2011-11-18 00:28:47
ГлавнаяПолитология — Особенности германского и советского тоталитаризма



Особенности германского и советского тоталитаризма


Возникнув в неодинаковых исторических условиях, нацистский и коммунистический типы тоталитаризма, представляли по своей сути крайние проявления одного и того же общественно-исторического феномена - тоталитаризма - со всем набором присущих ему «общетоталитарных» характеристик, два варианта одной тоталитарной модели.

В то же время, между ними существовали и различия, поэтому недопустимо их отождествление. Полагаем, что эти различия были обусловлены несходством социально-экономических и идеологических основ правого и левого тоталитаризма. Как уже отмечалось, советский тоталитаризм полностью ликвидировал частнособственнические классы, германский - наоборот, обеспечил им свободу экономической деятельности, правда, хоть и в ограниченном виде; при А. Гитлере капитализм развивался вполне успешно, но - вне экономической сферы, политического контроля над правительством он был полностью лишен. В основе идеологии этих двух тоталитарных форм лежали разные принципы. Сталинизм исходил из классового господства, нацизм - из расового. Тотальная целостность социума в СССР достигалась методами сплочения всего общества против «классовых врагов», потенциально угрожавших режиму. Это предполагало более радикальную, чем в нацистской системе, социальную трансформацию, и направленность активности режима на внутренние, а не внешние цели (по крайней мере до конца 30-х годов). Сталинская политика предполагала национальную консолидацию, но она не сопровождалась расовыми чистками (как известно, преследования по национальному признаку проявились в СССР лишь в 40-е годы). Диктатура в СССР была вынуждена прикрываться высокими идеалами, унаследованными от социалистической мысли. Гитлеровский же режим был откровенен в изложении агрессивных целей своей политики.

На наш взгляд, названные различия носят частный характер. Соответственно, гораздо более важное значение имеет то общее, что было между тоталитарными системами в Германии и Советском Союзе. Речь идет о самой логике организации тоталитарной власти, о природе тоталитарного правления, о правовом положении отдельной личности в тоталитарном государстве и обществе. В этом отношении каких-либо принципиальных различий не существовало. Обе системы содержали полный набор выделенных нами характерных тоталитарных черт.

По справедливому замечанию Г. Мирского, «если вернуться к ... сущностным, базовым категориям (признакам тоталитаризма), то мы не увидим практически никакого различия между гитлеровской и сталинско-маоистской моделями. По сравнению с этим различия в идеологическом фокусировании (раса в одном случае, класс - в другом) выглядят менее существенными, даже второстепенными. Цвет знамени можно переменить без принципиального ущерба для глубинных основ мировоззрения (антилиберального, антидемократического, антиплюралистского). Мировоззрения, неотъемлемыми чертами которого являются отрицание свободы личности и прав человека, безусловная убежденность в существовании единой и единственной «святой истины», слепая вера в правоту «великого учения» и в непогрешимость харизматического вождя, абсолютная нетерпимость ко всем инакомыслящим, ненависть к «уклонившимся» и самостоятельно мыслящим, презрение к базовым ценностям демократии и процедурам, присущим правовому обществу, беспощадная готовность применить насилие вплоть до массового террора по отношению как к противникам, так и к личностям нейтральной ориентации и даже к членам собственной партии. Именно такое мировоззрение формирует «антилиберальную личность» и узаконивает, оправдывает проявление темных инстинктов, склонности к насилию, к подчинению, подавлению другой личности. Для людей «тоталитарного склада» ... не так уж трудно перекраситься из «красного» в «коричневого».

В свою очередь А.П. Бутенко отмечает, что «главным методологическим принципом при сопоставлении и сравнении правого и левого тоталитаризма должно быть понимание двух моментов: во-первых, сходство этих двух типов политических явлений связано с тем, что эта два разных типа одного и того же политического режима - тоталитаризма, то есть их сходство относится к форме политической организации общества; и, во-вторых, различие этих двух типов тоталитаризма обусловлено ... социально-экономической основой рассматриваемых сходных политических форм, связано с их социально-экономическими системами, с господствующими в них интересами, обусловленными устремлениями и целями».

