2012-08-07 17:13:11
ГлавнаяКультурология — Историческая динамика феномена кича и его восприятия



Историческая динамика феномена кича и его восприятия


Видоизменения иерархической модели культуры.

Исследуя кич как феномен «массовой культуры», необходимо определить само понятие «массовой культуры». Оно появилось в середине XIX века и стало обозначать «произведения искусства, ставшие доступными аудитории при помощи функционирования тенденций массовизации» (серийное производство, репродуктирование, то есть распространение культурной продукции), а также «комплекс духовных ценностей, которые соответствуют вкусу и уровню развития массовых потребностей». В этом смысле массовая культура предстает как феномен культуры Нового времени, как ее «низовой» пласт, соответствующий «уровню» масс.

Понятие «массовой культуры» в разных научных традициях трактуется по- разному. Например, существует американская концепция разделения культуры на кич, массовую культуру, мидкульт и авангард (последний приравнивается к высокой культуре), появившаяся в 1950-е годы. Для отечественной традиции игнорирование средних значений. Этим термином называют произведения известных и популярных авторов, претендующих на звание высокого искусства, с одной стороны, сувенирно-прикладную продукцию художественных и туристических вернисажей, бульварную литературу и т.д. - с другой. Преобладание оценочного максимализма над потребительской нейтральностью связано, вероятно, с отсутствием на протяжении длительного времени среднего класса как социокультурного агента и, соответственно, системы ценностей среднего класса. Кроме того, ситуация рыночной системы во всех сферах жизнедеятельности является новой и непривычной для носителя отечественной культурной традиции. Существует также концепция, в соответствии с которой кич является стилем в искусстве, появившимся к 1970-м годам на смену «психологическому» стилю.

Если первоначально элита и масса - два культурных полюса, выделенных по количественному и по качественному признаку, - были единственной моделью культуры, то в современной ситуации отношение к этой проблематике меняется. Это связано, вероятно, с влиянием культурной идеологии на гуманитарную науку, в результате которого «тоталитарность» эстетической оценки как единственно возможной сменилась на «демократию» и плюрализм. Пришло осознание, что кич можно отнести к любому произведению, даже в области «высокой» культуры, не удовлетворяющему эстетические требования субъекта оценки.

Термин «высокая культура» является не менее условным, чем термин «массовая культура». В разные периоды под «высоким» понималось разное: в средневековье и в период Возрождения «высокими» считались образцы классического искусства и подражания им. Затем спор «древних и новых» стал свидетельством трансформации системы оценок и общественное сознание начало принимать новое искусство как ценное и «высокое». К концу XIX века традиционная ориентация на классику перестала быть актуальной, термин «высокая» культура все больше стал относиться к ломающему классические каноны авангарду, а массовая продукция заполняла рынки и требовала собственных критериев оценки, отличных от классических художественных критериев.

Для работы с терминами «массовая культура» и «элитарная культура» определим первую как культуру «потребителей» (реципиентов), получающих массовую продукцию с помощью средств массовой коммуникации. Перенося определение из «вертикальной» иерархической модели культуры в «горизонтальную», можно сказать, что «массовая культура» есть феномен распространения установок и ценностей большинства, которое произошло благодаря развитию технических средств репродуктирования и СМК. При этом тираж и степень популярности массового издания остаются неопределенными, поскольку уточнение количественной границы, на которой факт становится культурным феноменом, является глобальной социологической проблемой, не решаемой в рамках данной работы. «Элитарную» культуру можно определить (также по функциональному критерию) как культуру производителей и аналитиков - людей, поставляющих образцы для тиражирования.

Взаимоотношения «массовой» и «элитарной» культур не соответствуют простому противостоянию. Эти типы культур не являются взаимоисключающими культурно-ценностными пространствами, их нельзя распределить по «вертикальной» шкале от «витальности» к «культурности» или наоборот. В соответствии с «вертикальной» моделью любой реципиент элитарной культуры уподобляется образу Дикаря из антиутопии О. Хаксли, не включенного в контекст повсеместно распространенной культуры, нормативной для всего мира, объятого СМИ и техническими средствами связи. Но в реальном современном мире такая ситуация невозможна: каждый, независимо от социальной среды, семейных традиций, образования и профессии, с раннего детства становится адресатом массовой коммуникации, а значит и «массовой» культуры. Находясь в питательной среде «массовой» культуры, «элитарная» продуцирует новые формы, а затем снова поставляет их «массовой». В последние десятилетия эффект учащающего колебания маятника стал постепенно преобразовываться в новую форму постоянного взаимодействия, в котором уже нельзя однозначно определить источник и результат заимствования.

