2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяПолитология — Массовые ценности, политическая ориентация и взаимоотношения с властью российских избирателей



Массовые ценности, политическая ориентация и взаимоотношения с властью российских избирателей


Содержание

  1. Ценностные и политические ориентации массового сознания. Их проявление в ходе общенациональных выборов и после них, влияние на взаимоотношения с властью, на формирование нового общественного запроса
    1. Общество и современный политический режим в России.
    2. Кризис власти и формирование нового общественного запроса
    3. Во что выльется социальный протест?
    4. Политическая самоидентификация общества
  2. Современное российское общество в поисках цивилизационной и политической идентичности (по материалам апрельского исследования Российского независимого института социальных и национальных проблем)
    1. Политическая идентичность в современной России и трансформация политического спектра
    2. Социал-традиционалисты и их политическая идентичность
    3. Либеральный фланг политического спектра
    4. Националисты: национал-традиционалисты или национал-реформисты?
    5. Мотивация политического выбора и некоторые объективные тенденции развития российского общества
    6. Политический выбор россиян и социальное расслоение общества

Мотивация политического выбора и некоторые объективные тенденции развития российского общества

Изменения в политическом спектре - количественные и качественные - тесно связаны с политическими процессами, происходящими в современной России. Выделим некоторые из них:

Нарастает разочарование со стороны общества демократическими процедурами и увеличивается разрыв между обществом и властью. Так в среднем на 4-5% по сравнению с летом 1995 года выросло (и соответственно, уменьшилось) число тех, кто уверен, что "в делах страны ничего не зависит о простых граждан" (66.1% и 70.3%) или "в делах страны многое зависит от простых граждан" (23.4% и 18.8% в апреле этого года). Примерно вдвое сократилась социальная база доверия проводимому курсу и, в первую очередь, лично Президенту России (39.6% и 16.8% в апреле). Ненависть к "новым русским" стала по существу фактором, консолидирующим все общество, за исключением очень его ограниченной части (за изъятие в пользу государства неправедно нажитых состояний и особняков ныне выступает 73.0% против 45.2% два года назад).

Усугубился разрыв в обществе и по социально-экономическим позициям. Около 60 % населения (по минимальным оценкам; по максимальным - 65-75%) воспринимают свое социально-экономическое положение как крайне неблагоприятное и разрыв между "благополучной" и "неблагополучной" частями общества ("адаптантами" и "дезадаптантами") усиливается. Именно за счет подключения к "неадаптированной" части общества целых социальных слоев, ранее выступавших в качестве социальной базы режима, привел к появлению группы "новых недовольных" - преимущественно представляющей нетрадиционалистские слои и регионы, а в социальной плане - ИТР и квалифицированных рабочих и служащих, значительную часть нестатусной интеллигенции.

В соответствии с этими тенденциями постепенно меняется и расстановка политических сил, борющихся за место в пост-ельцинском политическом пространстве. Противостояние двух политических "субкультур" - ориентированных на западническо-либеральные ценности и на социал-традиционалистские постепенно утрачивает в масштабах общества свою актуальность. Пожалуй, впервые на политической авансцене появились лидеры, способные практически в равной степени вызывать позитивные ожидания во всех группах общества, еще недавно расколотого итогами президентских выборов, да и самим ходом кампании на две непримиримые враждующие "цивилизации". Впрочем, уже и тогда подобная поляризация носила достаточно архаический характер. Вот эти перемены, носящие характер глубоких подводных течений, которые становятся видными не за короткий в несколько месяцев отрезок времени, и закладывают основу нового политического спектра, отличную от той, которая сложилась в первый период посткоммунизма.

Ниже мы приведем таблицу, подтверждающую этот тезис. В ней содержатся данные о доверии отдельным политикам со стороны отдельных групп населения, по-разному идентифицирующих свою политическую ориентацию.


