2011-11-18 00:28:47
ГлавнаяПолитология — Особенности германского и советского тоталитаризма



Особенности германского и советского тоталитаризма


Складывание репрессивного аппарата в Германии началось еще задолго до прихода нацистов к власти. Сначала его основу составили отряды СА (от «Sturmabeiungen» - «штурмовые отряды») во главе с Э. Ремом, созданные в начале 20-х годов как полувоенные соединения НСДАП для охраны нацистских митингов и сборищ. После «Ночи длинных ножей» (29-30 июня 1934 года), когда СА потеряли вместе со своим руководством и былое место в государстве, основная роль в репрессивной деятельности перешла к СС.

Отряды СС (от «Schutzstfaffeln» - «охранные отряды») первоначально были созданы в 1923 году как подразделения лейб-гвардии А. Гитлера. В начале 1925 года лейб-гвардия стала уже называться ударный отряд «Адольф Гитлер». Это ставило ее в привилегированное положение и придавало определенный политический характер ее полномочиям. Летом того же года охранные отряды получили официальное название «СС». 6 января 1929 года формирования СС возглавил Г. Гиммлер. 20 июля 1934 года А. Гитлер возвел СС в статус самостоятельной организации в системе НСДАП.

СС фактически представляли собой надгосударственную партийную элиту. Как отмечает французский исследователь Ж. Деларю, «эта организация проникла во все органы и звенья не только партии, но и государственного управления, не только общественных институтов, но и частных предприятий».

Если в 1929 году организация СС состояла всего из 280 человек, то в 1933 году она в своих рядах объединяла уже 52 000 человек, набранных из самых различных слоев общества. Первой организацией СС были «общие СС», которые к 1939 году выросли в корпус, построенный на военной основе, с подразделением на дивизии и полки общей численностью в 240 000 человек.

В начале 30-х годов СС состояла из двух отдельных организаций: военных отрядов СС, состоявших из членов СС, добровольно согласившихся на четырехлетнюю военную службу вместо обязательной службы в армии, и соединений «Мертвая голова», специальных войск для охраны концентрационных лагерей, которые с 1934 года перешли в ведение СС. Военные отряды СС были сформированы в военные подразделения, которые должны были использоваться вместе с армией в случае мобилизации. Летом 1939 года военные отряды были превращены в моторизованную дивизию, образовавшую ядро вооруженных сил, которые в 1940 году стали известны под названием войск СС. В то время войска СС состояли из 100 000 человек, 56 000 из них перешли из военных отрядов СС, а остальные - из «общих СС» и соединений «Мертвая голова». К концу Второй мировой войны в них насчитывалось около 580 000 человек и 40 дивизий.

Центральная организация СС имела 12 главных управлений. Наиболее важными из них были: Главное имперское управление безопасности, Главное административно-хозяйственное управление (ВФХА), которое наряду с остальными своими функциями ведало концентрационными лагерями и управлением по вопросам расы и поселений совместно с вспомогательным управлением по репатриации расовых немцев. Центральная организация СС имела также правовой отдел, имела собственную правовую систему, и ее личный состав подлежал юрисдикции специальных судов.

К главным управлениям СС были также присоединены исследовательские институты, известные под названием институтов по вопросам наследственности. Ученые из этой организации в основном были почетными членами СС. Во время войны к институтам по вопросам наследственности был присоединен институт военных научных изысканий, который проводил опыты в широких масштабах, используя в качестве объектов живых людей. Эти опыты субсидировались и проводились под покровительством рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, который был инициатором создания этого института.

Международный Военный Трибунал в Нюрнберге объявил СС преступной организацией. В приговоре говорилось, в частности, следующее: «Организация СС была ... активным участником в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. ... СС использовались для целей, которые, согласно Уставу, являются преступными и включают преследование и истребление евреев, зверства и убийства в концентрационных лагерях, эксцессы, совершавшиеся при управлении оккупированными территориями, проведении в жизнь программы использования рабского труда, жестокое обращение с военнопленными и их убийства».

В числе преступных организаций Нюрнбергский трибунал назвал также гестапо и СД. Как явствует из обвинительного приговора, «первоначально одной из основных функций гестапо являлось предотвращение какой-либо политической оппозиции нацистскому режиму - функция, которую гестапо выполняло с помощью СД. Основным орудием, которое использовалось для осуществления этой функции, являлись концентрационные лагеря. Гестапо не имело административного контроля над концентрационными лагерями, но, действуя через Главное имперское управление безопасности, несло ответственность за содержание под арестом политических заключенных в этих лагерях. Чиновники гестапо обычно отвечали за допрос политических заключенных в этих лагерях. Гестапо и СД занимались и рассмотрением дел, связанных с государственной изменой, прессой, церковью и евреями. ... Полиция безопасности и СД занимались повсеместными арестами гражданского населения в оккупированных странах, заключали большое число этих арестованных в тюрьмы, где их содержали в нечеловеческих условиях, подвергали зверским допросам третьей степени и посылали многих из них в концентрационные лагеря, проводили массовые убийства евреев. Местные части полиции безопасности и СД также участвовали в расстреле заложников, в заключении в тюрьмы их родственников, в казни лиц, обвиняемых в терроризме и диверсиях, без всякого суда и в проведение приказа «мрак и туман» (этот приказ был издан А. Гитлером 7 сентября 1941 года), по которому лица, обвиняемые в действиях, которые считались опасными для оккупационных войск, были либо казнены в течение недели, либо тайно вывезены в Германию, причем им запрещалось поддерживать связь со своей семьей и близкими...».

