2012-08-15 14:05:59
ГлавнаяКультурология — Суфизм как составная часть арабо-мусульманской культуры



Суфизм как составная часть арабо-мусульманской культуры


Используя агентурные дела, переданные ему после расформирования КГБ ЧИ АССР, намекая через средства информации, а также при встречах со старейшинами, на сотрудничество ряда авторитетных религиозных деятелей с советскими органами госбезопасности, ему удалось «перевербовать» агентуру КГБ. Почти все белобородые чеченские старики, которые самым активным образом участвовали на различных дудаевских митингах в прошлом в той или иной мере были связаны с КГБ. Все они, их семьи и некоторые родственники мобилизовывались в поддержку политики Дудаева в Чечне.

Однако до сих пор ни в одном исследовании, посвященном дудаевскому периоду в Чечне, механизм обеспечения поддержки чеченским народом Д. Дудаева не объяснен. К политической деятельности совершенно неизвестного в Чечено-Ингушетии советского генерала Д. Дудаева, не имеющего традиционную поддержку в кланах, тайпах, суфийских братствах, чеченский народ воспринимал с большой настороженностью. Ни в начале переворота в Чечено-Ингушетии, ни после его «избрания» президентом Чечни он не имел широкой народной поддержки. Но те, кто сдал ему данные на агентуру КГБ, изображал его в СМИ в качестве демократа и некоторые «кремлевские игроки» сумели в поддержку Дудаева мобилизовать определенную часть чеченского народа.

«Всенародная поддержка Дудаеву», о которой так много сообщалось в российских СМИ была обеспечена не только вышеотмеченными способами, но и решением федерального центра в начале ноября 1991 года навести конституционный порядок в Чечне. Российский десант, направленный Ельциным, Хасбулатовым и Руцким для наведения конституционного порядка в Чечне и высаженный на военный аэродром Ханкала, чеченцы восприняли как реальную угрозу для своего существования. Перед этой угрозой антидудаевская оппозиция была вынуждена пойти на объединение с дудаевцами. Многодневные противоборствующие митинги дудаевцев и оппозиции, слились в один антироссийский митинг, внутричеченский конфликт, основанный на разных видениях политического будущего Чечни и чеченского народа, временно был снят.

Таким образом, российское правительство, приведя к власти Дудаева, укрепив его позиции среди чеченского народа, совершает предательство в отношении тех, кто верно служил своему государству.

Если вначале «чеченской революции» Дудаев ощущал острый недостаток в сторонниках, то после вышеотмеченной политики, приведшей к укреплению его позиций в чеченском обществе, число их заметно выросло. Он манипулировал ими и мобилизовывал против политики центра. Получив кредит доверия от «народа», Дудаев находит в мобилизованных сторонниках явную опору в периоды регулярного обострения борьбы с оппозицией.

Преданные Дудаеву зикристы выдвигаются на ведущие должности в системе духовного управления мусульман Чечни, получают доходные места. Бывший ректор Исламского института в Чечне последователь кунтахаджинского вирда М. Насуханов произнес примечательную фразу: «Раньше (имеется ввиду при Д. Завгаеве, бывшем руководителе ЧИ АССР) власть в Чечне находились у последователей накшбендийа, а теперь власть находится у нас». Сказанное достаточно точно определяло соотношение сил между зикристами и накшбендийцами как до прихода Дудаева к власти, так и после.

Политический радикализм Д. Дудаева, проявившийся в провозглашении суверенного Чеченского государства, в реализации программы полного сепаратизма, опора на зикристов, освобождение от должностей последователей накшбандийа, главным образом, последователей вирда чеченского шейха Дени Арсанова, оттеснение их на периферию политической жизни способствовали политической организации антидудаевской оппозиции.

С началом противостояния Верховного Совета Чечено-Ингушской Республики и сторонников Дудаева осенью 1991 года многие представители накшбендийа и значительная часть национальной интеллигенции, имевшая тесную связь с этим тарикатом, становятся на путь политической борьбы с чеченскими «революционерами». Ими организовываются антидудаевские митинги, осуществляется идеологическая пропаганда по развенчанию экономических, политических ошибок новой власти. В свою очередь идеологи «чеченской революции» на своих митингах обвиняют противников в предательстве интересов народа, сотрудничестве со спецслужбами России, в диверсиях совершаемых на территории Чечни.

