2012-03-18 14:40:41
ГлавнаяПолитология — Л.А. Тихомиров как теоретик монархизма



Л.А. Тихомиров как теоретик монархизма


Одним из ярких представителей консерватизма в России, и, конкретно, одной из его наиболее укоренившихся форм, - православного традиционализма, - является Лев Александрович Тихомиров. Жизнь его полна событий ярких и неожиданных. До недавнего времени о его детстве, юности, образовании мы могли лишь догадываться, поскольку сведения о нем, в советский период, сохранились лишь в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, где Тихомирову посвящена довольно обширная статья, да в четырех строчках в Большой Советской Энциклопедии.

У Брокгауза и Ефрона читаем, что Л.А. Тихомиров «В середине 70-х годов принял участие в деятельности, направленной к ниспровержению государственного и общественного строя; от имени «исполнительного комитета» составил известную прокламацию, выпущенную после 1 марта 1881 года, в начале 1880-х годов писал в «Деле», где под псевдонимом И. Кольцов и И.К появились статьи его: «Жизнь и печать» (1881, 2), «К вопросу об экономике и политике» (1881, 5), «В защиту интеллигенции» (1882, 4), «С низовьев Дона» (1882, 9 и 10), «Общественность в природе» (1882, 11 и 12), «Современное положение публицистики» (1882, 12), «Тирания политической мысли» (1883, 3) и друг».

Сами внешние факты жизни Льва Александровича Тихомирова таковы: родился 19 января 1852 г. на Кавказском побережье Черного моря в военном укреплении Геленджик, где отец его был военным врачом. Кончил курс керченской Александровской гимназии и осенью 1870 г. поступил в Московский университет. 11 ноября 1873 г. был арестован по делу 193-х. Пробыл более четырех лет в Петропавловской крепости, откуда освобожден в январе 1878 г. Не желая быть под административным надзором, он скрылся у родителей, у которых жил по освобождении и в октябре 1878 г. перешел на нелегальное положение. Летом 1880 г. обвенчался с Екатериной Дмитриевной Сергеевой. Летом 1882 г. он с женой эмигрировал за границу, сперва в Швейцарию, а затем во Францию. 12 сентября 1888 г. он подал на Высочайшее имя просьбу о помиловании и разрешении вернуться в Россию, что и было даровано ему Высочайшим повелением, состоявшимся 10 декабря 1888 г., 16 января 1889 г. Тихомиров выехал из Парижа и 20 был в С.-Петербурге. До конца августа 1890 г. он жил с матерью в Новороссийске, куда из-за границы приехала и его семья. 12 июля 1890 г. состоялось Высочайшее повеление об освобождении Тихомирова из-под административного надзора, и с 3 сентября того же года он поселяется в Москве. Скончался в октябре 1923 г. в Сергиевском посаде, под сенью Троице-Сергиевой лавры.

Лев Тихомиров является, без сомнения, самым крупным из идеологов русской национальной идеи; никто другой не обрисовал и не обосновал её с такой полнотой, ясностью, логичностью, убедительностью и в то же время объективностью и беспристрастностью, как он.

Даже враждебно настроенный по отношению к нему Г.В. Плеханов не мог не отметить, что «этот человек... долгое время считался пророком и истолкователем... «русского» социализма. Революционная молодежь внимала его рассуждениям, считая его продолжателем дела Желябова и Перовской».

Один из руководителей «Народной воли», Тихомиров, впав в немилость у царя, в начале 80-х годов уезжает за границу, где становится во главе запрещенного в России «Вестника Народной Воли». Однако, живя во Франции, Тихомиров в корне меняет свое мировоззрение, и в 1888 году открыто выступает против своих прежних революционных идей в брошюре «Почему я перестал быть революционером». После выхода в свет этой брошюры Тихомирову было разрешено вернуться в Россию, что он и сделал.

Самый факт перехода из «прогрессивного» лагеря в лагерь «реакционеров», «обскурантов» и «мракобесов» в то время не представляет ничего исключительного. Как говорил с горечью по этому поводу Л.Д. Троцкий - «Русский человек до тридцати лет - радикал, а затем каналья». Поражает, если можно так выразиться, диапазон времени происшедшего изменения в миросозерцании, интервал между начальным и конечным тоном этого изменения.

Жизнь Тихомирова следует разделить на два этапа: в начале он автор пропагандных брошюр и пропагандист, один из самых ярких идеологов революции, член Исполнительного Комитета партии, организовавшей цареубийство, редактор её партийного органа, её главнейший идеолог и автор «Письма Исполнительного Комитета» императору Александру III после события 1 марта 1881 года, излагавшего желания партии.

