2012-08-15 14:07:44
ГлавнаяКультурология — Арабо-мусульманская культура как целостный феномен



Арабо-мусульманская культура как целостный феномен


Во время правления халифа Велида ибн Абдалмалика, его брат полководец Маслама, он же Абу Муслим, «отвоевывает Дербенд у хазар, восстановил крепости и башни, реставрировал в городе здания, некоторые сооружения, а затем, оставив в крепости 5000 бойцов ушел в сторону Изама». В 725 году Маслама был назначен правителем Армении и Азербайджана и начал напряженную борьбу за завоевание Восточного Кавказа. С «царями гор», с правителями Ширвана, Мерана, Табасарана, Лакза, Филана, Маската он вынужден был заключить мир, - утверждает А.Р. Шихсаидов. Этот дипломатический ход арабского полководца позволяет ему начать осаду Дербента, в котором проживали тысячи хазарских семей. Маслама захватывает Дербент, укрепляет его и превращает в плацдарм для завоевания всего остального Дагестана, Чечни и продвижения далее на север.

Понимая торговую, военную и идеологическую важность овладения Дербентом, соединяющим Азию с Европой, Маслама бен Абдал Малик заселил «Баб ал-Абваб 24 тысячами жителей Сирии на условиях выдачи жалованья... и построил амбар для провизии, амбар для ячменя и склад для оружия. Затем он приказал вычистить водоем, восстановил разрушенные мосты города». Абу Муслим известен не только как полководец, распространявший ислам в Дагестане и Чечне с помощью воинской сабли, но и как военно-государственный деятель, градостроитель, укреплявший северные границы Арабского Халифата от разорительных набегов кочевников. Укрепление и реставрация Дербента связаны с его именем. В дагестанском историческом сочинении «Дербенд-наме» сообщается, что Абу Муслим в городе Дербенте сделал семь кварталов (махаллы) и в каждом построил мечети. Кроме этих мечетей была построена одну большую Соборную мечеть для совершения пятничной молитвы, а также шесть городских ворот.

После выполненных строительных работ по укреплению Дербента, Абу Муслим, примерно в 732-733 гг., с войсками идет на завоевание Кумуха, но встречает от его жителей упорное сопротивление. В сражении с превосходящими силами арабов кумухцы терпят поражение. Принявших ислам кумухцев, арабы оставляют в живых и сохраняют им их имущество, но отказывавших принять ислам, «резали и грабили». Утвердив ислам в Кумухе, Абу Муслим в этой области также строит Соборную и несколько квартальных мечетей. Правителем Кумуха и властителем всего Дагестана он назначает своего сподвижника по имени Шахбал. Впоследствии это имя превращается в нарицательное имя «шамхал», которым стали нарекать дагестанских правителей.

Вслед за Кумухом Абу Муслим, завоевывает Кайдак. На большей его части, распространив ислам, он с населения ежегодно взимает поземельный налог - харадж. После покорения Кайдака завоевывает Табасаран, в котором вводит исламское государственное управление, а для осуществления судебной власти по шариату, назначает двух кадиев. В целях укрепления позиций ислама в Дагестане из мусульманских областей: Ирана, Азербайджана, Аравии, Хумиса, Шама, Мусылы переселяет 12 племен (тайфа) и поселяет их в Южном Дагестане на постоянное жительство. Поселение такого количества мусульман способствовало к усилению политического, духовного и культурного влияния ислама на дагестанские народы. Абу Муслим известен не только своей деятельностью по исламизации народов Дагестана, но и как основатель государственного образования исламского типа в Дагестане. Не смотря на его усилия, направленные на завоевание многих областей Дагестана и Чечни, ему это не удается. Его походы вглубь гор не всегда приводили к успеху, и в горах Кавказа оставались свободолюбивые народы, которые не подчинялись его власти.

В дагестанском арабоязычном историческом сочинении «Дербенд-наме» сообщается, что вилаеты Хамри, Кюре, Ахти, Рутул, Зейхур подвластны Кумуху. Влияние Шахбала - властителя Дагестана - распространяется, судя по данному источнику, от Дагестана и Чечни до Грузии. Понимая стратегическое значение крепости Дербент, самого северного бастиона Арабского Халифата, Абу Муслим уделяет большое значение укреплению его как военного, так и духовно-культурного центра, сыгравшего впоследствии главную роль в мирном распространении ислама на всем Северо-Восточном Кавказе.