Характерно, что «производители» культурных образцов регулярно являются «потребителями» массовой культуры - именно поэтому мы рассматриваем «элитарную» культуру как субкультуру в отличие от «массовой» культуры как общего контекста для всех субкультур и других типов культурных образований (этнических, политических и т.д.). Обратное изменение статуса от «потребителя» к «производителю» часто приводит к появлению «графомании», «наивного искусства», самодеятельности - то есть, с точки зрения профессиональной критики, кича.

Кич с момента своего появления видоизменился и приобрел новые формы, заняв более широкие культурные рынки. Прежний статус кича как самых дешевых произведений сугубо практического применения («бульварная литература», календарно-сувенирная, почтовая и другая «культурная индустрия»), не претендующих на художественность или духовную значимость, сменился на новый. Основная масса произведений кича уже не может называться дешевыми поделками - они являются областью больших финансовых вложений и применения новейших технологий, отражают все наиболее актуальные в культуре тенденции, вплоть до философских концепций и научных разработок. Понятие «кич» практически слилось с понятием «мидкульт». Основной характеристикой и того, и другого стала ориентация на культурно значимый образец и сегодня целесообразно новейших технологий, отражают все наиболее актуальные в культуре тенденции, вплоть до философских концепций и научных разработок. Понятие «кич» практически слилось с понятием «мидкульт». Основной характеристикой и того, и другого стала ориентация на культурно значимый образец и сегодня целесообразно использовать термин «мидкульт» для обозначения социальной характеристики потребителей, их уровня жизни и требований к стоимости произведения.

От термина к понятию. Этимология и контент-анализ.

Термин «кич» заимствован, и хотя его этимология считается до сих пор неточной, его появление в большинстве этимологических словарей относят к мюнхенскому художественному кругу 1870-х годов, в котором «кич» означал «халтурно сделанное» произведение на продажу. Таким образом, этот термин прошел путь от узкого понятия до универсального концепта. Для полноценного анализа кича необходимо рассмотреть сначала лингвистические корни термина (этимологию, историю распространения и заимствования), затем структуру образовавшегося современного понятия (что входит в область обозначаемого, как взаимосвязаны элементы), и затем только - собственно феномен, его формальные и функциональные характеристики, субкультурный, исторический, социальный и т.д. контексты бытования - то есть место в морфологии культуры.

В качестве этимологических истоков словари упоминают несколько понятий: «verkitschen» - распродавать, снижать цену, продавать что-либо вместо того, что было заказано (искусственно состаренную мебель, новую вместо старой и т.д.); «kitschen» - халтурить, а также сгребать грязь и мусор в кучу; английское слово «sketch» - быстрый рисунок, набросок (продаваемый вместо оригинала как его более дешевый вариант). Кроме того, близкие по звучанию слова «ketsch» («слишком разварившийся, болотный»), «klatschen» («хлопать в ладоши») и «klitschen» («падать, шлепаться»), как и собственно слово «kitsch», могут иметь происхождение в ономатопее - звукоподражании, в котором шипящий звук символизирует преувеличенное неприятие.

В русском языке к заимствованным значениям имитационности и низкопробности благодаря звуковой близости слов добавляется коннотат «кичливости». Слово «кичиться» происходит от древнерусского «кика» - чуб. Семантическая яркость кича, ориентация на узнаваемость среди остальных артефактов (например, произведений искусства) воплотились в российском представлении о нем через слово «кичиться», не родственном термину «кич» по происхождению, но близкому по звучанию и смыслу.

До последнего времени в русскоязычных источниках использовалось написание «китч», корни которого - в прямой транслитерации с латиницы в кириллицу в связи с немецким заимствованием термина. В последние несколько лет тенденция к упрощению написания и приведению его в соответствие с правилами произношения в русском языке закрепила написание «кич». Теперь первоначальное написание «китч» воспринимается как устаревшее.

