2012-08-07 17:13:11
ГлавнаяКультурология — Историческая динамика феномена кича и его восприятия



Историческая динамика феномена кича и его восприятия


Научное изучение проблемного поля кича

Началом изучения проблемного поля кича в западной научной традиции можно, вероятно, считать философские концепции «элитарного» и «массового», которые появились в начале XIX века и наложили весомый отпечаток на всю историю изучения этой проблематики. Эти концепции связаны с культурфилософской романтической и постромантической традицией. С начала XIX века философы осмысляют и оценивают новую социальную и культурную ситуацию в критическом ключе. Романтические концепции элитарного искусства основывались на художественном и культурном идеале античности и критике буржуазной культуры. Основной герой романтизма - художник в «странном мире», противопоставленный действительности, изолированный от нее и от других людей. Поиски новых оснований категории эстетического Новалисом и Шеллингом в природе, «новой мифологии», а также конфликт романтического искусства и публики были проанализированы Гегелем, который акцентировал внутренние процессы искусства и изменения структуры эстетического сознания, разрыв со «субстанциональным началом» искусства, с его «народным содержанием» за счет игры с формами. Идеи об элитарной природе искусства Нового времени были усвоены и разработаны Шопенгауэром, который противопоставлял «человека пользы» и «человека красоты» как два полюса европейской культуры: «на месте истинного и прекрасного перед ним [«человеком пользы»] окажется всего лишь «топографический знак». Вот почему «человек пользы» так скоро исчерпывает все: произведения искусства... он предпочитает подражательные и манерные произведения подлинно прекрасным: ведь все подражатели, все манерничающие схватывают сущность чужих образцовых произведений в понятиях и кладут их в основу своих поделок, хотя понятия никогда не могут сообщить произведению внутренней жизни. Понятие доступно были намечены основные характеристики кича и его потребителя, для которого, с точки зрения «элитарной» культуры, красота подменяется пользой, «топографическими знаками»(!), а новаторство - имитацией. В продолжение романтической традиции критики буржуазной культуры и формировании концепции преодоления трагической природы одинокого художника были созданы концепции социальной революции (Вагнер), формирования элиты как посредника между гением и его эпохой, возведения новой мифологии для воспрепятствования «омассовлению» эстетических переживаний (Ницше), социологического осмысления эстетических проблем (Шпенглер).

Традиция критики культуры была продолжена Х. Ортегой-и-Гассетом, описывавшим новую формацию «массового человека», у которого в результате социальных трансформаций (как, например, повышение уровня жизни, плотности населения и т.д.) появилась реальная власть. Трагическое восприятие «омассовления» было унаследовано философами XX века от романтиков и постромантиков и до сих пор, по прошествии столетия, является основанием для современной критики культуры.

На следующем этапе научного осмысления проблем «массового» искусства работали в основном немецкие исследователи. Возможно, появление кича как термина (по мнению некоторых исследователей - и как феномена) в Германии неслучайно совпало с началом его изучения именно в немецкой научной традиции. Философское наследие романтизма позволило «оперативно» отреагировать на явление, которое в других научных традициях стало объектом изучения только с середины XX века. Работа В. Беньямина о произведении искусства в «эпоху механической репродукции» стала классической для исследования проблем уникального и тиражированного, серийности и оригинальности, аутентичности и имитативности художественного произведения. Беньямин изучал трансформацию «ауры» произведения искусства и его статуса в условиях возрастающей репродуктивной функции технических средств.

Беньямин во многом повлиял на концепцию искусства Т. Адорно. В традиции франкфуртской культуркритической философской школы Т. Адорно также исследует новый статус искусства на примере музыки (1949) в ситуации «культурной индустрии», а также общекультурные тенденции, в которых наследие Просвещения и рационалистического мировосприятия являются причиной внутреннего конфликта современного человека. Наиболее распространенной среди последователей франкфуртской школы концепцией стала концепция слияния марксизма и фрейдовской теории. Т. Адорно использует социологические основы марксизма (в частности - теорию классов) и фрейдовскую концепцию культурного подавления для критики буржуазной культуры, основанной на рациональности и потреблении.

Г. Брох, развивая теории искусства параллельно с В. Беньямином и Т. Адорно, впервые в истории науки обращается не только к общим проблемам философии искусства и социальных трансформаций эпохи модернизма, но и к специфическому феномену - кичу. Его работа 1933 года явилась первой и наиболее важной для понимания последующих исследований по кичу, поскольку в ней были поставлены основные вопросы, которые пытались решить на протяжении следующих пятидесяти лет другие авторы: каковы отношения между кичем и «настоящим» искусством? Что такое «дурной вкус»? каковы социальные и эстетические корни этого явления? Броховская концепция кича определяет его как «элемент зла» в системе искусства, как «закрытую систему», основанную на догматизации ценностей (в противовес «открытой системе» искусства, в которой идеал недостижим, а Красота находится вне системы). По мнению Г. Броха, возникновение кича приходится на начало романтизма. Он видит две основных причины возникновения этого явления: внутриэстетическую (романтизм, с его тяготением к космической высоте, не справлялся со своим предназначением, «заоблачные» высоты предполагали «падение лицом в кич», так как крайности сближаются) и социальную: появление буржуазии как новой социальной силы предопределило появление новой эстетики - эстетики роскоши, декоративности и досуга.

