2013-11-26 11:25:56
ГлавнаяПолитология — Идеальный правитель в понимании Цицерона



Идеальный правитель в понимании Цицерона


Отношение Цицерона к диктатуре Цезаря

В третьем параграфе мы попытаемся определить отношение Цицерона к диктатуре Цезаря, которую Цицерон чаще называет тиранией, а самого Цезаря - тираном. Мы постараемся ответить на вопросы, связанные с тем, какую опасность таит в себе тирания, и кто является для Цицерона тираном. Эти вопросы тесно связаны с проблемой отношения Цицерона к монархии и ее двойнику - тирании, а также с концепцией идеального правителя, в которой он часто приводит в пример Цезаря как антигероя, критикуя его диктатуру и на его примере показывая, каким не должно быть поведение государственного руководителя.

Для выяснения сущности отношения Цицерона к диктатуре Цезаря рассмотрим ряд его сочинений, главным из которых будет для нас трактат «Об обязанностях» (44 г. до н.э.). Написанный после убийства Цезаря, трактат претендует на достоверность высказываемых в нем мнений и оценок. В частности, интересно то, что в нем Цицерон, не боясь, называет Цезаря тираном [1]. До написания данного трактата Цицероном также предпринимались попытки раскрыть тираническую сущность цезарианского правления (Paradoxa Stoicorum (46 г.), De natura deorum (45 г.), Tusculanae disputationes (45 г.), De divinatione (44 г.)). Например, за год до убийства Цезаря (осенью 45 г.) Цицерон создает диалог «Тускуланские беседы», в котором предлагает образ Дионисия, весьма напоминающий читателю Цезаря (Tuse, disp., V, 57-63). Оба - люди энергичные, деятельные; подобно Цезарю, Дионисий занимался литературой, написал даже трагедию. Но оба одиноки: у Цезаря, как и у Дионисия нет подлинных друзей. Эти мысли получили более широкое развитие на страницах трактатов «De natura deorum» (III, 83-84) и «De divinatione» (I, 39, 73, 119; II, 23-24, 37, 52, 67, 79, 114, 136). Лишенный возможности писать то, что считает нужным, чувствуя нависший над ним меч тирана, Цицерон все-таки надеялся на благоприятный для республики исход событий [2].

