2012-03-18 17:26:24
ГлавнаяПолитология — Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)



Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)


При рассмотрении западного идеологического пространства можно вполне признать наличие двух влиятельных консервативных течений, это неоконсерватизм, практическими выразителями идеологии которого были такие крупные политические деятели, как Р. Рейган и М. Тэтчер, и так называемая доктрина «консервативной революции» (новые правые), признанным лидером которого выступает французский ученый и философ А. де Бенуа. Эти направления буквально противостоят по всем основным вопросам общественного бытия. Например, новые правые отводят в отличие от неоконсерваторов, экономике подчиненную роль по отношению к более высоким социальным сферам - религии и морали, считая экономическую свободу не только утопичной, но и вредной. Они придают юридическим установлениям принципиально национальный характер, считая, что они закрепляют особенности духа конкретного народа, и следовательно, не могут быть универсальными.

Основополагающее же расхождение между этими идейными направлениями заключается в том, что новые правые рассматривают капиталистический строй в качестве гибельного пути западной цивилизации, в отличии от неоконсерваторов, которые отстаивают идеалы капиталистического общества, такого, каким оно сложилось со времени первых буржуазных революций.

В силу этого, неоконсерватизм, является для нас наиболее интересным социально-философским и политическим течением. Неоконсерватизм значительно сблизился с неолиберализмом по ряду важнейших политических и социальных вопросов. Неоконсерватизм воспринял от него идею общественного развития, исторической, социальной и политической активности человека, демократизации политики и социальных отношений, в значительной мере отошел от элитарных и аристократических воззрений на власть, порядок и традиции, стал ближе к современным общественным организациям. В важнейших вопросах о роли государства и его отношений с обществом неоконсерватизм также пошел навстречу идеям классического либерализма.

Идеи консерватизма возрождаются тогда, когда начиная с 50 - 60-х годов в США и Западной Европе разразился кризис, экономические и социальные причины которого стали ясно вырисовываться к 70-м годам. Это дало взрыв нового течения «неоконсерватизма». Неоконсерватизм решительно выступил против государственного капитализма, социал-демократической политики обобществления и национализации, передачи части промышленности корпорациям и т.д. Центральный аргумент неоконсервативной экономической политики - нерентабельность «социалистических» методов в промышленности. Попутно неоконсервативная политическая волна на том же основании повышения эффективности экономики, снижения государственных расходов, отказа от социальной опеки свела на нет ряд мер, которыми либеральные и социал-демократические правительства стремились либерализовать социальную политику. Идеология самостоятельности развитой личности, способной отвечать за себя, добиваться успеха, не полагаясь на протекцию кого бы то ни было, своеобразно трансформирована современным консерватизмом в сужении демократических социальных гарантий.

Неоконсерваторы начали свою деятельность в идейной реконструкции, соединившей в себе старые и новые взгляды, направленные на защиту капитализма. Основной характерной чертой этих направлений является то, что они не верят в возможность изменить природу человека и создать воистину справедливое общество. Отрицая любые революционные идеи, они стремятся доказать, что всякое радикальное изменение отбрасывает материальную и духовную культуру назад. Они готовы признать только необходимость ограниченных реформ, ибо общество трактуется ими как такое органическое единство, которое в состоянии выдержать лишь медленные преобразования.

Идея неизменности природы человека обосновывается при помощи соответствующего истолкования некоторых положений современной биологии. Особенно выделяются определенные положения генетики, которые приводятся для доказательства того, будто судьба человека зависит от его унаследованных особенностей. Неравенство между людьми тоже обосновывается ссылками на генетику. Неоконсерваторы говорят о различном уровне интеллектуальности у людей различных рас, и между различными слоями общества в рамках одной расы. Основной постулат заключается в том, что никакие общественные изменения и воспитание не в состоянии их ликвидировать. Несмотря на биологизаторский подход ко многим проблемам, неоконсерваторы не намерены изменить человечество с помощью биологии. Достижения биологии они используют лишь для того, чтобы дать видимость естественнонаучного обоснования иерархическим представлениям об обществе, обосновать положение о неравенстве между расами и общественными слоями. При этом несмотря на пропаганду против государственного вмешательства, неоконсерваторы не отказываются от государства и особенно от его функции подавления.

Отсюда делается вывод, что в соответствии с различиями в способностях людей общество должно быть иерархическим по своему устройству, и лишь тогда оно может нормально функционировать, когда им управляет элита. Не нужно стремиться к общественному равенству, напротив, надо противостоять всякого рода экономическим, социальным и культурным идеям и практическим мерам, направленным на его достижение.