Абу Муслим был первым, кто в средневековом Дербенде определил задачи, подлежащие решению правителя этого города. В «Дербенд-наме» сформулированы задачи, которые он ставил перед правителем: «Если правитель Дербенда будет пренебрегать охраной крепости Дербенда или станет притеснять население налогами «рюсум», которых не было в древности, его отстранят и назначат другого правителя... Если прибудут неприятельские войска, то пусть отправят против врагов войска, а сам правитель Дербенда пусть находится в траншее на месте засады... Если от кафиров прибудут люди для торговли, то пусть они ведут торговлю на расстоянии одного фахсара (пять-шесть км.) и не входят внутрь города. Если от кафиров прибудет посланник, то пусть приведут его с завязанными глазами и отправят обратно также с завязанными глазами, чтобы кафиры не смогли знать о состоянии города». Эти предписания Абу Муслима были вызваны блокадой Дербента хазарами и непокорными горцами, отстаивающими свою Родину в борьбе с арабскими завоевателями.

В 735 году другой арабский полководец - Мерван ибн Мухаммад со стороны Аланских ворот двинул арабские войска на страну хазар. Со стороны же Дербента через Кюру и Хосрех вступила вглубь Дагестана другая часть арабской армии. По утверждению арабского историка Баладзори: «Мерван захватил Туман-шаха (по-видимому, он является одним из аланских предводителей, воеваший против арабов) в плен и отправил его к халифу. Он также наложил на жителей дань в 20000 мер и 200 юношей и девушек рабов». Деятельность Мервана отмечена не только военными успехами, разрушениями, но и созидательной деятельностью. Он восстанавливал разрушенный Дербент, строил в нем новые кварталы, провел в этом городе проточную воду.

В Арабском Халифате в связи со сменой власти династии омейядов династией аббасидов происходит некоторое снижение темпов насильственного распространения ислама в странах и областях, ставших объектами арабских завоеваний. В Южном Дагестане активизируются антиарабские выступления хазар и непокоренных горцев.

Хазары тревожат своими набегами мусульман, укрепившихся в Дербенте. Чтобы защитить мусульманский народ от злодеяний кафиров, то есть хазар, халиф Абу Джафар Мансур повелевает построить от Дербента в сторону хазар крепости и города, в которых оставлялись войска. Для этих целей из областей Шама, Джезиры, Мусилы и других вилаетов (областей) халифата, халиф Мансур направил 47 тысяч строителей, а также 42 тысячи храбрых юных воинов из Хорасана и Шама.

Главнокомандующий мусульманскими войсками Иазид ибн Асад приступает к строительству в Дагестане многочисленных крепостей и населенных пунктов. Построив сотни замков, он заселяет их своими войсками и строителями, прибывшими из центра Арабского Халифата. Однако в 776-777 гг. хазарам удается преодолеть сопротивление мусульман и захватить Дербенд, который был разрушен, а его население рассеялось в Ширване и Берда.

Халиф Харун Рашид в 789-90 гг., чтобы вернуть утерянные позиции арабов на Северном Кавказе, направляет на Дербент полководца Хузейма ибн Хазима с войском. Этот поход увенчался успехом, Дербенд был вновь возвращен арабам. Хузейм ибн Хазим восстановил разрушенные кварталы Дербенда, провел в нем проточную воду, в разных местах построил мосты, укрепил оборонительными сооружениями и благоустроил город. Тех людей, которые совершили неблаговидные дела, арабский полководец отправил к Харуну Рашиду.

В целях благоустройства этого своего северного форпоста Харун Рашид прилагает немало усилий. Он проводит арыки с водой, строит мельницы, повелевает разбить много садов и огородов, в каждом квартале строит амбары и мечети. Харун Рашид дает разрешение населению Дербента низложить его правителя, если с его стороны «выявится измена или расположение к кафирам, или беспечность в отношении священной войны, или он станет притеснителем и тираном». Тем самым он повышает социально-политическую роль мусульман в государственном управлении, утверждает нормы справедливости.

Большая часть населения Северо-Восточного Кавказа до X века включительно не знала ислама, власти арабов. Только в Дербенте, Табасаране, Лакзе население исповедовало ислам, хотя арабам удавалось частично исламизировать покоряемые хазарские города, население и их правителей.