Прежде чем непосредственно рассмотреть отношение Цицерона к тирании Цезаря, исследуем смысл, вкладываемый Цицероном в понятие тирании, и его классификацию тиранических форм правления. В учении Цицерона об идеальном государственном устройстве наряду с простыми формами правления существуют их двойники, тиранические формы правления. Такие формы еще можно назвать псевдо-государствами [3]. Руководство такими псевдо-государствами в высшей степени несправедливо, так как тиран/тираны в них правят ради своих, а не ради общественных интересов. Как известно, тирания может быть правлением одного, нескольких или многих тиранов. Цицерон иллюстрирует тиранию одного примерами из римской истории, а именно, описывая тиранию Тарквиния Гордого и Юлия Цезаря. Говоря о тирании нескольких человек, он приводит в пример тиранию 30 тиранов в Афинах и кратковременную тиранию децемвиров в Древнем Риме. Под тиранией многих Цицерон имеет в виду Афины в разные периоды времени (De rep., I, 43-44; IV, 11). Описывая тиранию толпы, Цицерон опирается на примеры Платона, предложенные в его труде «Государство», хотя можно предположить, что он также имел в виду современный ему Рим. Из всех видов тирании Цицерон считает самой несправедливой тиранию одного человека (De rep., I, 65; II, 47). В диалоге «De republica» (II, 48) он пишет, что, хотя монархия в ее самой чистой и некоррумпированной форме является наилучшей среди простых форм государственного устройства, она потенциально опасна. Опасность заключается в большой власти одного человека и в его соблазне использовать власть для совершения противозаконных действий. Царь становится тираном не после захвата новой власти, а из-за злоупотребления уже имеющейся (De rep., II, 51). По мнению Цицерона, власть монарха настолько велика и привлекательна для тщеславных людей знатного происхождения, что они безжалостно сражаются за нее друг с другом, тем самым, раздирая государство на части своей борьбой и разногласиями (De off., I, 26). Из этого можно сделать вывод о том, что опасность тирании, по мнению Цицерона, состоит в узурпации власти со стороны тиранического правителя. Таким образом, кто является для Цицерона тираном? По-видимому, тот, кто узурпирует власть, то есть узурпатор. В трактате «Об обязанностях» предлагается тезис о том, что люди приносят другим как пользу, так и величайший вред (homines hominibus et prosint et obsint) (De off., II, 17). Власть Цезаря несет людям вред, так как в ее основе лежит несправедливость. Цицерон приводит в пример поражения, которые Цезарь нанес Помпею и помпеянцам в 48-45 гг. до н.э., и такую тактику по отношению к политическому сопернику он называет истреблением (interitus) (De off., II, 20). Он также обвиняет Цезаря в несправедливом отношении к покоренным народам, говоря о нем как о человеке, который в нечестивом деле (in causa impia), в силу отвратительной победы (victoria foediore) захватывал целые провинции и области (De off., II, 27). Исходя из всего сказанного выше, Цицерон делает вывод о том, что правление Цезаря - это несправедливое владычество, а Цезарь - человек, несправедливо использующий власть (injuste imperans) (De off., II, 29), так как ради своего господства и первенствующего положения он безрассудно преступил все божеские и человеческие законы (omnia jura divina et humana pervertit) (De off, I, 26). Кроме того, при его диктатуре не выполняются три условия справедливого правления. Данные условия включают в себя любовь народа (si diligit multitudo), доверие народа (si fidem habet) и адекватность кандидата для правления (т.е. достоин он или нет) (si cum admiratione quadam honore dignos putat) (De off., II, 31-37). Цицерон считает, что народ боится Цезаря, так как его правление основано на страхе. А страх порождает глубокую и свирепую ненависть, против которой не устоять ничьему могуществу, и потому она ведет к сопротивлению народа и свержению тирана (De off., II, 23. Cf. De off., III, 84-85; Pro Caecina, 42-47; De amic., 53). Именно из-за страха и ненависти народа тиран живет в постоянной боязни заговора, мятежа, убийства, которые могут быть совершены даже членами его семьи, друзьями, близкими соратниками, слугами. И, так как Цицерон был убежден в том, что душу тирана исцелить невозможно, единственным выходом оставалось обречь тирана на смерть. Из-за того, что римское государство с каждым днем все стремительнее шло к установлению единоличной власти, со всеми признаками, обычно присущими тирании, Цицерон не мог не думать об уничтожении тирана. Поэтому он был провозглашен в истории не только как противник тирании, но также как пылкий оратор тираноубийства. Не участвуя в заговоре против Цезаря, который привел к его убийству, Цицерон, тем не менее, был другом Брута и позднее прославил его поступок (De off., III, 19, 32, 82-93). По мнению Н. Вуда, Цезарь в конечном итоге был для Цицерона тираном и популяром, чья власть опиралась на чернь, был вдохновителем вызывающей разногласия, подстрекательской аграрной реформы. Подобно Тиберию Гракху до него, Цезарь стал для Цицерона еще одним подтверждением того, что реальная угроза безопасности Рима всегда происходит от низших слоев населения; вследствие этого она должна безжалостно подавляться (Phil., XI, 28) [4]. Оправдание убийства Цезаря является частным случаем отношения Цицерона к насилию в политике. Для него просто убийство и тираноубийство - разные вещи. Просто убийство безнравственно, тираноубийство - славный поступок, в котором нравственность и полезность совпадают. Хотя оба вида убийства - акты крайнего насилия, однако, они различаются намерениями и обстоятельствами, при которых совершаются. Обычно, лишение человека жизни — безнравственно, так как это действие совершается исключительно ради собственной выгоды и, таким образом, противоречит общественным интересам. Следовательно, оно противоречит закону природы. Но убийство тирана - дело, связанное с общественными интересами и полезное с точки зрения защиты и сохранения республики. Поскольку тирания разрушает государство и вредит общественным интересам, то тот, кто убьет тирана, положит конец несправедливости, тем самым спасет государство и восстановит общественные интересы. Так как государство (в справедливой его форме) должно быть объектом величайшей любви и верности его граждан, то спасение его от разрушения - нравственно и полезно, и тот, кто его спасает, пусть даже путем убийства тирана, оказывает величайшую услугу человечеству. В результате тот, кто не уважает общественные интересы, тиран или будущий тиран, такие, как Клодий или Цезарь, стоящие во главе народного протеста по поводу социальной реформы, идут войной на остальную часть общества и могут на законных основаниях восприниматься им как враги (De off., III, 19-32) [5]. Таким образом, мы видим, что главным фактором отбора людей, в отношении которых может быть применена сила на законных основаниях, является их противостояние общественным интересам и безопасности государства. Понятие убийства применительно к любому человеку для Цицерона - явление отрицательное. Убийство из политических соображений - совсем другой случай, и потому оно имеет для него особые критерии оправдания, главным из которых является общественная полезность такого убийства.

