2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяПолитология — О некоторых вопросах развития современной демократии в России



О некоторых вопросах развития современной демократии в России


Станет ли концепция просвещенного патриотизма основой для форсированного преодоления кризиса или очередной нереализованной идеей, а потом стартовой площадкой для неототалитаризма, зависит от взвешенного и точного сочетания ее демократических и авторитарных элементов. Для того, чтобы квалифицированно и безошибочно составить подробный рецепт, надо четко представлять себе преимущества и недостатки как демократических, так и авторитарных механизмов.

Начнем с демократии. Ее безусловными достоинствами являются: широкое развитие начал самоуправления, гласная выборность руководителей на всех уровнях, выработка различных форм общественного контроля за деятельностью чиновничества, стимулирование политической самодеятельности граждан. Но наряду с этим демократическая государственность имеет ряд не менее серьезных недостатков и изъянов, являющихся "продолжением достоинств".

Так, например, самоуправление, благодетельное и полезное на уровне административно-территориальной единицы, сословия, компактно проживающей этнической группы, становится источником бесконечных споров и разногласий, когда формально, схематически ее пытаются приспособить в целом к такой территориально - огромной, хозяйственно-неоднородной и социально-расслоенной стране, какой является современная Россия. Выборность, необходимая и уместная там, где она обеспечивает выдвижение на государственную службу наиболее достойных граждан, становится пагубной, когда, прикрываясь ее мнимой универсальностью, политиканы превращают избирательные компании во всенародный балаган.

Неизбежный в таких случаях формализм уравнивает голоса трудолюбивого человека и лентяя, доброго и злого, патриота и предателя, честного и обманщика. Более того, избиратель зачастую совершенно некомпетентный в тех вопросах, которые ему предлагают решать всяческие опросы и референдумы, становится легкой добычей политиканов, манипулирующих общественным мнением с помощью средств массовой информации. Кроме того, нам кажется было бы правильнее, если бы руководители субъектов Федерации не избирались, а назначались. Причем, главы не только краев и областей, но и суверенных республик. Что это даст? А то, что губернаторы и местные, республиканские президенты не смогут прятаться за спину избравшего их электората, а будут нести ответственность перед федеральным центром. А то ведь безграничная "самостийность" приводит к казусам: - так, например, глава Ингушетии Аушев в нарушение федерального Закона сам захотел назначать в республике прокуроров и судей, чтобы они были подконтрольны не закону, а лично ему. Или приморский губернатор Наздратенко уже который год не дает жителям Владивостока избирать мэра города, неугодного лично ему. А наши, ставропольские "разборки" по бюджету между краевым губернатором и мэром Ставрополя?

В свое время Иван Ильин писал: "Демократия заслуживает признания и поддержки постольку, поскольку она осуществляет подлинную аристократию (т.е. выделяет кверху лучших людей); а аристократия не вырождается и не вредит государству именно постольку, поскольку в ее состав вступают подлинно лучшие силы народа".

Прежде чем говорить о достоинствах и недостатках авторитаризма следует четко определить, что авторитарные формы правления не имеют никакой обязательной связи с тоталитаризмом. Тоталитаризм - такой политический строй, который стремится принудительно регулировать все сферы жизни общества, всякую самодеятельность его граждан, включая их мировоззрение, идеологические пристрастия и религиозные верования. Это понятие применимо скорее к сфере государственного управления, чем к форме государственного устройства. Тоталитарный режим может существовать как в султанате, так и в республике.

Важнейший признак авторитарного государства заключается в том, что на его территории ограничена и довольно часто правовыми методами область действия выборных механизмов. При этом его безусловным достоинством является единство властной воли, четкий механизм исполнительной вертикали, персонификация ответственности за решение и действия руководителей, широкие возможности по пресечению сепаратизма, стремление к созданию четкой социальной иерархии общества. В то же время ахиллесовой пятой такого государственного устройства является неизбежный рост чиновничества, проблемы его контроля и вообще - постоянная опасность бюрократизации всей общественной жизни.

