2012-03-30 14:39:12
ГлавнаяПолитология — Структурные элементы политической системы современной России



Структурные элементы политической системы современной России


По своему отношению к социальной действительности партии можно подразделить также на консервативные, реформистские и революционные в зависимости от того, намериваются ли они сохранить эту действительность, частично изменить ее или радикальным образом преобразовать.

Имеются также партии с индивидуальным и коллективным членством в зависимости от того, осуществляется прием в них непосредственно или через другие организации, такие, как профсоюзы. В последнем случае человек, вступая в профсоюз, одновременно вступает и в партию, поскольку профсоюз является коллективным членом этой партии.

Понятно, что типология партий представляет собой не более чем абстрактную схему, служащую для упорядочения крайнего разнообразия партийных организаций. В конкретной политической действительности партия может иметь характерные черты различных типов организаций. Иными словами, она может быть одновременно массовой, харизматической, и идеологической либо кадровой, рациональной и патриотической и т. д. Существует целый ряд возможных комбинаций, и о какой конкретно идет речь, следует уточнять при анализе каждой конкретной партии.

Существующие политические системы могут различаться между собой также по количеству партий и выполняемым функциям. Имеются системы с единственной партией, двухпартийные, многопартийные и с господствующей партией.

В России, если анализировать ход политической жизни на сегодняшний день, складывается политическая система с множеством партий. Существует целый ряд партий, имеющих примерно одинаковые возможности. Они соревнуются в борьбе за законную власть, для чего заключают разнообразные союзы и формируют партийные блоки.

Имеющееся на сегодня количество партий, движений, блоков дает возможность определенным образом их классифицировать. Если использовать традиционный способ по идейно-политической ориентации той или иной партии или общественно политического движения, то можно обозначить следующие группы:

- ультралевые (коммунисты-фундаменталисты) - ВКПБ, РКРП, РПК, «Трудовая Россия», часть ФНС и др.;

- неокоммунисты (сторонники создания коммунистической партии парламентского типа, вписывающихся в нынешнюю политическую систему России) - КПРФ, АПР;

- левый центр (социал-демократы, социалисты, «левые патриоты», «христиане») - СПТ, РСДНП, B.C. «Обновление», общественно-политическое движение «Женщины России», Российский социал-демократический центр и некоторые другие;

- правый центр - ДПР, РПРФ, СДПР, общественно-политическое движение «Яблоко», ПРЕС, РДДР и другие;

- правые (радикал либералы, «патриоты») - ПЗС, РХДП, ПКД, Крестьянская партия России. Национал-республиканская партия России. СвДПР, РХДС- «Новая демократия», Партия «Демократическая инициатива», Партия «Демократический выбор России» и др.;

- ультраправые - ЛДПР, Консервативная партия, «Демократический союз» и др.

Современная российская многопартийность может быть типологизирована и по другим критериям, например, по отношению к правящему режиму, по организационным основаниям. Однако в отношении современных российских партий, делающих лишь первые шаги в своем развитии, осуществить такую типологизацию довольно трудно.

До сих пор российская многопартийность прирастала довольно быстро в численном отношении. Столь динамичный рост числа партий обусловлен, на наш взгляд, действием по крайней мере трех факторов. Во-первых, постепенной демократизацией российской общественно-политической жизни и утверждением на практике конституционного принципа идейно-политического плюрализма, обеспечивающего раскрепощение политического сознания, воли и интересов граждан, их политическую социализацию. Во-вторых, своеобразием, характерным для начальной фазы российской многопартийности. Она, эта фаза, подобна всплеску, взрыву, естественно произошедшему после десятков лет «сжатия» российского общества политической системой с монопольным, властным положением в ней КПСС. И, в-третьих, простотой, либеральностью и не учитывающей закономерностей партийного строительства и функционирования законодательства, обусловливающего институционализацию партий. Проект закона РФ «О политических партиях» разработан, но не принят пока даже в первом чтении.

Однако постоянно возрастающее число российских политических партий не должно вызывать состояния эйфории. Дело в том, что едва ли 10% партий имеют на сегодня численность от 50 до 150 и более тысяч человек. Заявляемая на этом фоне численность Компартии Российской Федерации в 500-600 тысяч человек может быть и соответствует истине, но она кажется просто фантастической и пока недосягаемой для многих иных партий. И лишь немногие партийные формирования могут, похвастаться наличием и деятельностью развитой сети своих первичных, местных и региональных организаций, каким-то определенным уровнем своего организационного строения. Не будет особо удивительным и то, что при попытке знакомства с деятельностью некоторых партий, мы не сможем обнаружить ничего, кроме отдельных лиц из числа партийного «руководства», да некоторого количества наработанных документов и материалов.

Но было бы заблуждением судить о партиях, об их роли в общественно-политической жизни только исходя из численности партийных рядов. Партии - институт многогранный и, даже будучи пока в своей начальной стадии, - уже действует, шаг за шагом осваивая политическое пространство России.