Большинство исследователей считает данное отношение Цицерона к убийству Цезаря оправданным. М. Гельцер, например, одобряет мнение Цицерона о том, что при определенных обстоятельствах даже преступление может быть нравственно обоснованным своими последствиями. Исследователь уточняет, что убийство близкого человека является для Цицерона величайшим преступлением, но убийство тирана - это нравственный поступок, так как он ведет к пользе государства в целом (De off., III, 19) [6]. Н. Вуд обращает внимание на слова Цицерона о том, что при внезапной и неотложной необходимости, когда нельзя справиться с высшей властью, государственные мужи имеют право нарушить букву закона ради спасения государства (Ad fam., X, 16, 2. Cf. Ad fam., XII, 7, 2). В этом исследователь видит особый пример взглядов Цицерона на насилие в политике [7]. Несомненно, данные выводы сами собой напрашиваются из работ Цицерона. Идея о тирании как антиобщественном явлении постоянно фигурирует в его сочинениях, особенно позднего периода.

Вместе с тем хотелось бы подчеркнуть определенную субъективность и эмоциональность отношения Цицерона к Цезарю, что делает отчасти неубедительными его рассуждения о полезности убийства Цезаря (De off., III, 19). Например, Цицерон неоправданно осуждает привычку Цезаря участвовать в рукопашном бою вместе со своими воинами, называя это звериной дикостью. В частности, Цицерон трижды применяет данный эпитет по отношению к Цезарю в трактате «Об обязанностях», что кажется нам скорее ораторским приемом или проявлением несдержанности, чем правдой (De off., I, 81; III, 32, 82). Есть мнение, что опасения Цицерона по поводу абсолютной власти Цезаря были напрасны. Талантливый полководец, Цезарь не был создан для управления государством, так как он был талантливым дилетантом в области государственного правления, и не более того. Слабость его как диктатора проявилась в том, что он, достигнув вершин власти и почета, на самом деле оказался в политической изоляции, а заговор, возникший против него и закончившийся его убийством, явился закономерным проявлением слабости установленного им режима [8]. Подтверждением того, что Цезарь не был диктатором в политике, служит также тот факт, что он часто проявлял великодушие по отношению к своим подчиненным. Например, он был великодушным по отношению к Домицию, своему заклятому политическому врагу, который получил от сената назначение сменить Цезаря в Галлии. Он также был великодушен к самому Цицерону и вернул его из изгнания; не спорим, что это было выгодно Цезарю, ведь тот считал Цицерона символом спокойной преемственности власти, защитником мира, человеком, ставившим гражданские заслуги выше военной славы. Цезарь надеялся не на страх граждан перед диктатором, а на готовность полюбить его или хотя бы примириться с его властью. В доказательство того, что Цезарь проводил целенаправленную политику сникания любви и доверия граждан, приведем следующий пример. Для охраны Цезаря решили создать личную вооруженную гвардию из всадников и сенаторов. Всякий знал, что любой тиран в любом греческом городе начинал именно с создания личной охраны. Учтя это, Цезарь отказался от предложения. Но этот частный случай, конечно, не мог изменить положения Цезаря как единовластного правителя. Опытные политики понимали тогда: тирания возникает в том случае, когда плебс, уставший от всеобщего развала, начинает искать себе хозяина. Поскольку Цезарь всячески стремился снискать любовь народа, сомнений быть не могло - он тем или иным путем добьется единоличной власти. П. Грималь высказывает мысль о том, что Цезарь проявлял мягкосердечие с той целью, чтобы провести смену режимов спокойно, без эксцессов и насилия. Под сменой режимов исследователь явно подразумевает переход от сенатской республики к принципату. Несмотря на такие доводы, Цицерону, видимо, было нелегко