2011-11-18 00:28:47
ГлавнаяПолитология — Особенности германского и советского тоталитаризма



Особенности германского и советского тоталитаризма


Поэтому основная масса политических репрессий в СССР была проведена во внесудебном (административном) порядке. Внесудебная расправа носила значительно более упрощенный характер. В подобных условиях очень легко было осуществлять террор, не считаясь ни с какими конкретными действиями конкретных людей.

Еще в 1927 году постановлением Президиума ЦИК СССР ОГПУ СССР было предоставлено право рассматривать во внесудебном порядке дела о диверсиях, поджогах, пожарах, порче машинных установок, как со злым умыслом, так и без оного, и применять высшую меру наказания по таким делам.

Применение внесудебных репрессий по политическим мотивам существенно расширилось после того, как 10 июля 1934 года был создан НКВД СССР и «особые совещания» при наркоматах внутренних дел СССР, союзных и автономных республик, при местных правоохранительных органах. Докладывая на VII Съезде Советов СССР (1935 год) об образовании НКВД СССР, А.С. Енукидзе сообщил делегатам, что в его состав включено Особое совещание для применения репрессивных мер внесудебного разбирательства, которому дано право применять такие меры, как ссылка, заключение в лагерь, высылка за пределы СССР.

Создание НКВД СССР было преподнесено официальной пропагандой и воспринято советским народом как знак определенной демократизации, гарантии укрепления роли закона. По этому поводу газета «Известия», редактируемая Н.И. Бухариным, писала следующее: «Правительство Союза постановило организовать Наркомвнудел СССР, влив в него ОГПУ и изъяв судебные дела. Это значит, что враги внутри страны в основном разгромлены и разбиты; ... что борьба будет продолжаться ... уже другими методами; это значит, что возрастает роль революционной законности, точных, фиксированных законом правил; это значит, что возрастает роль судебных учреждений, которые разбирают дела согласно определенным нормам судопроизводств. Теперь враги разбиты, поражены, обезглавлены, рассеяны в решающих пунктах борьбы, а пролетарская диктатура меняет характер своих методов борьбы, переходя в значительной мере к методам судопроизводства и в гораздо большей степени опираясь на точные формулы революционного закона».

Особое совещание при НКВД СССР состояло из заместителей наркома НКВД СССР, уполномоченного НКВД СССР по РСФСР, начальника главного управления милиции НКВД СССР и народного комиссара внутренних дел союзной республики, на территории которой возникло дело. В его заседаниях принимал участие Прокурор СССР или его заместители. Они должны были осуществлять надзор за законностью принимаемых Особым совещанием решений. В целом же, функции прокурорского надзора носили чисто формальный характер. Многочисленные нарушения законности, допускаемые Особым совещанием, Прокурор СССР оставлял без внимания. После смерти И.В. Сталина в результате проверки и рассмотрения материалов в КПК и ЦК КПСС еще в 1956 году было признано, что бывшее руководство Прокуратуры СССР и Главной военной прокуратуры «не выполняло своей первостепенной партийной и государственной обязанности - высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим обвинениям, они слепо верили материалам следствия НКВД - МТБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения, составленные фальсификаторами».

С 1946 года репрессивные функции НКВД СССР перешли к Министерству внутренних дел (МВД) и Министерству государственной безопасности (МТБ). Особое совещание было ликвидировано только в 1953 году на основании соответствующего указа Президиума Верховного Совета СССР.

Активное участие в реализации карательной политики советского государства принимали так называемые «тройки», созданные приказом НКВД СССР 25 мая 1935 года для рассмотрения обвинений против тех, кто был отнесен к классово враждебным элементам. «Тройки» были образованы во всех республиках, краях и областях с тем, чтобы несколько «разгрузить» Особое совещание при НКВД СССР. По данным В.В. Лунеева, в 1937 году только ими к высшей мере наказания за контрреволюционную деятельность были приговорены 250 322 человека (всего же в 1937 году за аналогичные (контрреволюционные) «преступления» смертные приговоры были вынесены в отношении 353 074 человек).

