикич (чеченцев), на город Алмак (ныне - деревня в Салатовском округе), который имел семь тысяч домов, а ныне здесь всего сто домов. Он взял город после сильного сопротивления и разорил его». Этнически смешанное население поселения Алмак, состоявшее из дагестанцев и чеченцев, к моменту похода Тимура исповедовало ислам. После разгрома многих дагестанских населенных пунктов Тимур предпринимает поход на область Симсим, подвластную правителю Гаюрхану или Кырбеку. Перед этим Тимур вторгся в область Аухор, которая являлась пограничным районом между Дагестаном и Чечней.

Область Симсим, по утверждению Х.А. Хизриева, находилась на территории нынешней Чечни и Ингушетии, и была расположена в «промежутке между Осетией и Дагестаном». Это средневековое нахское государственное образование имело своего правителя по имени Гаюрхан. Судя по имени сына Гаюрхана, носившего имя Мухаммад, можно предположить, что часть населения этой области была исламизирована. Нахи, населявшие Симсим, не смогли выдержать мощного натиска хорошо вооруженных и организованных войск Тимура, и были вынуждены удалиться в горы. Равнинная часть Симсима была завоевана азиатским завоевателем. Вайнахи, укрывшись в горах, в неприступных местах, в течение нескольких лет продолжали партизанскую войну с завоевателями.

Сопротивление горцев было настолько сильным, что Тимур лично возглавил поход в горы с целью покорения вайнахов. Медленно продвигаясь по горам, они разрушали башни и крепости. В устном народном творчестве чеченцев сохранилось немало преданий, в которых упоминаются башни, замки, горы, принадлежащих отдельным тайпам, на которых проходили бои с войсками хромого Тамерлана. В преданиях Тамерлан (Тимур - авт.) изображается как жестокий и свирепый завоеватель, Делан мостаг1 - Божий враг.

Поход Тимура против Тохтамыша, дагестанцев, чеченцев и черкесов в 1409 году описан генуэзским путешественником Франческо Аларо (похищенным в детстве из Чечни и проданным в рабство на одном из невольничьих рынков на Кавказе), попавшим в плен к Тимуру и ставшим свидетелем сражения на Тереке в 1395 году.

Франческо Аларо прямо указывает на жестокую расправу и грабеж, осуществленный войсками Тимура в 1395 году на территории покоренного им народа «нах» (в данном случае - чеченцы и ингуши). По свидетельству Франческо Аларо на территории Чечни было «сожжено 83 поселения; много истреблено народа, но много также скрылось в неприступных ущельях».

Преодолев упорное сопротивление чеченцев, хромому Тимуру привезли отрубленные головы их вождей, много серебряных и золотых изделий и были брошены к его ногам. Этот истребительный поход оказался страшно разрушительным для всей экономики, культуры чеченцев. В течение двух веков чеченцы не могли оправиться от его последствий.

С завоеванием Тимура народов Дагестана и Чечни завершается процесс насильственной исламизации значительной их части. Тем самым расширяются территориальные границы распространения ислама, освоения завоеванными народами мусульманской культуры, в которой преобладал тюркский этнокультурный элемент, являющийся частью сложной симбиозной системы арабо-мусульманской культуры.

Хотя истребительный поход Тимура на Северный Кавказ был направлен против хана Золотой Орды Тахтомыша с целью подчинения его могуществу среднеазиатского полководца, он трагически отразился на судьбе дагестанцев и нахов. В ходе этой войны численность этих малочисленных этносов резко сократилась, непоправимый ущерб был нанесен их экономике, культуре, и в своем социально-культурном развитии они были отброшены на целые века. Тимур навязывал народам Северного Кавказа «тюрско-азиатскую модель ислама», отличавшаяся от формы ислама, которая была привнесена в Дагестан во время завоевательных походов арабов.

В послетимуровский период процесс исламизации в Дагестане и Чечне приобретает относительно мирный характер. Омусульманивание народов, все еще исповедующих язычество, происходит при посредстве внутренних сил, через местное духовенство и правителей, принявших эстафету распространения ислама от арабов, а затем и от мусульманского духовенства, сопровождавшего Тимура.

Местные правители и мусульманское духовенство считало главной своей задачей распространение ислама среди собственных язычников и соседних народов. При этом применялись как мирные идеологические средства, так и принудительные. История сохранила свидетельства возникновения ожесточенной борьбы между ревнительными сторонниками ислама и горцами-идолопоклонниками. Так, А.Р. Шихсаидов приводит сведения местной исторической хроники, записанные Инкачилау, подтверждающие жестокое противостояние мусульман и кафиров (идолопоклонников). Согласно им, дагестанские мусульмане захватили Хадар (Кадар - даргинское общество), прогнали кафиров, «затем в течение двух месяцев шла война в Хиркасе за утверждение ислама. Все, кто принял ислам, были оставлены в живых, не принявшие - истреблены».

В середине и в конце XV века ислам и его культовая практика укореняется в ряде разных дагестанских обществ, при посредстве воителей газавата, выступавших за исламизацию неисламизированных горцев, в том числе чеченцев. Вместе с тем, в этот период принятие ислама народами Дагестана и Чечни в целом происходило посредством мирной деятельности мусульманских миссионеров из числа северокавказских народов, в том числе потомков духовенства, прибывшего с завоевателями.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Социокультурное и общеисторическое значение религиозных преобразований средневековой Руси
Становление свадебного обряда на Руси
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Развитие русской нравственной философии
Русская народная нравственность и нравственный идеал
Вернуться к списку публикаций