принять сторону Цезаря после его победы в гражданской войне. В нем боролись две силы: осознание того, что Цезарь лично ему не сделал ничего плохого, более того, мог бы считаться другом; вторая сила состояла в том, что Цицерон, будучи защитником сенатской республики, не мог пожертвовать своими убеждениями, приняв сторону Цезаря [9]. Здесь мы согласимся с П. Грималем, что в споре личных интересов с моральным долгом Цицерон не знает колебаний. Он выбирает моральный долг. Honestum для него состоит в верности себе, в верности однажды принятому мировоззрению. Он признал республику наилучшим государственным строем как в теории, так и в действительности. Следовательно, он был обязан за нее бороться, независимо от того, какие последствия принесет ему эта борьба лично. Перед лицом такой необходимости, обоснованной логически и в то же время опирающейся на внутреннее чувство, дружескими связями с Цезарем ему пришлось пренебречь. Если бы не страстное желание Цезаря повелевать римским народом и другими покоренными народами, Цицерон, возможно, признал бы правление Цезаря полезным для государства. Но когда власть сопровождается уничтожением законов и свободы, о полезности говорить не приходится. Это скорее тирания, государственная измена, убийство отечества (parricidium patriae) (De off., III, 83). По этой причине гибель такого человека для Цицерона вполне заслуженна. В некотором отношении Цезарь даже хуже Суллы, так как он вел войну по несправедливой и недопустимой причине, а после своей отвратительной победы не только лишил имущества отдельных граждан, но и целые общины. Вот почему если и сохранились еще стены Рима, то государство (res publica) было утрачено полностью (De off., II, 26-29) [10]. И, несмотря на то, что до убийства Цезаря Цицерон многословно и неискренне прославляет милосердие, кротость, справедливость, умеренность, мудрость полководца, благодаря его за возвращение в Рим Марцелла, одного из самых ожесточенных его противников (Pro Marcello, 9), истинное отношение Цицерона к Цезарю отрицательное, и оно проявляется только после смерти диктатора, когда Цицерон дает себе волю и характеризует его как преступника, тиранического правителя, о чем замечает И.Ш. Шифман [11]. О. Зиль также подчеркивает непримиримую ненависть Цицерона по отношению к Цезарю, его неприязнь всего цезарианского с темпераментной однобокостью, будто Цезарь являлся воплощением люциферской силы, которая всегда будет злом [12]. Дж. Ричардз заостряет внимание на параграфе III, 82 в трактате «Об обязанностях», где говорится о том, что есть люди, которые пренебрегают всем справедливым и нравственно прекрасным, чтобы достичь могущества, несмотря на ненависть, которую такие люди внушают к себе [13]. Тот же автор пытается дать объяснение причин недружелюбия Цицерона по отношению к Цезарю. Исследователь считает, что Цицерон стал значительной политической фигурой, скорее всего, по воле случая, так как он искал что-либо, выходящее за рамки обыкновенной карьеры политического деятеля республиканской эпохи. Амбиции Цезаря простирались на то, что находилось выше всего этого: он был «прирожденным диктатором». Таким образом, между ними существовал определенный моральный барьер. Цицерон соглашался с Платоном в том, что быть жестоким по отношению к своему отечеству равносильно жестокости по отношению к своему отцу: Цезарь не имел таких сомнений. Цицерон ненавидел кровопролитие: Цезарь не искал его, но если считал его необходимым, то не терзался угрызениями совести. «Триумфы» Цицерона проходили в мирное время: Цезарь, в возрасте чуть более 40 лет, внезапно стал одним из немногих великих полководцев мира [14]. С данной позицией перекликается точка зрения И.П. Дюбуа-Гушана, согласно которой Цицерон чувствовал себя в тени гения большей величины, чем он сам, и именно в этом была его скрытая рана [15].

