2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяПолитология — Воля политической власти - правила исследования



Воля политической власти - правила исследования


Проведем семантический анализ феномена власти политической. Имеет место быть понятие политической власти. И существует воля политической власти – как импульс властвования. Он тонок и неуловим, при глубоком исследовании - проявляется как иррациональный. Настоящая работа – попытка смещения угла зрения на политическую власть, как объект исследования. Мы привыкли говорить о политической власти в рамках политологии, но прозорливость категорий этой науки быстроисчерпывема и замыкается на достиженческом факторе власти. И Рассел и Вебер и Левин и Дал достижением намеченного результата завершают тему власти. Власть отождествлена с целью и современной политологией. Достигаешь – значит властвуешь. Такая редукция удовлетворяло всех - и политиков, определяющих свой профессиональный уровень через широту спектра управления и политологов, для которых изучение власти упрощалось до рассмотрения методов достижения политической цели.

Современный мир ставит вопрос иначе. Человек стал взрослее. Его уже не удовлетворяет роль общественного персонажа, он уходит из под влияния социальной персонификации. Он становится самостоятельным и все больше перестает самоидентифицировать себя как представителя социальной группы. Интеграция социальной жизни становится интерпритацией.

Но можно ли назвать политической властью власть политика? Здесь, в политике - территория социально-обусловленных ролевых отношений. Чья воля власти во власти политика, политика или социальной системы? Разве правомерно называть эксплуатацию того, что по определенным причинам является объектом, инструментом эксплуатации, управления - властью? Ресурсы власти, проговоренные политологами, психологами – лишь символ пробуждения ресурсов истинных. Обладает ли светофор властью, что заставляет остановиться многочисленную толпу?

В преодоление горизонта теорий достижения, нет. У светофора нет воли. Он лишь сигнализирует. Энергетическая состоятельность определяет возможность взаимодействия и взаимовлияния компонентов действительности, но не способность проявить волю власти.

Воля власти, в отличие от политической воли не зависит ни от ресурсов, ни от истории. И самое примечательное, воля власти антагонистична целеполагательству. Воля к власти и воля власти несовместимы на достаточно коротком промежутке времени. Воля не может быть ограничена чем-либо. Она безотносительна и внепритензиционна.

Очевидное существование власти, как власти политической в семантической экспансии перестает быть проявлением только воли политической. В рамках такой постановки вопроса требуют переопределения аксиомологические основы эвристической модели исследования феномена воли политической власти. Структурную основу этих правил исследования позаимствованы у М.Фуко. Но их препарирование и транспонирование в отказе от философских эвфемизмов привело к получению следующих смысловых векторов пространства исследования политической власти.

1. Правило имманетности (внутренней сексуальности по Фуко). Мотив и энергетические ресурсы, применимые к объекту власти всегда принадлежат самому объекту. Акт власти имманентен не субъекту, как считается, а тому, что именовалось до сих пор объектом. Это отчетливо, по причине невозможности наделения полнооценной субъектностью, прослеживается во взаимоотношении текст(музыка)-читатель(слушатель). Власть текста(музыки) кроется в опыте читателя в том или ином виде: культурном, религиозном, архетипическом, осознанном или затерянном в глубине бессознательного. Воля власти не есть акт власти в прямом смысле, но есть акт взывания к опыту, что равноприменимо для любого вида власти, отражая в том числе и большое значение инерциональной прецедентности реализации политической воли власти.

2. Правило постоянных вариаций (отсутствие полового доминанта по Фуко).

Это правило означает, что, во-первых в акте власти участвуют всегда двое: начальник-подчиненный, текст-читатель, человек-обстоятельства, человек-опыт. А во-вторых, мотив власти сложно приписать одной из сторон. Нельзя сказать точно - поступок человека был определен приказом, либо детерминация приказа на ответственности человека. Никакой наблюдатель извне не способен определить доминанта власти. Видение власти – прерогатива организатора отношения власти, слабо корреллирующая с социальной ролью.

Организатором может быть не только доминант, так женская власть - это жажда власти, когда происходит вызов власти без воли властителя. Читатель перед текстом олицетворяет такую власть. Власть всегда двунаправленна, но направляющие никогда не пересекаются и могут обращаться в разные стороны (текст/автор->читатель, читатель->опыт).

3. Правило двойного обуславливания.

Воля власти - есть прорыв в двух измерениях. На экстра- и интроуровне взаимоотношения с предметом власти, на уровне символа власти и энергии власти, сочетание чего невосприимчиво для разума рационального. Власть - иррациональна. Нельзя акт власти совершить в рамках текущих ролевых отношений. Власть как суггестивное явление подразумевает прорыв поля влияния сознания человека, в условиях конгруэнтности - согласования сознания и бессознательного. В чертогах рационального власть не имеет места. Попыткой сознательного волевого усилия можно достичь только реализации должностных прав, но не акта власти. Только через иррациональный жест прорыва через социальную роль возможно пробуждение в человеке мотива разрушения себя. Власть - есть гибель эго человека.

Осознание воли извне аннигилирует силу этой воли. Самообман, социальная игра тоже находятся вне властных отношений, но поступками здесь правят уже альтер-эго, внутренние психологические отклонения, комплексы. Нет проявлений власти в отношениях политик - политически активный гражданин или, даже, хозяин - раб. Здесь фокус следует перенести на внутриличностную арену. Ролевая власть - власть подмененная. Власть возможна только в отношениях субъект-субъект. Отношения субъект-объект - эксплуатация, не более.

4. Правило тактической поливалентности дискурса.

При исследовании феномена власти определение контента всегда носит спекулятивный характер. Мы должны взять наиболее гноссеологически выгодный артикулянт категории, так как концептуальный "абсолют" в исследовании иррационального всегда приведет к ожидаемому концепцией, а значит, не ценен. Только через дополнительность множества эпистомологических позиций возможно исключение влияния власти этой позиции на познавательный процесс.







Интересное:


Власть как основа политической системы
Правовой статус общественных объединений в современной России
Коррупция и грязные избирательные технологии - пути преодоления
Воля политической власти - правила исследования
Соотношение политического режима с сущностью, содержанием и формой государства
Вернуться к списку публикаций