Как бы то ни было, гармоничный баланс демократических и авторитарных принципов руководства страной давно занимал русских государствоведов. Даже известный теоретик самодержавной монархии Лев Тихомиров (бывший бомбист-народоволец, раскаявшийся и прощенный Александром III) еще в начале двадцатого века писал о необходимости совмещения в сфере государственного строительства всех трех принципов власти: монархического, аристократического и демократического. Сегодня это превратилось в жизненную необходимость, насущную потребность нашей жизни, не разрешив которой, Россия не сможет двигаться вперед. Проще говоря, речь идет о необходимости сильной (даже жесткой) государственной власти, действующей строго в рамках закона. И даже больше - речь идет о необходимости диктатуры закона.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что современное российское общество – сложный соборный организм, с присущими ему самобытными особенностями и характеристиками, коренящимися в древней исторической традиции. Сегодня этот организм серьезно болен, и причина болезни - непрекращающиеся попытки насильственными, механическими приемами загнать Россию в "цивилизованный рай". Эти попытки дикого реформаторства могут привести к длительной аллергии общества к тому действительно ценному западному опыту, который вполне стоит осторожно использовать в наших условиях ко всеобщей пользе. Радикальные "демократы" прошлых лет принялись с остервенением крушить те демократические общественные институты, которым сами же вчера присягали на верность.

Альтернативой такого пути развития России может стать платформа просвещенного государственного патриотизма, предполагающая совместную работу всех здравых сил общества и политиков по возрождению великой и процветающей России.

Концепция просвещенного патриотизма, на которой представляется возможным гармоничное совмещение разнородных политических, идеологических и хозяйственных элементов капитализма и социализма, традиции и современности, демократии и авторитаризма, национальной самобытности и общечеловеческих ценностей, является наиболее перспективной основой для идеологии российского возрождения. При этом приоритетами практической деятельности власти должны стать немедленные жесткие меры по восстановлению законности и порядка, по предотвращению коллапса экономики, разгула преступности, дискриминации русских в странах СНГ, пресечение сепаратистских тенденций, грозящих целостности Российского государства.

Для реализации подобных мер важно удержать развитие ситуации в предсказуемых, мирных, эволюционных рамках. В противном случае страна будет обречена на череду беспрерывных катаклизмов и дворцовых переворотов, в хаосе которых может быть утеряна последняя возможность на возрождение. А путь к возрождению лежит, как считают многие политологи, через создание правового государства. Но возможно ли в России правовое государство или это иллюзии? Попробуем ответить на этот вопрос.

Идея правового государства - одна из немногих перестроечного и постперестроечного периодов, которая признается всеми политическими силами и движениями. Различия в трактовке смысла и содержания этой программной установки не умаляют ее возможностей стать инструментом национального согласия и примирения. Тем более, что острие усилий по созданию правового государства направлено на решение очевидных и близких всем проблем - борьбу с преступностью, обеспечение безопасности каждого человека.

Имеющийся опыт претворения в российских условиях идеи правового государства, события августа 1991 и сентября - октября 1993 гг. показали, что в отношении к ней "власть придержащих" преобладало желание извлечь конъюнктурную выгоду, нежели стремление следовать принципиальным убеждениям. В какой же мере наше общество продвинулось на пути к правовому государству?

Демократическую конституцию справедливо считают фундаментом правового государства любой страны. Произошедшие в конце 1993 г. изменения в конституционно-правовой сфере вроде бы дают основания для оптимизма: уже седьмой год страна живет с новым основным законом. Именно так: не по новому закону, а с новым. Третий срок вроде бы осуществляет конституционные полномочия представительный орган власти - Федеральное Собрание, прошли выборы в представительные органы власти субъектов Федерации. Казалось бы еще немного - и может быть создана уже знакомая радужная картина триумфального шествия новой демократической Конституции по всей стране.