Группами давления называют организации самого разного типа (предпринимательские, профсоюзные, религиозные, культурные и т.д.), члены которых, не претендуя на высшую политическую власть в системе, пытаются влиять на нее для обеспечения своих специфических интересов. Группы давления пытаются влиять на политическую элиту, а не управлять непосредственно. В этом состоит их отличие от политических партий.

Влияние групп давления определяется главным образом количеством их членов, экономическим могуществом, а также той ролью, которую они играют в обществе в целом. Эти, группы рассматривают себя как бы вне политики, но часто оказывают большее влияние на политическую жизнь страны, чем политические партии. Известны случаи, когда крупные транснациональные компании или могущественные профсоюзы заставляли политическую элиту отступить перед своим давлением и принять решение в свою пользу.

Группы давления применяют самые разные методы. Так они разворачивают общественные компании, чтобы убедить правящую элиту в законности своих требований, используя для этого средства массовой информации. Если компания не приносит результата, они переходят к угрозам, чтобы элита проявила большую «чуткость» к их требованиям. Если это не приводит к цели, они могут использовать деньги, чтобы «купить» согласие, а также саботировать действия правительства, например, парализуя производство, затрудняя деятельность некоторых важнейших служб или вызывая финансовую панику. Иными словами, средства достижения группами давления своих целей охватывают широкий спектр - от убеждения до прямого воздействия.

Деятельность групп давления является публичной, но это не означает, что они проводят свои операции «при свете дня». Напротив, руководители этих групп, как правило, предпочитают, чтобы общественное мнение не знало об этих операциях. Они имеют «доверенных лиц» в государственном аппарате, в политических партиях, в парламентах, влияя через них на решения правительства. Руководители групп давления легко ориентируются в «высших сферах», подчеркивая отношения с лицами, влиятельными в разных областях деятельности.

Группы давления можно разделить на коммерческие и некоммерческие. Некоммерческие организации или как их сейчас принято называть «третьим сектором», начиная с 80-х годов во всем мире лидируют в решении социальных вопросов. Эти общественные организации имеют длительную историю, однако их роль в политике, экономике, культуре была осмысленна и получила признание сравнительно недавно. Глобальный кризис трех ведущих концепций социализма, развитие государства всеобщего благосостояния стимулировал поиск нового «агента развития». В разные эпохи в этой роли рассматривали пролетариат, молодежь, предпринимателей, теперь в фокусе внимания - общественность. В известном докладе Римскому клубу «Босоногая революция» (1988) Бертран Шнейдер констатировал полную неудачу планов модернизации и технического перевооружения стран «третьего мира» на государственном уровне и подчеркнул экологическую опасность и социально-экономическую не эффективность подобных масштабных проектов. Шнейдер показал, что альтернативные модели развития возникли «в гуще повседневной жизни народа», соответствуя его традициям и среде, и наиболее успешно претворяются в жизнь именно неправительственными организациями. Успех связан с тем, что неправительственные организации понимая нужды населения, умеют работать на основе неформальных контактов.

Можно привести ряд примеров активного участия в общественной жизни России некоторых групп давления. Наиболее ярким примером является движение казачества. Оно стало одним из значительных элементов социокультурной и социополитической жизни современной России. Не учитывать этого массового движения просто невозможно. Зародившись в местах этнического проживания казачества (Северный Кавказ, Урал, Сибирь, Дальний Восток) оно стало распространятся по принципу землячества на территории, которые никогда небыли заселены казаками. Подобные организации учреждены в Санкт-Петербурге, Туле, Воронеже, Владимире, Нижнем Новгороде, Риге и т.д. Выявилась тенденции к межрегиональному объединению: так возник Союз казачества Поволжья и Урала (организации и землячества 15 областей и республик РФ).

Образовавшись на рубеже 1980-х - начало 1990-х г.г. движение казачества быстро приобрело политическую окраску. Вторгаясь в политическую жизнь России, оно играет как позитивную так и негативную роль. Осознав себя силой, казачество активно участвовало в региональных конфликтах как в России (Чечня), СНГ (Молдова, Абхазия), так и в Сербии. Оно оказывает давление как на федеральные власти так и региональные в решении своих задач. С движением казачества вынуждены считаться и ряд суверенных государств, таких как: Украина, республики Северного Кавказа, Казахстан.

Ярким примером деятельности групп давления является давление естественной монополии России концерна «Газпром» на правительство в целях недопущения лишения ее монополизма.

Деятельность групп давления все возрастает, что требует от законодателей детальной правовой регламентации их деятельности.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Л.А. Тихомиров как теоретик монархизма
Понятие тоталитаризма
Избирательная система и политическая фрагментация
Особенности германского и советского тоталитаризма
Власть как основа политической системы
Вернуться к списку публикаций