Позднее это автор многих статей и брошюр, которые теперь напротив доказывают всю бесцельность революционных и особенно террористических актов, поборник эволюции, сотрудник, а позднее и редактор-издатель наиболее националистической и монархической газеты «Московские Ведомости», самый крупный идеолог русского национализма; в бытность, министром внутренних дел П.А. Столыпиным, Высочайше пожалованный чином статского советника и назначенный членом Совета министра внутренних дел; Высочайше награжденный золотой табакеркой; в 1907-08 годах член Предсоборного Совещания; общественный и политический деятель, про которого перефразируя его собственные слова, можно сказать, что он сделал все, что только было в его силах для укрепления, обоснования и пропаганды того правительственного строя, стремление к ниспровержению которого ранее составляло содержание многих лет его жизни.

Естественно, что став ярым монархистом, Тихомиров вызвал шквал негодования по этому поводу у своих бывших единомышленников. Разгневанный Г.В. Плеханов с присущим ему блеском писал о «перебежчике»: «Он не даром много писал на своем веку: он умеет владеть словом. Он так хитроумно слагает свой покаянный псалом, что тот одновременно представляет собою победную песнь по случаю одоления г. Тихомировым революционной гидры и хвалебный гимн в честь самого г. Тихомирова. Растроганному и примиренному монарху остается лишь заключить своего блудного сына в свои августейшие объятия.».

Однако, надо отдать справедливость, что революционные деятели, ближе знавшие Л.А. Тихомирова, в своих воспоминаниях воздавали ему дань уважения за благородство, поскольку он никого не выдал и через него не пострадал никто из его революционных сподвижников. Ближайшие друзья Льва Александровича, при известии об его «ренегатстве» ни на минуту не подумали о предательстве и не старались умалить его прежнее значение в революционном движении.

Его современники считали «переход» Л. Тихомирова лишь средством вернуться в Россию и избежать опалы, другие говорили об этом как о результате психического заболевания. На наш взгляд, лучшим материалом для установления причин происшедшей с ним перемены следует понимание его духовного и умственного склада, склада глубокого, холодного и строго логического мыслителя, бесстрашно анализировавшего все сущее в своем стремлении к правде и истине. Еще до отъезда за границу Л.А. Тихомиров, находясь в подполье, начинает считать дело «Народной воли» не своим, не соглашаясь с курсом на терроризм. Народоволие, бывшее основанием его политических убеждений, во Франции, куда он уехал, произвело на него печальнейшее впечатление своими бесконечными политическими скандалами, коррупцией и безнравственностью. Ломка его старых убеждений в обстановке эмиграции пошла значительно быстрее. Уже 8 марта 1866 года в его дневнике можно найти такую запись: «Я окончательно убедился, что революционная Россия в смысле серьезной сознательной силы не существует... Отныне нужно ждать от всего лишь от России, русского народа, почти ничего не ожидая от революционеров... Сообразно с этим я начал перестраивать и свою жизнь. Я должен ее строить так, чтобы иметь возможность служить России так, как мне подсказывает мое чутье, независимо ни от каких партий».

Жизнь все расставила по своим местам. Увлекшись идеей монархического государства, Тихомиров оставляет политику и занимается чисто теоретическими идеями в этой области.

В монархической России представители национальных течений государственной мысли не считали для себя необходимым углубляться в исследование научных оснований и выяснение принципов своих политических убеждений. Эту «политическую малосознательность», естественно, вывезла с собой за границу и русская национально-мыслящая эмиграция. Хотя в её среде не мало лиц, игравших в Царской России видную роль, но часто эти люди политически совершенно неподготовленные, даже не могущие доказать, почему они считают себя именно монархистами, а не чем-нибудь иным.

Со временем возвращения на родину Лев Тихомиров, становится деятельным сотрудником «Московских Ведомостей» и «Русского Обозрения». Важнейшие из статей он выпускает отдельными изданиями: «Начала и концы», «Духовенство и общество в современном религиозном движении», «Конституционалисты в эпоху 1881 года», «Демократия либеральная и социальная», «Единоличная власть, как принцип государственного строения», «Знамение времени. Носитель идеала», «Земля и фабрика» и т.д.

В 1905 году он выпускает свой основной труд - «Монархическая государственность», в предисловии к которой сам автор пишет: «Читатели, которые возьмут на себя труд прочесть мое исследование, увидят, что оно в действительности проникнуто совершенно иным духом, и не относится к трудам «партийным». Я просто изучаю монархический принцип, который в политической науке до чрезвычайности не расследован». Со времени ее появления, о Льве Тихомирове заговорили, как о самом умном человеке того времени.

Краеугольным камнем его теоретических исследований являются учения о верховной власти и о правах человека. Исследуя природу монархической государственности, Лев Александрович ключевые моменты своего учения рассматривает в сравнении с их положением при демократическом общественным устройстве, делая выводы из своего анализа не в пользу последнего.

Рассмотрение вопроса о правах личности в обществе, Тихомиров начинает с тезиса о их нераздельности с обязанностями. Отмечая в то же время, что и права и обязанности - суть двух проявлений в обществе - власти и свободы, которые имеют общую психологическую основу, он пишет: «Власть и свобода - это лишь различные проявления одного и того же факта - самостоятельности человеческой личности.