Однако более глубокий анализ конституционных процессов может развеять эти "иллюзии". Прежде всего, несмотря на довольно длительную работу над проектом, по ряду позиций новая Конституция далека от совершенства. Очевиден и уже неоднократно отмечался перекос в сторону усиления президентских полномочий за счет представительной власти. Глава государства выделен из общей системы разделения властей и выведен на особое место, ослаблен контроль Парламента за его деятельностью. Это создает известную угрозу демократическим принципам государственного устройства. Четко не разграничены сферы законодательной деятельности Парламента и пределы нормотворческой деятельности Президента в принимаемых им указах, что постоянно порождало в период президентства Ельцина конфликтные ситуации, не исключены они и в будущем.

Немало "мин" и в разделе, посвященном федеративному устройству. Не ограничены пределы законодательного договорного регулирования отношений в сфере совместного ведения Федерации и ее субъектов. Закрепленный в статье 5 принцип равноправия субъектов Федерации противоречит ряду дополнительных полномочий республик в составе РФ, нет четкости в правовом статусе округов (с одной стороны, они являются равноправными субъектами Федерации, а с другой, - входят в состав края или области), небрежно прописаны пределы исключительного и совместного (субъектами) ведения РФ. Так, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, прав национальных меньшинств отнесены и в ту и в другую группу полномочий.

Но дело даже не в недостатках новой Конституции. Серьезное беспокойство вызывает крайне низкий уровень конституционной законности, степень соблюдения предписаний Основного Закона государственными органами, должностными лицами и гражданами. Известно, что Россия никогда не отличалась высоким уровнем правовой культуры и законопослушания. На мере уважения нынешней Конституции может сказаться и печальная участь предшествовавшей. Наивно полагать, что стоит только поменять призывы не исполнять "плохую" Конституцию на лозунг "даешь исполнение хорошей", как дело будет сделано. Традиции законопослушного поведения формируются столетиями, а могут быть разрушены в считанные дни.

Прошедшие годы действия нынешней Конституции дают противоречивую картину. С одной стороны, заметно стремление государственных институтов подчеркнуть уважительное отношение к Конституции, соответствующий фон создан и средствами массовой информации. Вместе с тем, многое настораживает. С нарушением Конституции РФ подписаны договоры о разграничении полномочий между федеральным центром и рядом Республик. Продолжается практика решения указами вопросов, относящихся к прерогативам законодательной власти. Явно за пределами конституционных полномочий исполнительной власти находится вопрос о прекращении действий ряда законов. Все это свидетельствует о том, что конституционно-правовой нигилизм постепенно охватывает и эту Конституцию, грозит возвращением к практике принятия политических решений вне конституционных рамок.

При оценке конституционных процессов в современной России необходимо освободиться еще от одной конституционной иллюзии. Она связана с пониманием новой Конституции России как "Конституции XXI века".

Создание стабильного основного закона любого государства возможно только в том случае, если сформировалась фактическая конституция - конституционный строй общества. Очевидно, что сейчас в нашей стране другая ситуация. Зачатки гражданского общества, рыночной экономики только формируются, не завершен процесс федерализации страны, который, при выходе из-под контроля, может вообще разрушить государство.

В этих условиях объективно речь может идти лишь о конституции переходного периода. Поэтому крайне важное значение приобретает "временной фактор", вопрос о максимально эффективном использовании потенциала Конституции 1993 г. На первый план выдвигается проблема насыщения конституционными идеями всего российского законодательства, его модернизации, превращения в реальный фактор экономических и политических реформ. Справедливо критикуя дореформенное законодательство за идеологизированность, ведомственный характер, несоответствие ряду международных стандартов, многие надеялись на скорое изменение ситуации к лучшему. Увы, далеко не всем надеждам суждено было сбыться. Конечно, нельзя отрицать ряд позитивных перемен, связанных с общим повышением роли закона как главного регулятора общественных отношений. Возрастанием числа законов, охватывающих все новые сферы общественной жизни, принятием ряда "рыночных" и вполне "демократичных" актов. Однако на смену одним проблемам пришли новые, не менее острые.