По сравнению с этимологией, кич в современном употреблении обладает как сходными, так и различными чертами. Прежде всего, сохранилась негативная оценка как наиболее явный смысловой пласт этого понятия (оценка присутствует во всех языках, использующих этот термин), а также ассоциация с художественной сферой и рыночностью как неотъемлемым качеством кича. Отличие современного термина от его этимологических корней в его универсальности и интернациональности. Кич относится теперь не только к псевдохудожественному рынку, но к совокупности явлений в самых разных областях. Интернациональность термина была выявлена исследователями еще в середине XX века - из узкого заимствованного термина, относившегося только к феноменам изначального ареала распространения, термин «кич» во всех европейских языках превратился в концепт для обозначения аналогичных феноменов. Можно различить несколько уровней кича как по эстетическому критерию (то есть критерию соответствия доминирующей эстетической парадигме), так и по потенциалу ироничности и рефлексивности (как правило, эти критерии совпадают с уровнем рыночной стоимости) - от самых низких слоев, служащих исключительно практическим целям («бульварные» издания, любовные романы в «карманных» переплетах, ювелирные и декоративно-прикладные подделки под драгоценные металлы и камни и т.д.: то, что в рамках западной традиции середины XX века в первую очередь и называется кичем) до высокого уровня имитаций не без оттенка иронии (популярная литература известных авторов, кинематограф, «глянцевые» журналы, телевидение и т.д. - то есть «мидкульт»). Этим термином могут называть одновременно сувенирную продукцию туристических центров и «ультрамодные» стилизации национального искусства, бульварную литературу и романы именитых авторов, подделки под драгоценные металлы или камни и изделия из самих металлов и камней, произведения индустриального массового и авторского, эксклюзивного дизайна.

Рассмотрим представление о киче, образовавшееся в результате культурно-исторических и социальных изменений, произошедших со времен появления термина, те устойчивые признаки которые присущи любому произведению, именуемому кичем. Поскольку термин до сих пор остается аксиологическим, для изучения представления о киче необходимо проанализировать мнение той социо-культурной группы, которая является источником, субъектом оценки - то есть культурной «элиты». Очевидно, что само деление на «элитарную» и «массовую» культуру исходит из элитарной среды, которая продуцирует образ массовой культуры и кича в частности, дает этому феномену оценку и создает систему ценностей исходя из собственных представлений о культуре и «культурности».

Для носителей «элитарной культуры» (субъектов оценки) характерно письменное выражение идей и концептов. Эти идеи и концепты распространяются через публикацию, выступление или другие механизмы диффузии и адаптации культурно значимой информации в широких кругах ее потребителей - то есть становятся артикулированным образом феномена в культуре. Выявление образа кича в современной культуре с помощью контент-анализа таких публикаций представляется наиболее эффективным.

Для анализа было выбрано два вида текстов - словарные статьи (на европейских и русском языках) и русскоязычная публицистика.

Первым этапом исследования был анализ словарных статей на иностранных языках. По результатам этого анализа были выявлены основные коннотативные значения термина кич:


Коннотативнное значение

%

Дурной вкус

(54%)

Имитативность, тиражированность, серийность

(44%).

Сентиментальность, сюжетность и занимательность

(33%)

Массовость и популярность

(18%)

Рыночность и коммерсиализированность

(10%).

«Инобытийность», несовременность, немодность

(8%)


Для каждого словаря был просчитан процент встречаемости каждого значения: так, например, в энциклопедическом словаре Grand Larouss 1990 года кич определяется только через категорию «Дурной вкус», в то время как в словаре по художественным стилям German Bazin 1987 года в определении присутствуют сразу все категории.