В Республике Татарстан Республиканская «тройка», как внесудебный орган по рассмотрению уголовных дел по контрреволюционным преступлениям, была создана осенью 1937 года. В его состав входили 1-ый секретарь обкома ВКП (б) А. Алемасов (впоследствии 2-ой секретарь обкома ВКП (б) Г. Мухаметзянов), председатель Президиума Верховного Совета ТАССР Г. Динмухаметов, нарком внутренних дел В. Михайлов, на некоторых ее заседаниях присутствовал прокурор республики Е. Лейбович. Только за 4 месяца 1937 года из 4 415 рассмотренных дел Республиканской «тройкой» по 2 163 были вынесены смертные приговоры, которые немедленно приводились в исполнение. Всего же в 1937-1938 годы по политическим мотивам на территории Республики Татарстан к высшей мере наказания были приговорены около 3 тысяч человек, из них на «тройку» НКВД ТАССР приходится 2 485 смертных приговора.

Составной частью системы внесудебной расправы в Советском Союзе стало проведение политических репрессий по так называемым «спискам». Списки лиц, дела которых подлежали рассмотрению Военной коллегией Верховного Суда СССР, составлялись работниками НКВД, им заранее определялась мера наказания. Эти списки направлялись Н.И. Ежовым лично И.В. Сталину для санкционирования предлагаемых мер наказания. В 1937-1938 годы И.В. Сталину было направлено 383 таких списка на многие тысячи партийных, советских, комсомольских, военных и хозяйственных работников и была получена его санкция. Только в этих списках, собственноручно подписанных им совместно с В.М. Молотовым, значится около 40 тысяч имен. На XXII съезде партии (1961 год) приводилась следующая записка Н.И. Ежова: «Тов. Сталину. Посылаю на утверждение четыре списка лиц, подлежащих суду Военной Коллегии: 1) список № 1 (общий), 2) список № 2 (бывшие военные работники), 3) список № 3 (бывшие работники НКВД), 4) список № 4 (жены врагов народа). Прошу санкции осудить всех по первой категории. Ежов». Под первой категорией осуждения имелся в виду расстрел. Списки были рассмотрены И.В. Сталиным и В.М. Молотовым и на каждом из них имеется резолюция: «За, И. Сталин, В. Молотов».

В соответствии с приказами НКВД СССР от 11 августа и 20 сентября 1937 года списки лиц, подлежащих репрессиям, рассматривались также «двойками» - наркомами внутренних дел республик или начальниками управления НКВД края (области) совместно с прокурором республики, края, области.

Списки могли объединяться в «альбомы»: списки сшивались таким образом, что внешне напоминали альбом. Рассмотрение дел в «альбомном порядке» мало чем отличалось от проведения репрессий по отдельным спискам. «Альбом» составлялся «тройкой» или «двойкой» (в нем обвиняемые уже были отнесены к одной из двух категорий: первой (расстрел) или второй (10 лет заключения)) и направлялся в Москву. В «альбоме», на отдельных листах, кратко излагались дела ста или даже двухсот человек. После окончательного рассмотрения и утверждения Н.И. Ежовым и А.Я. Вышинским содержащихся в нем приговоров, «альбом» возвращался в регион для исполнения.

Исправительно-трудовые лагеря и колонии системы ГУЛАГ (Главного управления исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения НКВД (МВД) СССР) были учреждены на основании Положения «Об исправительно-трудовых лагерях» от 7 апреля 1930 года.

По состоянию на 1 марта 1940 года, ГУЛАГ состоял из 53 исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) (включая лагеря, занятые железнодорожным строительством), 425 исправительно-трудовых колоний (в том числе 170 промышленных, 83 сельскохозяйственных и 172 «контрагентских», то есть работавших на стройках и в хозяйствах других ведомств), объединяемых областными, краевыми, республиканскими отделами исправительно-трудовых колоний ОИТК, и 50 колоний для несовершеннолетних.