Доверие политикам (да, нет)

Политическая самоидентификация

либерал

националист

социалист

центрист

Политикой не интересуюсь

всего

некоторые современные политики конфронтационного типа

Е.Гайдар

Да

45.6

14.2

3.3

19.7

7.5

14.8

Нет

31.3

67.8

79.8

55.9

63.4

63.2

Б.Ельцин

Да

42.5

14.2

1.7

14.4

11.1

15.0

Нет

33.1

70.8

88.9

62.5

55.6

66.7

Г.Зюганов

Да

2.5

20.1

65.4

14.2

11.1

25.5

Нет

88.8

54.7

18.3

64.6

55.6

52.4

А.Чубайс

Да

20.6

5.5

1.9

9.2

4.0

6.8

Нет

47.5

79.9

84.8

72.4

70.2

74.4

некоторые современные политики консолидационного типа

А.Лебедь

Да

32.5

49.6

41.6

43.0

33.9

41.6

Нет

35.0

26.3

35.2

25.2

30.1

29.4

Ю.Лужков

Да

54.4

44.5

29.6

44.6

36.0

40.3

Нет

19.4

27.1

33.5

20.2

28.3

26.6

Б.Немцов

Да

59.4

53.0

36.6

52.8

35.4

46.9

Нет

20.0

19.7

26.3

13.1

22.0

19.9

а вот еще пример политика, принимаемого всеми группами, кроме одной - социал-традиционалистов

Г.Явлинский

Да

41.9

42.4

21.6

45.7

23.0

34.9

Нет

24.4

28.0

37.1

21.3

33.5

29.2


Впрочем, здесь следует отметить, что Лебедю несколько в меньшей степени доверяют либералы, а Лужкову - социал-традиционалисты. Но и в этих группах соотношение доверяющих и недоверяющих носит примерно сбалансированный характер. А вот Немцов на сегодняшний день - единственный политик, пользующийся доверием практически всех групп общества, причем не только выделенных по принципу политико-идеологической самоидентификации, но также и социально-демографических.

Проиллюстрируем сказанное. Дело не в самом Немцове, который нам вовсе не представляется однозначно перспективным политиком, дело в некотором новом общественном феномене. Следует также напомнить, что и в недавнем прошлом всеобщим доверием пользовались некоторые политики, слабо привязанные в общественном сознании к определенной нише в политическом спектре, и имевшие репутацию "просто хорошего человека". Таким, например, был врач-окулист и непрофессиональный политический деятель Св.Федоров в период до президентских выборов.


Отношение к назначению Б.Немцова Первым вице-премьером

Группы

Положительно

отрицательно

до 21 года

43.2

10.2

22-26 лет

45.5

9.0

27-30 лет

50.0

11.5

31-40 лет

48.3

6.5

41-50 лет

53.7

16.0

51-60 лет

53.6

14.7

старше 60 лет

48.9

15.6

рабочий

51.0

16.0

ИТР

60.7

16.9

интеллигенция

65.3

13.3

предприниматели

64.8

9.3


Политический выбор россиян и социальное расслоение общества

За последние годы существенно, на наш взгляд, возросла рациональность политической мотивации. Фактически социокультурный раскол общества, о чем будет более подробно сказано ниже, сохраняется, но ядра "генераторов" этого раскола имеют тенденцию к сокращению. Так в начале 90-х годов социальная база "демократической революции" состояла в значительной степени из люмпенизированных слоев и ИТР, в последующий период в наиболее сильной степени материально проигравшей от реформ. Мотивация этих групп носила в высокой степени иррациональный характер. Сегодня процентов на 60 лояльная режиму часть населения поддерживает его и либеральные ценности потому, что этот режим соответствует их социально-экономическим интересам. Отсюда и прогнозируемое снижение в предстоящий период роли идеологической обработки общества и информационных технологий в процессе избирательных кампаний.

Оценка реального социально-экономического положения сегодняшних россиян во многом носит достаточно противоречивый характер. Так, полученные по различным методикам, сильно различаются данные о реальном уровне жизни, социально-экономической дифференциации по социальным и региональным группам. И это неудивительно: структура источников доходов крайне сложна (согласно некоторым оценкам, доля зарплаты, начисляемой по основному месту работы, составляет в среднем не более 20-30% всех доходов), объем реального оборота финансовых ресурсов в "теневой", т.е. недоступной для налогообложения части экономики недостаточно хорошо известен, что же касается самооценок, то они, как правило, носят субъективный и мифологизированный характер. И, тем не менее, субъективная оценка своего материального положения (и это при всем притом, что обычно респонденты склонны переносить свой личный опыт на все общество - так богатые считают, что все нормальные люди могут много заработать, а остальные - "пьяницы и бездельники", малообеспеченные, напротив, уверены, что все, кто "гребет миллионы - жулики и коррупционеры") представляется нам в целом более достоверным показателем, чем даваемая респондентами информация о фактическом денежном доходе в расчете на члена семьи - по естественным причинам она обычно занижается в среднем в 1.5-1.7 раза.

