2012-08-07 18:52:55
ГлавнаяКультурология — Культурный стереотип как способ освоения действительности



Культурный стереотип как способ освоения действительности


Процессы упрощения и схематизации, которые являются основой любого стереотипа, абсолютно необходимы как для регуляции человеческой деятельности в целом, так и при обработке поступающей извне информации. Современные исследования стереотипов показали, что социальные стереотипы являются относительно устойчивыми когнитивными структурами, связанными со схематизацией общественного опыта, служащими фильтром для вновь поступающей информации. Стереотипы, являющиеся элементами категориальной системы человека, опосредуют его дальнейшую когнитивную деятельность, детерминируют и регулируют поведение.

Понятие «стереотип» подразумевает выделение субъектом наиболее характерных и типичных атрибутов оцениваемого объекта или ситуации, тогда как основание социальной категории могут создавать и менее характерные, и более яркие, и самые общие атрибуты. Степень выраженности стереотипных оценок находится в прямой связи с соотношением различных категориальных процессов у конкретного индивида. У разных людей ведущими могут быть различные типы категоризации - одни более склонны к стереотипизации, другие - к идеализации, третьи — к нивелированию черт. Поскольку в обществе всегда имеют место как тенденции к унификации (которые проявляются в выработке общих для группы программ поведения), так и тенденции к разнообразию, диверсификации черт характера и моделей поведения, то одни люди более склонны к первому («быть как все»), другие ко второму («быть не похожим на других»).

Для того чтобы лучше понять гносеологические корни стереотипизации, рассмотрим ее отличие от идеализации. Идеализация - это мысленное обобщение, предельно акцентирующее в чувственно-образной форме некие позитивные ценности, либо негативные стороны действительности. При этом реальность окрашивается в цвета избранного идеала и мыслится лишенной противоречий. Идеал следует понимать как образ должной и желаемой ценности эстетического, нравственного, социально-политического или экономического характера, способный оказывать значительное влияние на целеполагающую деятельность людей.

В отличие от выделения яркого и желаемого стереотипизация обобщает действительность, выделяя наиболее характерное в явлениях и объектах, что, таким образом, предполагает некоторую индивидуализацию, но поскольку и объекты берутся в массовом масштабе и обобщение осуществляется массовым сознанием, склонным к стандартизации и шаблонизации, то результатом является выделение признаков, характерных, но деиндивидуализированных. Содержание стереотипа разделяется большой группой людей и тесно связано с культурной картиной мира.

Стереотипизация не только когнитивный, но и коммуникативный процесс, осуществляющийся в результате социокультурного взаимодействия. В ходе этих процессов люди представляют друг другу индивидуальные и групповые символические порождения, которые через апробации и оценки могут стать общественным достоянием, социокультурными образцами.

С самого начала становления культурологических исследований стереотипы являлись их эмпирией. Социальная и культурная антропология XVIII века (работы Ш. Монтескье, Дж. Вико, И. Гердера и др.) представляла собой своего рода обобщение данных, полученных в период географических экспансий Нового времени. Сравнение собственного образа жизни и культурных ценностей с теми, что свойственны другим народам, стимулировали дискуссии о правомерности культурного многообразия. Как известно, этнопсихологические сравнения всегда связаны с личными восприятиями: не только записки путешественников, но и научная компаративистика того времени во многом связана с субъективной интерпретацией, в особенности с прогрессивистским оценочным критерием. Идеи Просвещения индуцировали понимание культуры как «высокого» уровня развития общества, поэтому чужие стереотипы поведения и иные способы переживания реальности оценивались как запаздывание или отклонение.

С самого начала XX века понятие «культура», продолжая сохранять свой философский статус, становится более научным. Для концепции О. Шпенглера, А. Тойнби, П. Сорокина был характерен неоромантический интуитивистский подход к истолкованию ценностного смысла культур. Социальная и культурная антропология того времени исследует системы локальных стереотипов поведения и представления через наборы «эволюционных» универсалий. Воспринятая структурной антропологией идея равноценности культур в ее крайнем развитии порождает в свою очередь дискуссии о правомерности и границах культурного релятивизма. В наибольшей мере концепцию «культурного релятивизма» разрабатывал видный американский антрополог М. Херсковиц, который понимал культуру как «сумму поведения и привычного способа мышления людей, образующих данное общество».

Вопрос о том, в какой степени идеальные, общие понятия соответствуют этнокультурной действительности, заставляет развести, хотя и исследовать в неразрывной связи, стереотипы сознания и стереотипы поведения. С одной стороны, стереотип - это упрощенный, схематизированный образ социальных объектов или событий. Это именно структура сознания, а не мышления, поскольку сюда относятся не только привычные способы объяснения, но и автоматизмы восприятия, обусловленные инкультурацией индивида (т.е. усвоением «своей» культурной символики и видов ее взаимодействия с «чужой»). Стереотип сознания - сложная информационная единица. Прежде всего, этот феномен состоит из двух взаимосвязанных компонентов: когнитивного образа, обеспечивающего предрасположение субъекта к восприятию информации, и инструментально-практической установки, которая создает контекст оценивания информации.