В дополнение к исправительно-трудовым лагерям и колониям были также образованы тюрьмы НКВД. К началу 1941 года их насчитывалось 712.

В 1948 году в Советском Союзе создаются лагеря «специального режима», в которых в очень тяжелых условиях содержались лица, осужденные за различные «антисоветские» и «контрреволюционные» акты, которые, как правило, прошли военную службу, умели обращаться с оружием и имели совершенно другой жизненный опыт и мировосприятие по сравнению с «врагами народа» 30-х годов - интеллигентами, партийными функционерами и хозяйственниками, убежденными в том, что их арест - результат ужасного недоразумения. Способные сопротивляться давлению «уголовников», которые при пособничестве администрации всегда терроризировали «политических», эти «новые заключенные» превратили некоторые «спецлагеря» в настоящие очаги восстания. Именно 1948-1954 годы были отмечены несколькими восстаниями заключенных. Самые известные из них произошли в Печоре (1948 год), Салехарде (1950 год), Экибастузе (1952 год), Воркуте и Норильске (1953 год), Кимгире (1954 год). Брожение в лагерях, особенно «специальных», достигло очень высокого уровня после смерти И.В. Сталина и отстранения Л.П. Берия, то есть весной-летом 1953 года и в 1954 году.

На территории Республики Татарстан ГУЛАГ в 1930-1950-е годы был представлен «Казанским ГУЛАГом», который состоял из: ОИТЛ-2 («Плетеневская тюрьма»), ОИТЛ-8 («Козлаг»), тюрьмы-1 (Красинская), тюрьмы-2 (Петрушенская), специальной тюрьмы при моторостроительном заводе № 16, тюремной психиатрической больницы («Казанская психушка»), Раифской тюрьмы, Свияжского «Волжлага», а также Чистопольской, Мензелинской и Бугульминской тюрем.

Общий контингент заключенных в СССР, содержавшихся в лагерях и исправительно-трудовых колониях ГУЛАГ а, определялся, по данным централизованного учета на 1 марта 1940 года, в 1 668 200 человек (для сравнения: на 1 мая 1930 года в ведении НКВД РСФСР находилось 279 исправительно-трудовых учреждения с 171 251 заключенным, в лагерях ОГПУ - около 100 тысяч заключенных). По другим данным, на 1 апреля 1940 года во всех лагерях и колониях НКВД содержалось около 1 270 000 человек, из которых органами НКВД было осуждено 620 000 человек (в том числе Особым совещанием 105 000 и «тройками» 270 000), а военными и общими судами - 683 000 человек.

Своего апогея советская лагерная система достигла во второй половине 40-х - начале 50-х годов. Так, по данным Н. Верта, в системе ГУЛАГа (ИТЛ/ИТК) в 1951 году содержалось около 2 500 000 заключенных. К этой цифре исследователь прибавляет еще 2 500 000 спецпереселенцев.

Всего же за весь период правления И.В. Сталина, указывает Р. Медведев, контингент ГУЛАГа насчитывал 12-13 миллионов человек. Подавляющее большинство из них были репрессированы по политическим мотивам.

«Пенитенциарное звено системы политической юстиции в нашей стране в 30-40-е годы, - отмечает В.Н. Кудрявцев, - вполне соответствовало всей этой системе с ее пренебрежением и к людям, и к закону, с ведомственной замкнутостью, секретностью, полным подчинением указаниям партийных инстанций». То же самое можно сказать и о нацистском репрессивном аппарате.

В целом, несмотря на некоторые различия в организации и деятельности, системы репрессивных органов в Германии и СССР в рассматриваемый период выполняли аналогичные функции и представляли собой надежную опору тоталитарной власти, обеспечивая ей «нормальное» и бесперебойное функционирование.


Лутфуллин Рафаэль Руфикович



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Избирательная система и политическая фрагментация
Государственный режим
Класс, нация и общественная политика в русской революции 1917 года
Причины германского и советского тоталитаризма
Демократический политический режим
Вернуться к списку публикаций