Данные апрельского опроса говорят о том, в первую очередь, что уровень социального напряжения в обществе остается на достаточно высоком уровне и продолжает медленно увеличиваться. Так в декабре 1996 года оценка уровня материальной обеспеченности достигла минимальной отметки за период с начала реформ 1992 г. На рис. 1 изображена кривая медленного падения доли населения, живущей в условиях минимальной, но все же достаточной для физического производства материальной обеспеченности. Ныне эта цифра составляет чуть более 50%, соответственно, немногим менее 50% общества живет за гранью бедности - даже по нашим, очевидно, заниженным ее критериям. Если в глобальном плане - со времени начала реформ - около пяти лет назад - лишь у 6.4% россиян уровень жизни возрос, а у 71.9% - упал - более или менее значительно - то за последний год-полгода число людей, крайне недовольных своим материальным положением возросло на 3-4%. Образовалась достаточно устойчивая группа, в среднем составляющая около 18%, живущая в целом обеспеченно ("денег в целом хватает", "испытываем полное материальное благополучие"), и чуть менее 50% - по данным апрельского опроса - 47.5% - испытывающих существенные материальные трудности и не сумевших приспособиться ("дезадаптанты"). В соответствии с применявшейся методикой, это те, кто относил себя к категории "вынужденных занимать деньги и продавать личные вещи, чтобы выжить" (18.5%) и "живущих от зарплаты до зарплаты и не имеющих возможности тратить деньги на что-либо, кроме питания" (29.0%). Таким образом, медленный дрейф в сторону постоянного общего снижения жизненного уровня может уже осенью достичь отметки, при которой более 50% населения будут проживать в условиях социального бедствия. Вызовет ли прохождение этого "рокового" порога качественное изменение социального состояния общества или же социальный протест будет по-прежнему пребывать в вялых формах - сказать пока представляется затруднительно. Опыт и советской, и мировой истории говорит о том, что именно медленное и постоянное снижение жизненных стандартов создает ту ситуацию, при которой общество не способно на широкомасштабный социальный протест, более того, зависимость населения от властей всех уровней все время возрастает (лишение даже нищенской "кормушки" ставит людей на грань физического выживания). Однако это соотношение (18:48) весьма сильно колеблется в различных группах и по различным регионам.


Тип поселения

Как оцениваете материальное положение семьи

Приходиться занимать деньги

Хватает от зарплаты до зарплаты

Хватает только на питание и коммунальные услуги

В целом денег хватает

Полное благополучие

Соотн. дезад. и адап.

мегаполис

12.9

19.9

33.3

25.1

7.0

32.8:32.1

Областной город

16.8

27.6

33.4

18.2

1.1

44.4:19.3

Районный город

18.6

36.0

29.1

15.7

.0

54.6:15.7

село

24.5

32.9

30.1

9.0

.5

57.4:9.5


Из этой таблицы видно, что в крупных городах число относительно благополучных и неблагополучных семей примерно одинаково, в других же типах поселения, особенно начиная с уровня районного центра и тем более в сельской местности, доминируют семьи с крайне низким уровнем жизни. Использованный объем выборки в принципе недостаточен для получения обоснованных выводов об уровне жизни в конкретных регионах, однако, обращает на себя внимание то, что наиболее низкий уровень жизни прослеживается таких регионах как Кузбасс (наиболее характерная зона сплошного социального бедствия), Центрально-Черноземный регион, Северный Кавказ - где на грани нищеты находится более 50% населения, в то время как в Москве - только 30-32%. О том же говорят и данные общефедеральной статистики - в среднем по России доход на душу населения составляет около 550 тыс.рублей, тогда как в Москве - около 1.2 млн.руб., т.е. примерно вдвое выше. По данным исследования, средний доход по стране, правда, составляет 466 тыс.руб., но мы считаем эту цифру несколько заниженной.