В тоже время, неоконсерватизм разработал свою, специфическую утопию общественного развития, которая исходит из предположения, что возможно полностью однородное общество под знаком «общности», расы или нации.

Поскольку условия для восприятия идей неоконсерватизма создали кризисные явления в капиталистическом обществе, то одной из составных частей неоконсерватизма является пессимизм. Ответственность за возникновение «индустриального общества» или «общества всеобщего благоденствия» на науку и ее достижения. Неоконсерватизм отвергает идею прогресса, присутствующую в различных направлениях буржуазной философии. Данная особенность в этом течении стала возможной вследствие того, что начиная с 1973 года в экономике развитых капиталистических стран наступил период глубокой депрессии, вызванной нефтяным кризисом, рядом серьезных проблем: энергетической, продовольственной, сырьевой, экологической, демографической. Углублялся застой производства, инфляция, возрастала безработица. Все это привело часть интеллигенции к утверждению в идеологии неоконсерватизма.

В последнее время начинает все более вырисовываться новый портрет гуманитарной интеллигенции, придерживающейся правых взглядов. Именно эта интеллигенция задает сегодня тон в ряде развитых капиталистических стран. Так называемая критическая позиция интеллигенции, с одной стороны, позволяет ей участвовать в формировании идеологии, а с другой - служит интересам самой интеллигенции. Именно таким путем она создает себе привилегированное положение. В наши дни эта критическая позиция не мешает интеллигенции принимать участие в функциях власти против левых сил.

Идеология неоконсерватизма была сформирована Б. Фризменом, Д. Беллом, И. Кристолом и другими. В рамках этой идеологии наблюдаются те или иные расхождения, но можно заменить несколько общих принципов, которые связывают ее воедино. Например, все неоконсерваторы говорят о том, что надо возродить свободную конкуренцию, прекратить или хотя бы ограничить вмешательство государства в экономику. Надо вернуть прежние ценности, то есть те пуританские нравственные нормы, которых придерживаются большинство новых фундаменталистов. Во внешней политике, с точки зрения консерваторов, надо опираться на превосходство силы, для чего необходимо вооружаться. В то же время они считаются нужными культивировать чувство национального превосходства, используя интегрирующую силу этого чувства и во внешней политике.

В распространении идеологии неоконсерватизма особая роль принадлежит той новообращенной интеллигенции, которая отреклась от своих левых взглядов во 60-х годах. В разных странах неоконсерватизм проявляется по своему. Например, идеологи неоконсерватизма США, такие, как политолог И. Кристол, теолог М. Новак, философ У. Баррет, социолог П.Л. Ван ден Берге, были достаточно долгое время либералами и придерживались даже идей социализма. Однако, впоследствии они отказались от своих взглядов, ибо не приняли путь развития Советского Союза и других социалистических стран.

Среди ценностей капитализма они особенно высоко ставят экономическую свободу, которая по их мнению, гарантирует неотъемлемые права человека. Кристол считает, что рыночная экономика предполагает большую терпимость, чем ее допускают тоталитарные системы.

Когда неоконсерваторы касаются проблемы равенства, то они признают, что экономическая свобода ведет к неравенству. Однако, это неоконсерваторов не волнует, ибо капитализм, как пишет Баррет, «допускает свободу и продуктивен».

Для английской интеллигенции достаточно характерно придерживаться традиционалистских или консервативных взглядов. В Германии консервативное направление тоже имеет давние корни. Но более всего удивительным представляется то, что часть французской интеллигенции, когда-то считавшей себя левой, стала разделять взгляды правых. Подобного рода «повороты» нельзя объяснить только субъективными причинами. Речь идет об изменении функций интеллигенции, задававшей ранее тон в культурной жизни страны.

Р. Дебре, бывший в свое время сторонником Че Гевары, издал в 1979 году книгу «Власть интеллигенции во Франции». В ней он пишет, что поведение интеллигенции стало другим. Суть этой перемены сводится к тому, что интеллигенция привлечена к делам управления с использованием средств массовой информации, но старается осуществить свою власть таким образом, чтобы не терять имиджа героя «гражданского общества». Дебре характеризует поведение «высшей интеллигенции» следующими словами: «Иметь авторитет, вкушая все его преимущества, и не иметь неприятностей, с которыми сопряжено обладание властью.