Если в годы депортации деятельность суфийских братств являли собой фактор единения народа, сохранения его культуры, латентного противостояния безбожной советской власти, то в борьбе за власть они невольно превращались в послушное орудие политиков, что способствовало разрушению единства чеченского народа, сложившегося в годы ссылки и после возвращения на родину.

Накануне войны в Чечне в 1994 года политический авторитет Дудаева резко снижается, число его сторонников уменьшается, до минимума сужается его социальная база, состоявшая в основном из оплачиваемых безработных жителей села, части искусственно мобилизованных зикристов. Материальное положение различных слоев населения сильно ухудшается, при баснословном обогащении дудаевского клана и его прямых родственников. От режима Дудаева страдали все граждане Чечни, его существование становилось все более невыносимым. Некогда цветущая Чечено-Ингушетия превратилась в преступный анклав, в котором господствовало насилие, царствовало беззаконие.

Антидудаевские силы в основном состояли из представителей надтеречных, предгорных и некоторых горных районов, преобладающее большинство которых так или иначе были связаны с накшбандийскими вирдами шейхов: Дени Арсанова, Абдул-Азиза Шаптукаева, Абдул-Ваххаба Аксайского и др.

В исследованиях авторов, специализирующихся по чеченской тематике, встречаются суждения, констатирующие, что сторонники Дудаева в основном состояли из горных чеченцев, а оппозиция - из чеченцев равнинных. Такой подход с большой натяжкой можно признать верным, ибо в горах было не меньше противников режима Дудаева, чем на равнине, и обратное может утверждать тот, кто далек от знания нынешнего расселения чеченского этноса и его социальной структуры.

Конфликт между оппозицией и дудаевцами часто сопровождался кровопролитием противоборствующих сил. Это имело место на территории г. Грозного, Грозненского, Урус-Мартановского, Надтеречного, Шалинского районов. В борьбе за власть в Чечне с обеих сторон гибли чеченцы, ввергнутые в братоубийство теми, кто находился у власти, лишился ее и был заинтересован в масштабном внутри чеченском кровопролитии.

Столкновение Дудаева и его сторонников с оппозицией началось с первых же дней прихода его к власти. И оно имеет свою идеологическую подоплеку. Дудаев и его сторонники, судя по их многочисленным утверждениям, добивались «свободы и независимости» для всего чеченского народа, освобождения его от «имперского ига» России. Оппозиция, в основном состоявшая из бывшей партноменклатуры, совхозно-колхозного руководства, достаточно привилегированного слоя общества - тяготела к России и не желала выхода Чечни из её состава.

Сепаратизм дудаевцев, объявленного «чеченским сепаратизмом», получил поддержку именно в Москве, у сторонников демократии, у тех, кто стал на путь развала СССР и суверенизации Российской Федерации. Три года существования режима Дудаева в Чечне привело к полной дискредитации идеи суверенитета, к экономическому ухудшению жизни граждан, духовному и моральному разложению общества, углублению межклановых и внутринациональных раздоров. В республике господствовали преступники, неспособность власти установить законность и правопорядок становилась все очевиднее. Этот период социального и духовного безвременья, явился тяжким физическим, политическим, моральным испытанием для народа. Дудаев и его сторонники в религиозном сознании простых чеченцев ассоциировались с разрушительной силой, Даджжалом (Антихристом), посланным Богом в наказании за грехи народа.

Конфликт между центральной властью и режимом Дудаева порою приобретал причудливые очертания. Чечня превращалась в криминальную зону, где сошлись все преступные элементы бывшего СССР. Несмотря на резкое ухудшение правопорядка, ежегодно в Чечню по нефтепроводу на переработку поступали десятки миллионов тонн нефти, а полученная продукция отправлялась через Новороссийские нефтяные терминалы в зарубежные страны. Колоссальные средства от реализации нефти и нефтепродуктов оседали в западных банках, скрываясь от центральной власти и народа. Главная роль в их сокрытии играл именно Д. Дудаев. Его «компаньоны» из центра не смогли получить, причитающую им долю, а Дудаев и не собирался ее добровольно отдать. Этот конфликт явился причиной существенной причиной войны в Чечне в 1994 году. Но, тем не менее, этот аспект так и не стал предметом анализа исследователей. Апогей политической конфронтации центра и мятежной периферии имеет четкое экономическое основание.