При всей сложности ситуации с законопроектной работой, не она является ахиллесовой пятой современной российской государственности, а степень реального исполнения осуществления закона. Это суждение стало уже расхожим. Специфика ситуации - в наличии оснований для вывода об общесистемном кризисе законности, когда общество близко к черте правового хаоса. Речь идет о неисполнении всей системы источников права - законов, указов Президента, постановлений Правительства, актов субъектов Федерации и местного самоуправления, которое приобретает массовый характер, прокладывая дорогу к всеобщей безответственности. О том, как работают правовые механизмы, наглядно видно из таких, затрагивающих практически каждого россиянина, явлений, как несвоевременный перерасчет зарплаты бюджетникам, хронические невыплаты зарплаты теперь уже не только шахтерам, но и многим сотням тысяч людей различных профессий, задержки выплат пенсий, отказ в выплатах пособий на детей, выделение земельных участков, предоставлении гражданам безвозмездных субсидий и, наконец, обвал банковской системы... Внешне сверхмощная вертикаль исполнительной власти, о самочувствии которой так усиленно заботились последнее время, на поверку оказалась несостоятельной в своем главном назначении - обеспечить исполнение законов.

Еще раз подчеркнем следующий момент: анализ различных уровней демократии, политической и государственной власти показывает, что для их эффективного осуществления в интересах всего общества необходимо, чтобы превыше всего было право. Необходимо, чтобы и государство, как институт организованной власти, и граждане - все без исключения - подчинялись закону: рационально сконструированному, единому для всех правилу поведения. Ведь право - это одно из основных достижений нашей цивилизации. Как отмечал еще Наполеон, оно - самый сильный элемент управления. Если же этот элемент отсутствует или искажается, то и результат получаем соответствующий. Лишь при комплексном, одновременном функционировании наиболее важных, главных институтов демократии, власти, политики и права возможно создание и деятельность демократического правового государства, а также гражданского общества.

Если говорить о практике государственного строительства в России в последнее десятилетие, то мы не очень-то приблизились к тому, что называют правовым демократическим государством, о чем записано в Конституции Российской Федерации. Мы же имеем прогресс лишь в отдельных направлениях составных частей демократии.

К сожалению, мы также вынуждены констатировать, что в России нет общего, действующего в интересах всех граждан государства, с его общенациональными целями, а есть орудие господства правящей олигархии - обыкновенная номенклатурная демократия, т.е. власть незначительной части общества. А это собственно и есть детище нашей российской элиты, в основании которой положен не профессиональный, а должностной принцип отбора. Была правда, попытка создать в исторически короткий период так называемый средний класс собственников. Но в силу различных обстоятельств осуществить эту идею не удалось.

Вместе с тем было бы неправильным все сводить лишь к недоработкам исполнительной власти. В обществе произошло "размывание" самой идеи законности как требования неуклонного исполнения законов всеми организациями, должностными лицами и гражданами. Закон обсуждается до момента его принятия, а после этого он должен выполняться. Задача специальных государственных структур (Конституционный суд, система обычных судов и др.) - определить соответствие принятых норм принципам правового государства, высшим правовым ценностям.

Мы рассмотрели лишь некоторые проблемы развития современной демократии в России. Рассуждения и выводы, к которым мы пришли, конечно же не претендуют на истину в последней инстанции. Мы стремились к непредвзятой и разносторонней оценке максимального числа всех наличных альтернатив развития в России современной демократии, взаимоотношений власти и политики, соблюдения классических принципов разделения властей. Задача, нам кажется, состоит в том, чтобы максимально полно и рационально освоить наследие всех эпох политического развития и использовать его в повседневной политической жизни, а также в осмыслении наступающей новой политической эпохи. От этого во многом будет зависеть дальнейшие пути развития демократии в России.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Власть как основа политической системы
Понятие и истоки русского политического консерватизма
Значение естественного права в отечественной правовой мысли конца XIX - начала XX века
Модели борьбы с коррупцией
Демократический политический режим
Вернуться к списку публикаций