Как мы видим, мнения исследователей во многом противоречивы. Одни полагают, что дружба Цезаря и Цицерона прекратилась из-за политических разногласий, другие считают, что дружбы не было, была только ненависть. Противоречивость суждений, видимо, связана с тем, что отношения этих людей изменялись со временем. По-видимому, при объяснении причин враждебности Цицерона к Цезарю, трансформировавшейся в ненависть первого к последнему, следует иметь в виду дружбу и тесные политические связи между Цицероном и Помпеем, которому Цезарь нанес жестокое поражение. Неслучайно Цицерон охарактеризовал этот разгром как истребление (interitus) (De off., II, 20). Из поздних работ Цицерона мы видим, что он перестал верить в моральное исправление Цезаря и потому потерял всякую надежду на восстановление старого республиканского уклада при его правлении.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что вслед за греческими предшественниками Цицерон в своих рассуждениях о тирании указывает на тиранию одного, нескольких и многих людей. Самой несправедливой Цицерон считает тиранию одного человека. Такое правление опасно из-за чрезмерного сосредоточения власти в руках одного человека. Фактически, это узурпация власти. Таким образом, тиран для Цицерона - это узурпатор. Так как правление тирана (в частности, Цезаря) основано на страхе подданных по отношению к нему, у народа неизбежно возникновение чувства ненависти, которое ведет к сопротивлению со стороны подданных и свержению тирана, что, собственно, и произошло в мартовские иды 44 г. до н.э. Цицерон оправдывает убийство Цезаря, так как с точки зрения защиты и сохранения республики оно являлось нравственным поступком, а потому полезным. Цицерон разграничивает просто убийство, которое является безнравственным, и тираноубийство, нравственное и полезное с точки зрения сохранения прежнего республиканского правления. Потеряв веру в моральное исправление Цезаря, он стал пылким оратором тираноубийства.

Итак, подведем итоги. Рассмотрев сущность цицероновского понятия «идеальный правитель», отношение Цицерона к единовластию, в том числе к диктатуре Цезаря, которую он называет тиранией, мы пришли к выводу о том, что именно реальная угроза единоличной власти с элементами тирании подтолкнула Цицерона к теоретическому оформлению концепции идеального правителя. В целом, она базируется на идее нравственной реформы государственного аппарата, которая восходит к стоическим добродетелям (мудрости, справедливости, благодеянию, величию духа и умеренности). Однако для Цицерона правитель не просто философ, на что указывали стоики, а активный государственный деятель, для которого наивысшей справедливостью является общественное благо. Правитель является опекуном для подчиненных, и такие отношения основаны на справедливости и доверии. Правителю также необходимо быть хорошим оратором, уважать религию и быть просто удачливым человеком. Цицероновский правитель не является монархом. Цицерон не мог восхвалять идеал монархического правителя, поскольку в своих сочинениях он неоднократно указывал на нестабильность монархической формы правления, на ее тенденцию вырождаться в тиранию одного человека, которая являлась, по его мнению, самой несправедливой из всех форм тирании. Если учесть, что цицероновская концепция идеального правителя была оформлена во времена диктатуры Цезаря, то становится очевидной ее антимонархическая направленность. Отношение Цицерона к последним годам правления Цезаря явно негативное. Уже не веря в нравственное исцеление тирана и восстановление с его помощью genus mixtum, Цицерон заявляет, что уничтожение тирана — это благо для римского народа, а то, что нравственно-прекрасно с общественной точки зрения, является, безусловно, полезным, даже если это убийство человека.


Брагова Арина Михайловна



[1] Еще одно название Цезаря - rex («Ессе tibi, qui rex populi Romani dominusque omnium gentium esse concupiverit idque perfecerit»(«BoT перед тобой человек, который страстно желал быть царем римского народа и повелителем всех покоренных народов и сделал это»): De off., Ill, 83). К этому см.: Утченко С.Л. Трактат Цицерона «Об обязанностях»... С. 160.

[2] К этому см.: Грималь П. Указ. соч. С. 410, 422.

[3] Wood N. Op. cit. P. 155.

[4] К этому см.: Wood N. Op.cit. P. 158.

[5] См.: Wood N. Op.cit. P. 190-192.

[6] См.: Gelzer M. Cicero... S. 359-360.

[7] См.: Wood N. Op. cit. P. 190-192.

[8] Утченко С.Л. Цицерон и его время... С. 290, 292.

[9] Грималь П. Указ. соч. С. 342-343, 361, 422.

[10] К этому см.: Утченко С.Л. Трактат... С. 166.

[11] Шифман И.Ш. Цезарь Август. Ленинград, 1990. С. 24.

[12] Seel О. Op.cit. S. 455.

[13] Richards G. Op.cit. P. 255.

[14] Richards G. Op.cit. P. 279.

[15] Dubois-Guchan Е.Р. Rome et Ciceron. Paris, 1880. P. 221.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Государственный режим
Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)
Государство в политическом учении Ницше
Воля политической власти - правила исследования
Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима
Вернуться к списку публикаций