Эти данные во многом соответствуют известным результатам политического выбора, когда в Москве и других крупных городах почти всегда побеждают "реформаторы", а на селе, в малых городах, том же "красном поясе" - национал-коммунистическая оппозиция. Как показывает анализ, конкретная величина соотношения дезадаптантов и адаптантов весьма сильно коррелирует с политическим выбором.


Как оцениваете материальное положение семьи?

Политическая самоидентификация

либерал

националист

социалист

центрист

Приходиться занимать деньги

8.8

17.6

28.0

11.8

Хватает от зарплаты до зарплаты

21.9

35.4

31.6

34.4

Хватает только на питание

30.0

32.2

6.9

45.1

В целом денег хватает

31.9

14.6

5.8

23.6

Полное благополучие

6.3

.8

.0

1.6

Соотн. дезад. и адап.

30.7:38.2

46.0:15.4

61.2: 5.8


т.е. уровень жизни сторонников либералов, в основном поддерживающих нынешний режим и коммунистической оппозиции различается более чем в два раза. Зато остается открытым вопрос о причинно-следственных связях этого соотношения - дело ли в том, что изначальная ориентация на традиционалистские ценности препятствовала исповедовавшим их гражданам адаптироваться к нынешним социально-экономическим условиям, или же, наоборот, мы имеем дело с высокой степенью рациональности сегодняшнего политического выбора - кто адаптировался, тот и поддерживает режим?


Что принесли вам последние 5 лет?

Политическая самоидентификация

либерал

националист

социалист

центрист

уровень жизни не изменился

41.3

17.8

7.2

17.8

уровень жизни возрос

19.4

4.2

1.4

9.4

уровень жизни снизился

36.3

72.9

90.0

67.5


Вы выиграли от реформ?

Политическая самоидентификация

либерал

националист

социалист

центрист

скорее да

20.0

5.1

.3

8.4

и да, и нет

38.8

21.4

8.6

24.4

скорее нет

28.8

63.8

84.8

57.0


Анализируя социальные, профессиональные, образовательные и другие характеристики населения, можно говорить, в первую очередь, о поколенческом расколе общества (см. таблицы). Молодежь в возрасте до 21 года и поколение их родителей (41-50 лет) оказались как бы на разных полюсах.


Возраст

Субъ5ективная оценка материального положения семьи

Приходиться занимать деньги

Хватает от зарплаты до зарплаты

Хватает только на питание и коммунальные услуги

В целом денег хватает

Полное благополучие

Соотн. дезад. и адап.

до 21 года

9.1

13.6

31.8

34.1

4.5

22.7:38.6

22-26 лет

9.6

27.6

34.6

25.0

1.3

37.2:26.3

27-30 лет

18.9

31.1

25.4

21.3

1.6

50.0:22.9

31-40 лет

17.6

28.9

28.7

19.1

3.4

46.5:22.5

41-50 лет

24.4

25.4

31.0

17.0

.3

51.9:9.5

51-60 лет

20.9

31.0

35.3

9.2

.7

51.9:9.5

Старше 60 лет

16.7

36.5

36.9

6.4

.7

53.2:7.1


С одной стороны, это понятно: основные материальные трудности начинаются с создания семьи и рождения детей (в среднем, это около 25 лет). Именно поэтому 30-летние оценивают свое материальное положение несколько ниже, чем 35-летние, у которых дети уже, как правило, не маленькие, а оба супруга могут работать. Но наибольшие трудности начинаются после 40 лет. И дело не в возрасте - дело именно в поколенческом расколе. Нынешние 40-летние сформировались в достаточно безынициативные 70-е годы, и среди них лишь единицы в состоянии успешно "крутиться" - что в современных условиях оказывается даже важнее, нежели собственно квалификация. Но и современным профессиональным минимумом, включающим компьютерную грамотность и знания языков, молодежь владеет значительно чаще. Большую роль играет и отсутствие моральных ограничений, истинных или ложных, которые не позволяют многим представителям старшего и среднего поколений заниматься современными формами бизнеса. Вероятнее всего, нынешняя молодежь сможет сохранить свое относительно обеспеченное материальное положение и перевалив за 35-40 лет.