В марте 1933 года началось создание нацистских концлагерей. Дополнение от 5 августа 1933 года к «Предварительным постановлениям о создании и управлении концентрационными лагерями и лагерями для отбывания трудовой повинности» (19 апреля 1933 года) предписало перевести в концентрационные лагеря всех тех «отбывающих превентивное заключение, которые проявили себя паразитами на теле германского народа и изменения образа мыслей которых пока что не предвидится, что относится особенно к функционерам и прочим духовным вождям марксистских союзов и лицам, подвергавшимся тяжким уголовным наказаниям».

Так называемое «превентивное заключение» означало фактически бессрочное пребывание заключенного в концлагере. Как сказал в своей обвинительной речи в Нюрнберге главный советский обвинитель Р.А. Руденко, «никогда подвергавшийся превентивному заключению не знал, на какой срок мучений и издевательств он обречен, - срок заключения всецело зависел от произвола гестапо. Даже в тех случаях, когда гестапо, бросая человека в концлагерь, заранее определяло срок его заключения, было строжайше запрещено сообщать его как заключенному, так и его близким».

К началу Второй мировой войны через концентрационные лагеря прошел 1 миллион немцев. Всего же к концу рейха только на территории Германии насчитывалось 1 100 концлагерей, через которые прошли 18 миллионов человек. Наиболее крупными лагерями были Бухенвальд, Дахау, Маутхаузен, Освенцим, Саксенхаузен, Флоссенбюрг, Берген-Бальзен, Люблин, Флюссенбюрг.

Оценивая значение концентрационных лагерей в системе германского тоталитаризма, Д. Мельников и Л. Черная пишут: «На всем протяжении нацистского рейха концлагеря, или, как их называли в просторечии, «кацет» - по двум латинским буквам слова «концлагерь», являлись важнейшей составной частью эсэсовской террористической системы... Истинные хозяева Германии - монополисты прекрасно понимали, что обычными средствами, с помощью буржуазной юстиции, нельзя покончить раз и навсегда с демократией, прекратить всякую оппозицию, уничтожить инакомыслие. Без системы концлагерей коричневый рейх не сумел бы продержаться и дня».

Как видим, репрессивные органы нацистской Германии образовывали собой сложную систему государственных учреждений и ведомств. Не менее громоздким был аппарат террора и в Советском Союзе.

К органам судебной расправы советского тоталитарного государства следует отнести Верховный Суд СССР, Верховные Суды союзных республик, краевые и областные суды, суды автономных республик и автономных областей, окружные суды, специальные суды СССР (военные трибуналы, линейные суды железнодорожного транспорта, линейные суды водного транспорта), народные суды.

Судебные органы советского государства, осуществлявшие политические репрессии, как и нацистские суды, не имели ничего общего с независимым и беспристрастным судом, который декларировался в международных документах и провозглашался демократическими конституциями. Суд в СССР не обладал самостоятельностью, не был «третьей властью»; тем более это относилось к судам военным.

После принятия 1 декабря 1934 года уже упоминавшегося нами Постановления ЦИК И СНК СССР «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик» суды были окончательно превращены в машину репрессий, «штамповавшую» смертные приговоры. Только через Военную коллегию Верховного Суда СССР и ее выездные сессии были пропущены тогда десятки тысяч дел. Сохранился документ, в котором В. Ульрих сообщал Л.П. Берии о том, что лишь за период с 1 октября 1936 года по 30 сентября 1938 года Военной коллегией и ее выездными сессиями было приговорено к расстрелу 30 514 человек, а к отправке в лагеря - 5 643 .

Судебная расправа по своему содержанию и преследуемым целям мало чем отличалась от внесудебной. Отличия имелись лишь в форме проведения. Судебные репрессии создавали видимость соблюдения «закона» и «законности действий», означали, что обвиняемые в совершении контрреволюционных преступлений шли на смерть, либо в лагеря и тюрьмы через приговоры судов.

Судебные процессы, и, прежде всего, открытые крупные политические процессы над руководителями партии и государства, «организаторами» и «участниками» различных «заговоров», «блоков», «террористических центров» носили «маскировочный» характер. Их основная задача состояла в том, чтобы поддерживать в населении веру в существование «врагов народа» и в необходимость их разоблачения и наказания. Отсюда, они широко освещались в средствах массовой информации и использовались властью в целях идеологической обработки населения.

Число репрессируемых правоохранительными органами советского государства было столь огромно, что проводить все их через судебные инстанции было просто физически невозможно, суды не справлялись с огромным потоком «врагов». Так, в Особом совещании при НКВД СССР за два часа порой рассматривали до 800 дел. Прокуроры жаловались, что не успевают разбирать фамилии приговариваемых к смерти. На каждое дело отводилось несколько минут. Этого времени хватало лишь на анкетный опрос, формальное выяснение, признает ли обвиняемый себя виновным, и объявление заранее готового приговора.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Коррупция как элемент социально-политической жизни
Правовой статус общественных объединений в современной России
Методические проблемы изучения структуры и динамики общественного самосознания
Государственный режим
К вопросу о роли идеологии в современном государстве
Вернуться к списку публикаций