В самой Хазарии в X веке в условиях смешанного в этническом отношении населения, конфессиональная ситуация была пестрой и, судя по арабским источникам, веротерпима. Население хазарских городов, втянутых в орбиту религиозного и культурного влияния арабов, не преследовалось, арабы к иноверцам, признающие их власть, относились терпимо. Они не вмешивались в религиозные дела иудеев и христиан, сохраняли их культовые сооружения. Так средневековый арабский путешественник Ибн Хаукаль сообщает, что одну из столиц Хазарского Каганата - Семендер - до разрушения его русами (965 г.) «населяли мусульмане и другие, и в городе у них были мечети, у христиан - храмы, а у иудеев - синагоги».

О мирном сосуществовании трех мировых монотестических конфессий на Северном Кавказе в период относительного укрепления ислама утверждают и ряд других источников, как арабского, так и неарабского происхождения. Так, о толерантности арабов к христианской вере и культуре свидетельствует Мовсес Каланкатуаци, автор ценнейшего памятника армянской историографии «История страны Алуанк», в котором он сообщает, то Абу Муслим, восстановив разрушенный Дербент, «дворец Каталикоса восточного края не разрушил. Он и поныне стоит там». Имеется в виду армянская церковь, которая находилась на территории Дербента.

В X веке арабская колония в Дербенте и население в близлежащих к нему замках, находясь в окружении неверных, исповедовали ислам. В то же самое время у мусульман имели не только военные столкновения с окружающими кавказскими этносами, но, и, по всей видимости, торговые контакты. Ал-Хамадани указывает границы владений арабов: «Из 360 замков Баб ал-Абваба 110 находились во владении мусульман до земель Табасарана». Как отмечают Л.Х. Авшалумова и М.В. Вагабов, «к X веку завершился арабский период исламизации Южного Дагестана созданием арабских поселений вокруг Дербенда, которые впоследствии стали очагами дальнейшего распространения ислама по всей остальной территории Дагестана».

Ислам до XIII века в Дагестане распространялся в основном насильственными методами, а темпы его восприятия народами Кавказа не были активными. В Южном Дагестане, где возникли арабские поселения, активно велась приморская торговля, проходили караванные пути, укреплялась власть арабов-мусульман. В горах же Дагестана, в частности, в средневековом царстве Серир (Хунзах), в состав которого входила часть территории юго-восточной Чечни, доминировало христианство и язычество, а сами серирцы в течение ряда веков вели войны с мусульманами Южного Дагестана, пытаясь сохранить свои традиционные верования, образ жизни, культурное своеобразие.

На северо-западе Дагестана, где сохранялось господство хазар, ислам утверждался медленно, чем на востоке Дагестана. На территории Алании, граничившей с Сериром, в состав которой в течение несколько веков входила значительная часть нынешней Чечни, явных свидетельств принятия ислама чеченцами ранее XIII века не обнаружено. Хотя арабы в своих походах через Дарьяльское ущелье проникали на территории нынешних Чечни и Ингушетии, насильно склоняли горцев к принятию ислама, тем не менее, отсутствуют письменные и материальные источники, подтверждающие принятие ислама в этот период нахскими этносами. Нахи, составляя часть конгломерата этнически разнородных аланских племен, все еще не были исламизированы. Но это вовсе не означает, что под насильственным влиянием арабов отдельные их представители не могли быть исламизированы.

Важно отметить и такую особенность духовного состояния горцев Кавказа: как только среди них ослабевало влияние арабов, они отказывались от навязанной им веры и возвращались к своим древним верованиям.

Культурно-политическое, конфессиональное равновесие, установившееся на Северо-Восточном Кавказе в период долгого и жестокого соперничества арабского Халифата, Хазарского Каганата и Аланского царства, после уничтожения Хазарии нарушается, и ислам постепенно превращается в доминирующую религию в Дагестане, а несколько позже и в восточной Чечне. В целом влияние арабско-мусульманской культуры на дагестанцев, а через них и на чеченцев, усиливается.

В XIII веке процесс эволюционного распространения ислама в Дагестане и Чечне прерывается разорительными походами на Северный Кавказ монголов, против которых мусульманскими народами Дагестана и Чечни был объявлен газават. Однако нашествие монголов привело к массовому уничтожению дагестанцев и нахских народов, разрушению населенных пунктов, местных христианских и мусульманских культовых сооружений. По признанию В.В. Бартольда, монголы являлись «диким народом, еще совершавшим человеческие жертвоприношения; при завоевании городов жители иногда подвергались поголовному избиению, кроме нужных завоевателям ремесленников, которые уводились в плен».