Здесь также можно проследить существенные различия по уровню материальных притязаний между поколениями: с увеличением возраста уровень их постоянно снижается. Так, если 49.7% опрошенных в возрасте 51-60 лет и 68.1% в возрасте старше 60 лет были бы удовлетворены доходом в 1 млн.руб. и только 31.8% в возрасте до 21 года и 33.3% в возрасте 22-26 лет. Причем среди молодежи чаще отмечают желаемый уровень доходов свыше 2 млн.руб., в то время как в возрастных группах 51-60 лет таких, соответственно, 9.2% и 8.9%.

Таким образом, относительно новым явлением, отчетливо проявившимся в середине 90-х годов, стала тенденция трансформации идеологического раскола общества, характерного для предшествующих лет, в конфликт поколений, "поколенческий" раскол. Для устойчиво развивающегося общества ненормальна ситуация, при которой поколение только вступающих в жизнь и по уровню материального благосостояния и, соответственно, по степени удовлетворенности жизнью и показателям адаптивности на порядок превосходит поколение своих родителей. Как показывают опросы, молодежь в основном успешно адаптировалась к новой реальности и исповедует новые ценности, тогда как поколение отцов переживает мучительную деструкцию идентичности, а поколение еще более старшее - отстаивает прежние общественные идеалы.

О том, что среднее и старшее поколения весьма неуверенно чувствуют себя, говорит и тот факт, что после 40 лет стремительно начинают расти настроения, которые современные "молодые реформаторы" относят к числу иждивенческих. С примерно 50% до более чем 60% увеличивается число тех, кто считает, что социальную помощь должны получать не только нетрудоспособные граждане, но и все, кто получает недостаточные доходы. Что же касается того меньшинства, которое полагает, что "каждый должен сам решать все свои проблемы", то их доля падает с более чем 9% у молодежи до 1.8% у старшего поколения.


Возраст

Кому должно помогать государство?

Только нетрудоспособным

Только нуждающимся

Всем, чей доход ниже прожиточного минимума

Помощью должны заниматься благотворительные организации

Помощью должны заниматься

Все должны решать свои проблемы сами

до 21 года

26.1

9.1

42.0

.0

3.4

9.1

22-26 лет

22.4

14.7

44.9

.6

3.2

5.8

27-30 лет

22.1

13.1

48.4

2.5

1.6

4.1

31-40 лет

23.5

11.1

52.2

.8

1.3

4.9

41-50 лет

19.8

9.4

60.1

1.0

.5

3.8

51-60 лет

19.9

9.5

62.1

.7

.7

2.3

Старше 60 лет

33.7

7.8

51.4

.4

.0

1.8


В социально-профессиональном разрезе общество также сильно расколото, однако, по нашей оценке, этот раскол носит вторичный характер по отношению к отмеченным выше расколам по типу поселений и поколенческому. Так, на втором месте после предпринимателей по уровню жизни по всем показателям уверенно находятся студенты, то есть та же молодежь до 22-25 лет. И нужды в деньгах они не знают (54.7%), и средние доходы в абсолюте у них выше (52.4% имеют доход свыше 500 тыс.), то же касается и притязаний. Вслед за богатыми предпринимателями и студентами примерно на одном уровне идут представители различных профессий, в основном предполагающих наличие высшего образования: ИТР на производстве, непроизводственная интеллигенция, военнослужащие, работники торговли и сферы обслуживания, прочие служащие. Наиболее тяжелое материальное положение среди работающих групп населения - у "простых работяг" - рабочих и особенно крестьян.


Профессия

Субъективная оценка материального положения

Приходиться занимать деньги

Хватает от зарплаты до зарплаты

Хватает только на питание и коммунальные услуги

В целом денег хватает

Полное благополучие

Соотн. дезад. и адап.

