2012-08-07 16:49:08
ГлавнаяКультурология — Культурный интертекст кича



Культурный интертекст кича


Фольклоризм и «массовая культура»

При анализе трансформации фольклорных форм и формирования на фольклорной почве кича, необходимо дать некоторые определения феноменам, называемым в различных теориях и дисциплинах по-разному. Прежде всего речь идет о разграничении фольклорных форм и кичевых. Современные фольклористы зачастую исследуют те же феномены, что и культурологи и социологи, изучающие массовую культуру. Так, например, наивная литература или городской фольклор - традиционные объекты исследования фольклористики - служат, в свою очередь, индикатором процессов массовой культуры - таких, как усвоение, трансформация и распространение «элитарных» форм. Кроме того, смещение акцента фольклористики с изучения «классического», аутентичного фольклора на анализ поздних форм фольклоризма, которые проявляются в том числе в сфере массовой культуры, позволяет говорить о сходствах и отличиях фольклора, фольклоризма и кича.

Прежде всего фольклорное сознание как проявление традиционной культуры не может сводиться к мифологичности или ориентации на образец. Упрощение и типологизация дают в результате искаженное представление о традиционной культуре, которая в современной культуре присутствует в деформированном, неаутентичном виде. Но понятие традиционной культуры может служить образцом и источником универсальной культурологической категории, с помощью которой можно попытаться определить местонахождение кича в системе современной культуры. К явлениям фольклоризма можно отнести наивную литературу (литературную самодеятельность, «графоманство»), наивную живопись, городской фольклор (романсы, устные нарративы и т.д.). Фольклоризм как явление поздних трансформаций фольклора стоит гораздо ближе к понятию кича, чем собственно фольклор. Формально и содержательно феномен фольклоризма тождественен кичу. Для иллюстрации приведем несколько примеров того, как «графоманская» поэзия использует поэтические клише и стереотипы, выработанные «большой» поэзией на протяжении ее развития. Приведенные отрывки свидетельствуют об имитативной природе «наивных» поэтических текстов, которая является основополагающим критерием кича. Для сравнения мы представили параллели в поэзии авторов, признанных классикой русского Серебряного Века:

Неизв. автор

Закат кровавый обжигал лучами

И волны бились о крутой утёс

Я гладил её волосы руками

И целовал, не зная слёз


Н. Гумилев

Краски алого заката

Гасли в сумрачном лесу,

Где измученный горбатый

За слезой ронял слезу


Неизв. автор

Как жаль - тебя я встретил поздно

Увы - не про меня твой сон

Не нам с тобой гулять при звездах

Сердцам не биться в унисон


Марина Цветаева

Спасибо вам и сердцем и рукой

За то, что вы меня - не зная сами! –

Так любите: за мой ночной покой

За редкость встреч закатными часами

За наши не-гулянья под луной

За солнце не у нас над головами


Очевидное сходство образов («закат», «слезы», «звезды», «прогулки» и т.д.) и хронологическая лакуна между ними и представителями Серебряного Века приводят к мысли о том, что «наивные» поэты вторичны и используют поэтические «достижения», доказавшие свою качественность. Этот факт еще не доказывает «кичевости» представленных текстов. Использование жанровых, стилистических и других клише, обозначающих «художественность», может свидетельствовать о том, что автор является выразителем общепризнанных концептов, «медиумом» в платоновском понимании. В этом случае противопоставление миметического и формульного искусства, сделанное Дж. Кавелти, несправедливо.

Основной момент, превращающий произведение в кич - его оценка. Как только «наивная» поэзия попадает в поле зрения носителей ценностей «высокой» поэзии и становится объектом критики, она превращается в кич, «безвкусицу», «пошлость» и т.д. Приведем отрывки из дискуссии о поэзии «наивного» автора на сайте профессиональных литераторов. Дискуссия посвящалась проблеме принятия автора в литературную мастерскую: «А вот это плохо - помпезность тона, стилистические ляпы, банальные образы и неуместные эпитеты... Потому что это не рассказ, это поэма. Это клеенчатый коврик с лебедями над кроваткой... Вам же вот нравится подобный китч - впору заподозрить, будто для вас что «флейты водосточных труб», что «вползающий в плоть мускулистый змей» - одна и та же литература...» и т.д. В критических обсуждениях встречаются следующие выражения: «штампованные символы», «погони за красивостями», «неряшливые образы, порой противоречащие здравому смыслу» и т.д.

Второе условие появление кича - коммерческий аспект его бытования. Это отчасти взаимосвязано с первым условием (оценкой), поскольку «внедрение» автора и его произведений в профессиональную область предполагает и его новый коммерческий статус.

Фольклористические по происхождению произведения с точки зрения фольклористики не оцениваются как поэтические и художественные феномены «высокой» культуры. У них находят собственную эстетику или рассматривают как источник изучения социокультурных особенностей традиционной культуры. Взгляд на «графоманию» как на «высокую» литературу «снижает» произведение до уровня «пошлости» и «неоригинальности», в то время как оригинальность является важнейшим критерием художественной оценки.

Массовая культура заняла, в каком-то смысле, нишу народной, смеховой или фольклорной культуры. Это, конечно, не означает, что массовая культура - это и есть фольклор индустриального или постиндустриального периода. Но существующее (или, скорее, существовавшее и отразившееся в работах аналитиков) противостояние «низкой» и «высокой» культур, заимствования и переработка «высоких» культурных форм, а также частичное совпадение методов воздействия на реципиента-потребителя приводят к выводу о том, что некоторые функции - коммуникационные, социальные - массовая культура унаследовала от фольклора. Из этого же, видимо, исходили постструктуралисты в своих исследованиях современных форм мифологического сознания.

Таким образом, массовая культура стала благодатной почвой для не всегда отрефлектированной, но актуальной карнавализации всех элитарных форм, постоянной нишей, в которой этот процесс происходил и происходит. И чем более распространен сюжет (визуальный или вербальный, музыкальный или литературный) в элитарной культуре, тем больше шансов для его освоения массовой культурой, которая заимствует только высоко оцененные, ставшие классическими и требующими нового «осмысления» формы.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Понимание Добра и Зла в русской культуре
Дворянская усадьба как явление культурно-исторического ландшафта
Культурно-антропологические особенности потребления вещей
Особенности суфизма на Северном Кавказе
Духовная культура Древней Руси
Вернуться к списку публикаций