Подобный же анализ нового положения интеллигенции с точки зрения социологии и политэкономии дают А. Амон и Н. Готман в книге «Интеллекраты». Книга вышла в свет в 1981 году. Эпиграф к ней взят из Евангелия от Матфея: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды». Авторы хотели сказать этим эпиграфом, что, хотя интеллигенция любит отрицать свою связь с властью, она разделяет эту власть, приукрашивая при этом исполняемую его роль.

Таким образом, говоря об интеллигенции как об основной движущей силе неоконсерватизма, необходимо подробней остановиться на вопросе об идейных предпосылках этого течения. Как уже упоминалось выше, консерватизм - далеко не новая форма мировоззрения. Как политическая идеология он возник в Англии в качестве реакции на идеи французской буржуазной революции. Книга Э. Берка «Размышления о революции во Франции» стала настольной книгой и современных неоконсерваторов, которые заимствуют у него прежде всего его суждения о неравенстве, традициях, опыте и полезности.

В области философии неоконсерватизм противостоит не только Марксу, но и Гегелю и вообще всему рационалистическому наследию. После второй мировой войны авторы концепций «индустриального общества», «общества благоденствия» обращались к позитивистской философии в поисках обоснования своих надежд, связываемых с развитием техники. С помощью позитивизма они стремились опровергнуть теории классовой борьбы и вытеснить идеологии, вредные для капиталистического общества. В 50-60-х годах было модно говорить о «конце идеологии» как об этом свидетельствуют работы Р. Арона во Франции и Д. Белла в США.

Однако, кризисные явления 60-х годов подтвердили, что ни неопозитивизм, ни структурализм не могут вытеснить идеологию. Наоборот, стало ясным, что сознание играет большую роль в разрешении противоречий современного общества. Представители господствующего класса сделали вывод о необходимости создания идеологии, которая обновила бы и прежние религии, и иррационалистическую философию, согласовываясь с определенными положениями «новых левых», но при этом была бы направлена против марксизма. В результате оживился интерес к немецкой философии жизни от Ницше до Хайдеггера.

Некоторые западные интерпретаторы называют идеологическую философию позднего Хайдеггера «Философией свободы», ссылаясь на такие его высказывания, согласно которым основой всякого рода понимания является свобода: «свобода - основа основ». Но свобода, о которой идет речь, имеет субъективный характер, а ее проявления мистифицируются. Хайдеггер - противник активного изменения мира, а после 1945 года он резко выступал против технизации современного мира. Он пришел к выводу, что надо преодолеть технику и порожденные ею формы социального отчуждения. Здесь философия Хайдеггера не очень оригинальна, но своим крайним субъективизмом и иррационализмом она оказала и оказывает по сей день заметное влияние на западную интеллигенцию.

Достаточно часто в литературе неоконсерватизма встречается имя О. Шпенглера (1918-1922 г.г.). В своей книге «Закат Европы» он отвергал идею исторического прогресса. Согласно Шпенглеру, история есть последовательная смена исторически независимых друг от друга неповторимых культур. Эти культуры представляют собой организмы, возникающие, расцветающие и отмирающие. Задача философии истории - познать морфологическую структуру таких культур, наделенных особой «душой». Шпенглер вывел, что приблизительно раз в тысячу лет происходит смена больших культур, прежние погибают, новые рождаются. Единственным средством, способным придать новые силы находящейся в упадке западной культуре, Шпенглер считает «прусский социализм», основы которого заложены при Фридрихе Вильгельме I. Этот «социализм» Шпенглер предлагает возродить в XX веке.

Неоконсервативная идеология часто отрицает свою причастность к иррациональной философии и обращается к работам философов неопозитивистского Венского кружка, прежде всего для того, чтобы найти в них суждения об относительности человеческого познания, тщательности поисков закономерностей в истории, иллюзорности идеи прогресса. К числу философов Венского кружка непосредственного относится Р. Карнан, О. Нейрат, Ф. Франк, Г. Фейг, А. Мейер, Э. Нагель, Ч. Моррис. Изучая их творческое наследие, сегодня стало модно ссылаться на К. Поппера. Несмотря на то, что его философия истории оказала наибольшее влияние на неоконсерваторов, причислять его к последним не стоит, поскольку в своих воззрениях он ближе скорее даже к либералам. Он не является не только консерватором, но и даже глубоким ученым. Его деятельность можно отнести более к научной публицистике, а своей знаменитостью и широкой известностью он обязан политической конъюнктуре времен после II Мировой войны, нежели каким-либо научным изысканиям.