Первым американским исследователем, обратившимся к кичу, стал К. Гринберг. В статье об авангарде и киче (1939) он, как и его европейские предшественники, противопоставляет кич и искусство, сводя последнее (в традиции Ортеги-и-Гассета) к авангарду. Параллель между исследованиями Гринберга и Ортеги-и-Гассета распространяется также на определение эстетического как не-сентиментального, которое наблюдается этими авторами только в искусстве авангарда. Гринберг, с присущей ему радикальностью, относит к кичу все экспонаты Третьяковской галереи, все искусство СССР и фашистской Германии, а кроме того, все произведения, созданные в рамках академизма, провоцирующие зрителя не на «собственно эстетическое» переживание, а на сочувствие - эмоции «второго сорта». Кич, по мнению Гринберга, не имеет эстетической дистанции, которая необходима для самостоятельной напряженной работы зрителя. Он оперирует формулами, содержит в себе уже готовые реакции и ответы.

Понадобилось около 30 лет, чтобы начать полноценное и разностороннее исследование проблемы массового искусства, рецептивных особенностей его аудитории и функциональных характеристик его форм - почти все эти направления были заданы исследователями «первой волны». Только к середине XX века вновь возрождается интерес к «массовой культуре» и начинают появляться новые работы с новыми методологическими подходами. Теперь кич рассматривается не только и не столько как область эстетического, а, скорее, как область социокультурного функционирования. В 1960-е годы как реакция на распространение ставшей уже классической американской «массовой культуры» появляются несколько работ французских исследователей. Э. Морэн, работающий в области социологии культуры, рассматривает проблемы «массовой», «элитарной» культур, «культурной индустрии», культа «новых олимпийцев». В книге «Дух времени» (1962) Э. Морэн впервые ставит проблему социальных источников этих феноменов, раскрывая их связь с неомифологическим сознанием XX века. Другой французский исследователь А. Моль начал изучение проблем массовой культуры с модели социокультурной динамики, восприятия произведения искусства и, наконец, кича как явления, которое имеет источники в социальной и культурной структуре современности. Исследуя область социальной психологии с использованием математических и структуралистских методов, А. Моль создал классические работы, не потерявшие актуальность до настоящего времени, ввел понятие «мозаичной культуры», проанализировал социокультурный цикл от производства «оригинальной идеи», ее формализации, до распространения в узкой социальной группе, а затем - в СМИ. Кроме того, в многократно переизданной за рубежом книге о киче Моль прослеживает динамику культуры от homo faber - человека- производителя, обеспечивающего первичные потребности, до появления нового вида деятельности: потребления. «Цивилизация досуга» предполагает, по Молю, такое потребление, в котором человек должен превосходить других и при котором природа заменяется искусственной реальностью. Важно, что под явлениями культуры Моль понимает не только «то, что в библиотеках, музеях и законах», но «весь набор объектов и услуг, которые несут знак общества, являются продуктами человека и в которых он отражается». Фундаментальным свойством культурного цикла творчества, производства и потребления является акселерация - ускорение. Кич основан на этом культурном цикле и определяется Молем как тип отношения человека с материальным окружением.

Культурно-семиотический подход, обозначенный в работах Моля, был разработан У. Эко, который в 1965 году написал работу по проблеме «дурного вкуса»как семиотического факта, как текста, несущего определенные «общественно значимые сообщения». Феномен, не претендующий на эстетическую значимость, по мнению У. Эко, не может быть назван дурным вкусом, поэтому для большинства феноменов телевидения и рекламы это определение не подходит. Дурной вкус как явление описывается Эко в семиотических терминах и таким образом автор отграничивается от оценок.

В 1964 году выходит сборник, посвященный массовой культуре, в котором, наряду с переизданием статьи К. Гринберга, были опубликованы такие авторы, как Д. МакДональд, Б. Розенберг, Д. Уайт и другие. Издание подобного сборника является достоверным свидетельством актуальности данной тематики. Начиная с 1960-х годов количество исследований по ней неуклонно растет, причем если первые работы были скорее философско-теоретическим осмыслением ситуации, то уже к 1970-м годам основную их часть составляли конкретно-практические разработки в области тривиальной литературы, рекламы, сериалов, декоративно-прикладного искусства, сувенирной продукции, комиксов и т.д. «Массовая» культура становится для исследователей привычным и нормативным феноменом, накапливается материал по ее изучению. Появляются работы, Дж. Дорфлеса, М. Калинеску, Ж. Стернберга и других авторов. Все они продолжают исследование данной темы, рассматривая соотношение кича и искусства, проблему художественного рынка и буржуазии как потребителя и заказчика кича.

В 1967 году Р. Броун, основоположник американской социально-антропологической традиции изучения массовой культуры наряду с Б. Розенбергом, организовал «Журнал популярной культуры», в 1969 году - «Ассоциацию по изучению популярной культуры», а в 1973 году - департамент популярной культуры в Университете Боулинг Грин, который стал центром изучения проблем популярной (массовой) культуры со своей библиотекой и научно-педагогической базой. В настоящее время в США проводятся регулярные конференции и симпозиумы по этой тематике и проблемы «невключенности» феномена в исследовательское поле не существует. Наоборот, предмет исследования подвергается настолько подробному анализу, что порой авторами игнорируются следующие существенные вопросы: какое место сегодня занимает кич в культуре? какие функции он выполняет? какое «общественно значимое сообщение» он несет потребителям? Подобная постановка проблемы была основой исследований второй трети XX века, но ее было трудно проработать без грандиозного материала, а также новых методологических подходов и теорий, накопленных к сегодняшнему дню гуманитарной наукой. Кроме того, в гуманитарной науке остаются неотрефлектированными определенные социокультурные и эстетические трансформации, произошедшие за последнее время на Западе и в России. Поэтому проблема общефилософского и культурологического анализа функциональных и морфологических характеристик массовой культуры и кича встает перед исследователями вновь.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Особенности суфизма на Северном Кавказе
Вещь как язык искусства
Стиль музыки и стиль культуры
Русская народная нравственность и нравственный идеал
Традиции и новации в русском свадебном обряде
Вернуться к списку публикаций