рабочий

21.2

28.5

34.4

14.2

.0

49.7:14.2

ИТР

14.6

33.7

22.5

25.8

3.4

48.3:29.2

интеллигенция

6.7

33.3

36.0

21.3

2.7

40.0:24.0

Услуги, транспорт, торговля

13.5

27.0

31.1

21.6

4.1

40.5:25.7

служащие

14.5

22.9

30.1

28.9

1.2

37.4:30.1

предприниматели

3.7

14.8

18.5

48.1

13.0

18.5:61.1

жители села

24.3

33.4

30.0

8.9

.5

57.7:9.4

военные, МВД

11.8

29.4

25.0

29.4

1.5

41.2:30.9

пенсионеры городские

16.5

31.5

40.7

6.5

.8

48.0:7.3

студенты

4.8

2.4

28.6

47.6

7.1

7.2:54.7

безработные

30.8

17.9

25.6

23.1

.0


Профессия

Доход на члена семьи

до 250 тыс.

от 260 до 300 тыс.

от 310 до 500 тыс.

свыше 500 тыс.

рабочий

24.6

19.0

34.6

20.0

ИТР

14.6

15.7

42.7

23.6

интеллигенция

13.1

13.3

37.3

34.7

Услуги, транспорт, торговля

25.7

16.2

20.3

37.8

служащие

18.1

12.0

37.3

25.3

предприниматели

.0

3.7

18.5

74.1

крестьяне

48.5

19.0

23.6

5.7

военные, МВД

4.4

11.8

39.7

44.1

пенсионеры городские

16.1

29.8

43.1

9.7

студенты

7.1

9.5

26.2

52.4

безработные

43.6

12.8

25.6

17.9


В крупных мегаполисах типа Москвы в основном порядок социальных групп по уровню жизни сохраняется тот же, что и по стране в целом - лишь с той разницей, что во всех группах средних доход в 1.5-2.5 раза выше. Москва - единственный пункт опроса, в котором относительно благополучная ситуация складывается и у рабочих - адаптантов там лишь ненамного меньше, чем дезадаптантов. Рабочие - 37.5:31.3; ИТР - 33.3:44.4; интеллигенция - 20.0:40.0; торговля - 21.4:50.0; студенты - 0.0:77.7.

Приведенные данные опровергают распространенный миф о том, что "реформы больнее всего ударили по интеллигенции и вообще лицам с высокой квалификацией". Нет, отчетливо видно, что сегодняшний достаточно ограниченный рынок приложения труда в целом все же носит гораздо более благоприятный характер для высококвалифицированных работников. Получая небольшую зарплату (может быть, в среднем даже меньшую, чем рабочий) интеллигенция имеет значительно больше возможностей для вторичной и третичной занятости. Причем эти тенденции имеют место не только в крупных городах. Согласно некоторым выборочным статистическим обследованиям, лица с высшим образованием, особенно непроизводственная интеллигенция и госслужащие имеют в среднем также значительно лучшие жилищные условия. Не говоря уже о том, что можно назвать "ценностями свободы" - и не только духовными, но и вытекающими из них карьерно-материальными: такими как свобода информации и свобода передвижения. Все эти факторы во многом предопределяют то, что именно за счет квалифицированных слоев общества обеспечивается поддержка в целом непопулярному и дискредитировавшему себя политическому режиму.

Между тем, сегодня соотношение адаптантов и дезадаптантов в большей степени соотносится с показателями доверия к ведущим политикам и институтам власти (Ельцин, Черномырдин, правительство и др. - их уровень поддержки как раз и составляет величину от 10 до 20%), нежели отношение к режиму в целом. Опыт последних лет показывает, что поддержка режиму в целом имеет значительные резервы, которые проявляются либо в период президентских избирательных кампаний, либо в случае появления новых политических лидеров режима, на которых распространяется "кредит доверия" (как сегодня - Б.Немцов, немного ранее А.Лебедь, да и одно время В.Черномырдин как альтернатива только что снятому Е.Гайдару). И сегодня мы наблюдаем парадоксальный результат: в одной "связке" работают два молодых первых вице-премьера, на словах ни разу ни дававшие повода разделять их взгляды на проведение реформ. Но один из них вызывает стойкую аллергию практически для всех социальных групп (в том числе, и реформистски ориентированных), другой же, напротив, столь же всеобщую "странную любовь" (в том числе, и в традиционалистски ориентированных).



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Договорная природа правового государства Джона Локка
Политический реализм Н. Макиавелли
Критерии типологии политических режимов
Признаки тоталитаризма
Коррупция как элемент социально-политической жизни
Вернуться к списку публикаций