Как и другие представители Венского кружка, он связывает критерий научности с возможностью эмпирического контроля, принимает принцип верификации, предполагающий сравнение высказывания с тем фактом, к которому оно относится, чтобы таким путем выявить его истинность или ложность. Такое уважение к фактам весьма привлекательно, однако, область применения данного принципа заведомо ограничена. Самая популярная книга Поппера называется «Открытое общество и его враги». Поппер анализирует в ней особенности исторического познания и исторического процесса, трактует проблемы социологии, политики. Суть его рассуждения сводится к тому, что универсальных исторических законов не существует. Те, кого интересуют «законы», должны заниматься не историей, а какой-то другой «генерализирующей» наукой, например, социологией. Историк может лишь описывать события и находить их непосредственные причины.

Поппер предлагает перестать искать в истории смысл. Вместе с тем он признает, что истории можно придать смысл. Это и призвано делать, согласно его концепции, так называемое «открытое общество», выступающее в интересах разума, справедливости, свободы, равенства, осуществляющее контроль за международными конфликтами и тождественное по существу буржуазной демократии. Позиция Поппера такова: «Вместо того, чтобы позировать в качестве пророка, давайте станем кузнецами собственной судьбы. Давайте научимся делать свое дело так хорошо, как только возможно, и будем признавать свои заблуждения. Давайте откажемся от мысли, что история власти может служить нам судьей, давайте не будем ломать голову над тем, оправдывает нас история или нет. Тогда, возможно, мы достигнем того, что станем контролировать власть. Таким способом мы можем со своей стороны оправдать историю. Она очень даже нуждается в оправдании».

Для прежнего иррационализма было характерно, что в поисках обоснования он обращается к биологии. Новые открытия в биологии наших дней способствовали возрождению этой тенденции. В прошедшие десятилетия генетики много занимались проблемой влияния генетических и социальных факторов на интеллектуальное развитие человека. Признавая большую роль наследственных факторов, большинство исследователей констатируют, что все-таки в конечном итоге именно общественная среда определяет, какие из наследственных способностей находят свое проявление, а какие - нет. Следовательно, границы возможностей индивида обусловлены генетическими факторами, но как будут складываться развитие того или иного индивида, решается воспитанием и средой. Однако, в этой, казалось бы, уравновешенной системе представлений учитывающей и те и другие факторы, проглядывают внушающие беспокойство тенденции. Так, американский биолог А.Р. Йенсен, занимающийся проблемой взаимосвязи наследственности и образования, исследует уровень интеллектуального развития представителей не только различных рас, но и различных общественных классов, групп, профессий. Он констатирует, что среди нижних слоев общества чаще встречаются люди с признаками умственной отсталости. По Йенсену расово наследуемый низкий уровень интеллектуальности является в конечном итоге определяющим с точки зрения социального и культурного уровня.

Социобиология пытается опереться в своих целях и на этнологию, наиболее крупный представитель который австрийский ученый К. Лоренц в 1973 году был удостоен Нобелевской премии. По Лоренцу, человек - часть животного мира и наиболее глубинные слои его психики, определяющие его поведение, сложились биологически. Они влияют на его действия и на стадии культурной эволюции человека. И хотя он считает, что закономерности поведения животных можно перенести на человека лишь с оговорками, в некоторых работах он делает достаточно определенные обобщения. Лоренц считает, что «естественные наклонности человека не такие уж и плохие. Человек с юности не плох, он лишь недостаточно хорош по отношению к требованиям, выдвигаемым современной общественной жизнью». Лоренц утверждает, что человек крепко привязан к своей животной природе, и в делах общественной жизни необходимо принимать во внимание его унаследованные природные особенности.

Неоконсерватизм, как определенное течение западной социально-философской мысли, включает в себя различные идейные компоненты: экономический, политический, философский, правовой, каждый из которых заслуживает отдельного рассмотрения. Будучи относительно целостным идеологическим образованием, неоконсерватизм характеризуется тем не менее значительной внутренней неоднородностью. Так, современный американский консерватизм включает в себя элементы феодально-аристократической идеологии, идеологии свободного предпринимательства и идеологии государственно-монополистического капитализма. Этот тезис можно отнести и к английскому и к германскому неоконсерватизму.

Весьма важным при анализе идеологии современного неоконсерватизма становится учет национально-исторических особенностей, которые отражаются в различных формах идеологии.


Байгушкин Алексей Иванович







Интересное:


Синэргетическая модель динамики политического сознания
Соотношение политического режима с сущностью, содержанием и формой государства
К вопросу о роли идеологии в современном государстве
Правовой режим
Что является предметом политологии
Вернуться к списку публикаций