С другой стороны «под стереотипами понимают устойчивые, регулярно повторяющиеся формы поведения. Это своего рода штампы, шаблоны, образцы поведения, принятые в той или иной культуре». Стереотипы сознания и поведения тесно связаны между собой и усваиваются в процессе овладения этнокультурным опытом, специфическим для данной локально-исторической культуры. Процесс вхождения человека в культуру (инкультурация) обеспечивается всей системой культурных институтов. Он неотделим от процесса социализации. По нашему мнению, социализация - это процесс освоения социальных отношений, т.е. ролей и статусов, тогда как инкультурация есть присвоение ценностей. Ведь в традиционных способах мышления и действий находят свое выражение глубинные, базисные ценности культуры. В детстве этот процесс осуществляется индивидом во многом бессознательно, а в дальнейшей жизни может сознательно утаиваться от других. Как отмечает Т.Е. Васильева «стереотипы остаются на уровне скрытых субъективных умонастроений, которые индивид и общество чаще всего от «чужих» намеренно скрывают».

В повседневной жизни человек, как правило, лишен возможности подвергать критическому анализу принятые стандарты поведения. Поэтому в обыденной действительности люди чаще всего поступают шаблонно. Внешнее поведение людей в культурах всегда было в большей или меньшей степени ритуализовано и стереотипизировано. Все изменения, которым подвергаются базовые ценности конкретной культуры в историческом процессе внешне можно отследить путем изучения изменяющейся системы стереотипов поведения. Вместе с ними изменяется и манера поведения членов различных социокультурных групп. В отличие от традиционного общества, где этикетные требования приближались к строго канонизированному ритуалу, в современных условиях поведение людей становится более свободным. Но и в современной культуре с ее разнообразием традиций, норм, ценностей, стереотипы по-прежнему играют важную роль в регуляции взаимоотношений между людьми. Стандарты поведения в современном мире коррелируются с реальной стратификацией общества. Каждая социокультурная группа имеет свои специфические стереотипы поведения. Именно они создают внешние различия социокультурных групп.

Стереотипизация существует на разных уровнях социокультурного взаимодействия, однако чаще всего ассоциируется с этническими и расовыми, значительно реже с возрастными или профессиональными особенностями поведения. Стереотипизация чаще всего осуществляется там, где разница в шаблонах поведения проявляется достаточно ярко. В современной теории межкультурной коммуникации принято выделять следующие виды стереотипов:

1) расовые;

2) этнические;

3) географические;

4) гендерные;

5) социальные;

6) политические;

7) профессиональные и т.д.

Обычно их рассматривают как существующие на уровне языка и способные создавать помехи в межкультурном общении. Любая классификация такого рода носит условный характер. Поскольку мы рассматриваем стереотипы как явления массового сознания, проявляющиеся на уровне субъективной культуры, то считаем удобным группировать их следующим образом:

этнические (включая и расовые);

гендерные;

профессиональные;

институциональные (организационные);

групповые (включая субкультурные и возрастные).

Именно эти виды стереотипов исследованы нами в качестве наиболее конфликтогенных.

Очевидно, нет людей совершенно свободных от стереотипов, следовательно, можно говорить лишь о разной степени стереотипизации у коммуникантов разных типов. Логично предположить, что степень стереотипизации обратно пропорциональна опыту гетерономного взаимодействия (т.е. общения в самом широком смысле). «Однако это правило не всегда срабатывает из-за индивидуальных особенностей коммуникантов и может усугубляться из-за черт, неблагоприятных для общения (недоброжелательности, предвзятости, склонности к критиканству и т.д.)». С нашей же точки зрения это происходит потому, что функциональным полем стереотипов является граница сознательного и бессознательного в поведении человека. В процессе стереотипизации субъект в значительной мере деиндивидуализирован и бессознательно становится проводником массовых представлений и привычек. Именно с этим связана многократно отмеченная устойчивость стереотипов в отношении опровергающего их личного опыта. Здесь мы имеем дело с влиянием массовой культуры на внутренний мир личности.

Применительно к межкультурному общению исследователи выделяют экзостереотипы, те, которые сложились у представителей одной культуры относительно другой, и эндостереотипы, т.е. мифы о самих себе, существующие внутри данной культуры. Здесь выделяется оппозиция «свой - чужой». Мы же будем выделять автостереотип, т.е. зафиксированное в образе представление человека о своей группе и о себе, и гетеростереотип - представление о других группах, обладающих иными, отличительными признаками. В этом случае акцент делается на оппозиции «мы - они», поскольку эта оппозиция носит более широкий характер и не несет в себе предзаданности конфликтов. Для нашего исследования важное значение имеет выделение внутреннего и внешнего стереотипа. В отличие от большинства исследователей мы будем понимать под внутренним стереотипом то его содержание, которое имеет отношение к психическому ядру индивида (самости, эго). Под внешним стереотипом соответственно будет пониматься его содержание, имеющее отношение к социальному лицу индивида (суперэго, роль, маска, статус). Таким образом, в нашей работе исследуется культурный стереотип как представление, отражающее обыденный уровень концептуализации культурной специфики и оказывающее при первичном контакте сильное влияние на взаимные ожидания партнеров.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Национальный характер как культурологическая модель
Социокультурное и общеисторическое значение религиозных преобразований средневековой Руси
Духовный идеал русской культуры
Нравственные ценности в структуре мировоззрения и культуры
Музыка в структуре мира
Вернуться к списку публикаций