Когда ряд монгольских правителей принял мусульманскую веру и стал приобщаться к культурным достижениям мусульман, в мире, завоеванном монголами, происходит возрождение науки и искусства. В лице монгольских правителей объявляются покровители и меценаты. Внук Чингис-Хана Хулагу-Хан, уничтоживший Аббасидский Халифат, владевший огромной территорией «от Аравии до реки Джейхун, от Индийского океана до Дербенда», известен как покровитель науки, поэзии, искусства.

При нем в Тавризе были сооружены великолепные здания, представляющие собой непревзойденные образцы арабо-мусульманской архитектуры. По воле этого могущественного правителя знаменитый ученый средневековья Насир ад-Дин Мухаммад Туси «построил обсерваторию в Мараге». В исламизации Золотой орды, куда входил весь Северный Кавказ, строительстве мечетей, просвещении населявших ее народов, большой след оставил правитель Берке, брат Батыя и внук Чингисхана. По сообщению Л.H. Гумилева, о Берке говорили, что «он любил окружать себя богословами и другими учеными и охотно выслушивал проповеди учителей веры».

Мусульманами становятся в 1283-84 гг. Хан Тудеменгу, а за ним и Узбек. Столица Узбека - Новый Сарай, построенный на реке Ахтубы, в начале XIV века по описанию арабского путешественника Ибн-Батуты, был «один из красивейших городов вселенной, занимающий огромную площадь, с красивыми базарами и широкими улицами; для объезда его понадобился целый день с раннего утра до солнечного заката; и все это сплошной ряд домов, среди которых нет пустопорожних пространств или садов; в нем 13 соборных мечетей, не считая многих других». Тот же автор указывает на этническую пестроту столицы Золотой Орды. В ней мирно проживали и вели торговлю монголы, аланы, кипчаки, черкесы (под таким названием объединялись дагестанцы, чеченцы и собственно черкесы), русские, греки, купцы из Персии, Египта, Сирии.

Представляет определенный научный интерес конкретное время распространения ислама на территории Чечни. Этот вопрос является достаточно спорным. Местные религиоведы, как-то: М.Б. Мужухоев, С.Ц. Умаров, Д.Д. Межидов в качестве даты распространения ислама среди чеченцев называют XVI век. С нашей же точки зрения, ислам стал проникать к нахским народам с момента завоевательных походов арабских полководцев на Дагестан и Чечню, не раз проходивших Дарьяльское ущелье (VIII-X вв.), с целью покорения аланов и разгрома Хазарии.

В сочинении «История Абу Муслима» одной из основных тем являются «военные действия Абу Муслима в Ширване и Южном Дагестане, расположение его войска в междуречье под горой, называемой Шах Албурз, битвы с дагестанцами». В трактате сообщается, что «летом он сражался с жителями области Баб ал-Кист, называемой Риджа, а зимой - с жителями Баб ал-Абваба, называемого Дербенд». Как видно, арабский полководец Абу Муслим, которому приписывается исламизация дагестанцев, вел военные действия как на территории нынешнего Дагестана, так и за ее пределами, в области Баб ал-Кист, то есть на территории, где проживали кистины (грузинское название горных чеченцев) Сказанное позволяет выдвинуть версию о том, что в начале X века Абу Муслим осуществлял исламизацию горцев Дагестана и Чечни. В устном народном творчестве чеченцев также бытует легенда об их насильственной исламизации арабским полководцем Абу Муслимом.

Однако дисперсное появление мусульман в юго-восточной части Чечни в период арабских завоевательных походов, а позже при господстве Золотой Орды на Северном Кавказе, вовсе не подтверждает факт массового распространения ислама в этом регионе. Тем более к моменту ослабления арабского влияния на Северо-Восточном Кавказе, а затем в период укрепления здесь монголов, среди неокрепших мусульман, наблюдалось возрождение архаичных религиозных традиций. Горцы, формально принявшие ислам, часто возвращались в лоно своих древних верований. Словом, утверждение ислама среди горцев Северного Кавказа не сиюминутный акт, а длительный, противоречивый процесс, в котором присутствовала насильственная и мирная тенденции, возврат к древним верованиям и переход к исламскому монотеизму.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Свадебный ритуал и его символика
Конфуцианство - духовное начало и экономическое процветание
Становление свадебного обряда на Руси
Возникновение и развитие лакового промысла Федоскино вторая пол. XVIII - XX вв.
Взаимообусловленность характера и национальной культуры
Вернуться к списку публикаций