В приведенном примере отразилась важная, на наш взгляд, тенденция: в общие (энциклопедические, толковые) словари попадает то значение, которое бытует в общественном сознании и которое наиболее важно, с точки зрения авторов словарей, для понимания феномена в текущей культурной ситуации. Поэтому именно в этих словарях наиболее часто встречаются категория «дурной вкус». Художественные словари более подробно описывают явление, стремясь к оценке всех его характеристик. В некоторых из них статьи, посвященные кичу, можно назвать отдельным исследованием, которое касается этимологии, искусствоведческого анализа, истории понятия, примеров и обзора аналитической литературы. Словари (особенно общие) являются научно-популярными текстами, отражающими нормативные представления о феномене, его образ, сложившийся в культуре. Этот образ на момент издания словаря, возможно, уже потерял актуальность, так как словари выражают, как правило, не инновационные тенденции, а «классические» - ставшие нормой. И тем более важным моментом представляется анализ этих текстов с точки зрения выявления отстоявшихся ментальных структур той или иной культуры.

Объединяя в одно исследование словарные статьи на английском, французском и немецком языках, мы имеем в виду, что для различных европейских стран возможны нюансы в значениях, и особенно в сравнении с представлениями, господствующими в США, но они несоизмеримо меньше разницы между западным и российским восприятием кича.

В отечественных словарях слово «кич» не встречалось до 1991 года и единственным источником для изучения бытования этого термина в более ранний период может служить пресса, в которой он появился в 1970-е годы. С начала и до середины 1990-х годов термин «кич» употребляется в основном для определения феномена «буржуазной» культуры, что отражало общенаучную установку на восприятие этого явления.

Публицистические тексты (музыкальные, художественные, кинематографические и литературные рецензии, интервью, аналитика, обзоры) были сведены в один текст. Затем с помощью программы TACT были выведены все варианты словосочетаний и контекст, в котором встречается слово «кич». Лексические соответствия коннотативных категорий, выявленных по результатам анализа словарных статей, были занесены в таблицу и посчитано конечное число встречаемости этих категорий. Так, например, категории «Дурной вкус» соответствовали следующие слова (некоторые из них - в отрицательном значении): «безвкусица», «вкус», «высокий», «низкий», «качество», «прекрасное», «псевдоискусство», «квазилитературный», «элитарный», «эстет», «интеллект», «интеллигенция», «Борхес», «дешевый», «бульварный», «чтиво». Процент популярности той или иной категории был получен с учетом количества упоминании каждого из этих слов.

Полученные результаты позволили, во-первых, определить проблемное поле кича, воспринимаемое представителями «элитарной культуры», и во-вторых, выявить разницу между представлениями о киче в западных и отечественных источниках. Эта разница оказалась значительной: русскоязычные источники отражают на одну категорию больше, чем западные. Коннотативное значение «государственный кич» встречается только в отечественных статьях, причем оно гораздо более акцентировано, чем другие значения - например, «массовость». С другой стороны, в русскоязычных источниках практически полностью отсутствует значение «рыночности». И тот, и другой факт объясняется специфической культурной ситуацией в России на протяжении советского периода истории. Замена рыночных отношений государственным регулированием, в том числе в художественной области, привела к трансформации понятий: кич приравнивается к соцреализму и «государственному официозу».

Представленные категории понятия «кич» неоднородны и не могут рассматриваться как его равноправные составляющие. Они, скорее, являются смысловыми полями, которые сходятся в этом понятии и обозначают круг проблем, традиционно ассоциируемых с кичем. Для данного исследования эти смысловые поля стали структурным основанием - анализируя каждое коннотативное значение по отдельности и их взаимосвязь, мы можем реконструировать образ кича в современной культуре.

После обзора истории понятия «кич» необходимо привести собственное «рабочее» определение. Трудность этой задачи связана с природой самого кича. Последний существует как оценка, как зрительская рецепция и реакция. Реальные феномены, называемые «кичем», вне этого «называния» обладают схожими признаками, но могут быть расценены иначе: как постмодернистская игра, наивное искусство или художественная «неудача». Иными словами, определение кича будет тождественно его пониманию среди субъектов оценки. Поэтому при выявлении примеров кича в «первичном» материале мы будем использовать мнение авторов публицистических, критических и научных текстов - то есть «вторичный» материал. Эти тексты обладают для исследователя нормативным статусом, так как определяют те или иные феномены как кич.


Конрадова Наталья Александровна



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Развитие русской нравственной философии
Культурный интертекст кича
Эволюция массового сознания в русской культуре 17-19 веков
Культурно-антропологические особенности потребления вещей
Межличностный конфликт как столкновение культурных стереотипов
Вернуться к списку публикаций