Эта психологическая основа юридических отношений нередко игнорируется и даже отрицается. Нередко приходится слышать, будто бы всякое сближение вопроса о свободе личности в смысле психологическом и о гражданской свободе - только запутывает дело. Это глубокая ошибка узких умов. Напротив, гражданская свобода делается понятием без всякого мерила, без всяких мотивов, без всякой возможности разумного анализа, как только мы забываем её психологическую почву. Все так называемые юридические отношения в истории выдвигаются, слагаются, изменяются на основе явлений, создаваемых психологическими мотивами, и без этих последних необъяснимы. На эту психологическую почву, как единственно реальную, мы и должны твердо стать с самого начала рассуждения, ни на минуту не упуская из виду, как выше сказано, что власть и свобода суть проявления одного и того же факта, именно самостоятельности человеческой личности.

С тех пор, как мир стоит, люди ропщут против принуждения и насилия, как и против злоупотреблений свободы. Действительно, как свобода может приводить к вредным последствиям, так и принуждение, особенно в своей крайней форме «насилия». Но вообще вопрос о принуждении и насилии сложнее, чем выставляют декламаторы свободы».

Другими словами, человеческая природа такова, что люди являясь существами общественными и соответственно противостоять внешним стихийным факторам могут только в кооперации с себе подобными. Попадая в общество человек полнее раскрывает свои возможности и приобретает свободу от внешних обстоятельств. Отсюда Тихомиров и делает вывод о государстве, как о высшем способе человеческой организации, позволяющем осуществлять справедливое существование всех своих членов. «Создавая государство, мы, вместо подчинения стихийным силам, подчиняемся самим себе, подчиняемся тому, что сами сознаем необходимым, то есть выходим из слепого подчинения обстоятельствам и приобретаем независимость - первое условие действительной свободы. Идеал без государственный, наоборот, вместо подчинения людей самим себе влечет их к подчинению силам вне их находящимся. Понятно, что люди всегда предпочтут первый исход. Сверх того, как сила сознательная, государство всегда возьмет верх над силами внешними, бессознательными, хотя бы люди и не задавались такой целью».

Однако в основе любого человеческого общежития, как уже становится ясно, лежит момент принуждения. Индивид просто обязан отказаться от некоторых своих эгоистичных потребностей, чтобы ужиться с соседями.

Все это дает и разность в понимании прав человека в обществе Тихомировым и демократами.

Если в основе демократического учения лежит положение о личности, как источнике политической власти, где государство - результат соглашения, договора свободных людей и оно подконтрольно и подотчетно народу и призвано выполнять лишь те функции, которыми его наделяют граждане. Это прежде всего задачи обеспечения безопасности самих граждан, охрана их прав и свобод, поддержание общественного порядка.

То совсем другое понимание данной политико-правовой категории дает Л.A. Тихомиров, который в отличии от представителей либерализма, отталкиваются от человеческой потребности в разумной организации общества. По его мнению, общество никак не убивает в человеке личность, а наоборот позволяет ему раскрыть наиболее полно свои индивидуальные качества. Исходя из этого, проистекают и существенные отличия из понимания прав личности, коренящееся в соотношении человеческих прав и обязанностей в обществе.

В демократическом обществе, государственная обязанность личности понимается как уступка некоторой силе, для сохранения той доли свободы, которая окажется возможной, а, следовательно, охотное согласие принять обязанности обуславливается в личности только тем сколько за это дадут прав. Таким образом, в сознании человека демократического общества, его права являются основой, а его обязанности лишь последствием. Из этого соотношения прав и обязанностей вытекает и стремление к всеобщему равенству, что уже невозможно благодаря самой природе человека.

По иному рассматривается соотношение прав и обязанностей Тихомировым. Он всякие права понимает в сознании человека, лишь как средство исполнения обязанностей в отношении к ближнему. «Государство существует для личности, для ее потребностей, так что личность, входя в государство, не уничтожается, не перестает быть сама собою, но наоборот - только для обеспечения своей самобытности и поддерживает государство. Такое отношение личности к государству создает обязанность государства не делать ничего, задушающего самобытное, самостоятельное существование личности, но ее внутренним законом, определяемых самою природою личности».

Тихомиров выделяет такие права личности как:

I Личные права

1. Личная свобода (то есть, например, от какого-либо незаконного задержания)

2. Неприкосновенность жилища, как ограждение личной свободы.

3. Право собственности.

4. Свобода труда и занятий.

5. Свобода совести.

6. Свобода слова (печати, преподавания, пропаганды)

7. Права семейные.

8. Свобода собраний союзов или обществ.

9. Право требовать защиты у власти.

10. Право сопротивляться незаконным требованиям власти.

II Политические права.

1. Участие во всех решениях которые законом предоставлены в области причастия граждан к власти.

2. Доступ к государственным должностям.

3. Контроль над действиями власти.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Легитимация и легализация политического режима
Гражданское общество и модернизация России
Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима
Особенности германского и советского тоталитаризма
Корпоративный, традиционный и международный режим
Вернуться к списку публикаций