Деятельность же чеченской оппозиции против режима Дудаева следует рассматривать как повод, позволивший федеральному центру наказать коварного генерала. Так называемый Временный Верховный Совет был использован для давления на Дудаева. Обладая возможностью консультировать высшее политическое руководство России по проблемам Чечни, лидеры этого временного органа стали призывать руководство России с силой решить «чеченский вопрос». 26 августа 1994 года попытку свергнуть Дудаева предприняла оппозиция, которая потерпела сокрушительный разгром от него. Затем были введены в Чечню регулярные части российской армии. Политический конфликт, напряженно протекавший между центром и Ичкерией, был искусственно переведен в стадию войны. И участие в этом конфликте чеченского народа было номинальным, хотя политики приложили немало усилий, чтобы шире втянуть его. Последствия войны, длившейся с 1994-1996 годов, оказались исключительно трагическими для всего народа Чечни. Экономически, политически и морально пострадала от этой войны и сама Россия. Число погибших российских солдат в этой войне превышает, числа погибших советских солдат в Афганистане. Многочисленные жертвы среди мирного населения Чечни, разрушение более ста населенных пунктов, уничтожение всей экономики, социальной сферы, придали этой войне религиозный характер. Все больше чеченцев оказывались в рядах воюющих, волна негодования, овладеваемая ими, преступлениями совершаемыми российскими войсками, приобретала масштабный характер. Для многих верующих простых чеченцев сопротивление российским войскам означало участие в газавате.

Когда в декабре 1994 года в Чеченскую Республику были введены российские войска для наведения «конституционного порядка», чеченский муфтий X. Алсабеков последователь Кунта-Хаджи, по настоянию Д. Дудаева, объявляет, что сопротивление чеченцев российской армии является газаватом, но, оказавшись в Знаменке, где находилось командование российскими войсками и оппозиционные Дудаеву силы, он заявляет обратное. После такой скользкой позиции муфтия в Чечне остро возникав вопрос: является ли сопротивление чеченцев газаватом или нет? Традиционное чеченское духовенство, сформировавшееся в годы советской власти, практически выступило против признания сопротивления чеченцев газаватом.

Эту же позицию явно выразили такие известные чеченские алимы как М.- Б.-Х. Арсанукаев, Ш.-Х. Газабаев и др. Все кто её придерживался были признаны коллаборационистами. (Во время военных действий в Чечне Ш.-Х. Газабаев был похищен боевиками, подвергнут издевательствам и жестокому избиении). Молодые представители чеченского духовенства, в основном получившие образование в арабских странах, объявили войну против российских войск газаватом и призвали каждого чеченца-мусульманина на священную войну. Через собственное телевидение ими зачитывается письмо, якобы полученное от муфтия Мекки, признающее сопротивление чеченцев газаватом. Вместе с тем ни одно мусульманское государство официально не поддержало борьбу чеченцев и не заявило, что она является газаватом. Позиции традиционного духовенства и молодых исламских радикалов оказались диаметрально противоположными. Здесь столкнулись разные поколения, с различными духовным опытом и жизненными политическими воззрениями.

Идея построения в Чечне исламского государства - результат войны в Чечне, усиления влияния ваххабитов среди «ичкеринского руководства». Д. Дудаев, сторонник построения в Чечне светского государства, признал необходимость реализации этой идеи на практике.

20 августа 1996 года в г. Грозном над X. Алсабековым состоялся шариатский суд, признавший его действия антишариатскими и осудивший его, к наказанию - нанесению 80-ю палочными ударами. Это наказание шариатского суда по отношению к бывшему дудаевскому муфтию было исполнено.


Акаев Вахит Хумидович



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Духовная культура Древней Руси
Христианская этика как основа русской этической системы
Нравственные ценности в структуре мировоззрения и культуры
Древнерусская эстетическая мысль: византийское и самобытное
Возникновение и развитие лакового промысла Федоскино вторая пол. XVIII - XX вв.
Вернуться к списку публикаций