Есть исследователи, которые отказываются признавать «родственность» германского и советского тоталитаризма. Так, например, А.А. Зиновьев: «Социальный строй Советского Союза и Германии времен гитлеризма рассматривают как явления однопорядковые, как частные случаи тоталитаризма, - пример несоблюдения методологического принципа... Конечно, сходство тут есть, и отвергать его бессмысленно. Но с социологической точки зрения это суть явления принципиально различного качества. Немецкий тоталитаризм есть явление в рамках западной цивилизации. Это - политический режим, еще не разрушающий сам по себе социальный базис государства. Конечно, этот режим имеет одним из источников те самые элементы коммунальности, из которых вырастает коммунизм. И сам он есть в известной мере тренировка к будущему коммунизму. Но это еще не коммунизм. Сталинский тоталитаризм был явлением в социальном базисе страны, а не в сфере политической. Он был рожден совершившейся революцией и был проявлением созревающего коммунистического общества. Гитлеровский же тоталитаризм был порожден страхом перед коммунистической революцией и перед возможностью проникновения коммунистического общества. Система личной власти вождя, массовые репрессии и многое другое были внешне сходны в этих странах, Но условия жизни населения оставались принципиально различными. Тоталитаризм немецкого типа можно сбросить, сохранив социальный строй страны. Тоталитаризм советского типа нельзя сбросить, не разрушая социальный строй страны до самого основания. Немецкий и советский тоталитаризм уподоблялись во многом в силу закона тенденции сообщающихся социальных систем к подобию, т.е. в силу неких общих законов больших имперических систем, а не в силу некоей необходимости, вытекающей из внутренних законов каждой из систем по отдельности. Употребление термина «тоталитаризм» в отношении коммунистического общества мешает пониманию последнего. Тоталитаризм есть система насилия, навязываемая населению данной страны «сверху» независимо от социальной структуры населения. Коммунистическая система насилия вырастает из самой социальной структуры населения, то есть «снизу». Она адекватна социальному строю страны. Она выглядит похожей на тоталитаризм лишь иногда (особенно - в период созревания общественного устройства коммунистического типа) и с точки зрения посторонних наблюдателей, склонных к глубокомысленным сопоставлениям».

Позиция А.А. Зиновьева по данному вопросу представляется весьма спорной. Конечно, различия в социальном базисе Германии и СССР были, это очевидно. Но сводить тоталитаризм - это сложное политико-правовое явление - только лишь в сфере социальной недопустимо.

На наш взгляд, наиболее полно общность тоталитарных диктатур в Германии и Советском Союзе проявилась в особенностях организации и деятельности государственного механизма этих стран. Остановимся более подробно на такой его важной составной части, как карательный (репрессивный) аппарат.

В условиях тоталитаризма систему репрессивных органов можно рассматривать как один из основных рычагов государственного управления, как сугубо политический институт. «Тоталитарная полиция, - писала X. Арендт, - полностью подчиняется воле вождя, который единолично решает, кто будет следующим потенциальным врагом... Полиция в тоталитарных странах только выполняет соответствующую политическую линию. Ее задача состоит не в раскрытии преступления, а в том, чтобы быть наготове, когда правительство решает арестовать определенную категорию населения, ее главная политическая характеристика заключается в том, что она одна пользуется доверием высшей власти и знает, какая политическая линия будет проводится. ... Политическая функция тайной полиции... в аппарате власти тоталитарного режима не является ни сомнительной, ни излишней. Тайная полиция представляет собой настоящий исполнительный орган правительства, через который передаются все приказы. Через сеть тайных агентов тоталитарный правитель создает для себя непосредственно исполнительный «ремень передачи», который ... совершенно оторван и изолирован от всех других институтов. Так, российские кадры тайной полиции были в той же мере в «личном распоряжении» Сталина, в какой ударные отряды СС - в личном распоряжении Гитлера. И те и другие ... жили по особым правовым нормам. ... В этом смысле агенты тайной полиции - единственный открыто правящий класс тоталитарных стран, и их стандарты и шкала ценностей пронизывают всю ткань тоталитарного общества».

В Германии и Советском Союзе система репрессивных органов складывалась из судебных органов, органов внесудебной расправы и широкомасштабной сети концентрационных лагерей.

Установление тоталитарного режима в Германии привело к значительным изменениям немецкой судебной системы. Обычная система судопроизводства фактически перестала существовать, включившись в карательный аппарат рейха. Расширилась система чрезвычайных судов. В каждом судебном округе еще в 1933 году были созданы особые суды для расправы с противниками фашистского режима. В 1934 году сложилась еще одна форма исключительного суда - Народный трибунал по вопросам государственной измены. Уже к началу Второй мировой войны Народный трибунал приговорил 225 000 человек в общей сложности к 600 тысячам годам лишения свободы, а до 1945 года было вынесено 5 000 смертных приговоров. В армии действовали военно-полевые суды. Судебные процессы проходили при закрытых дверях. Исчез институт присяжных заседателей. Забыта была презумпция невиновности, место принципа «ни одного наказания без закона» занял принцип «ни одного проступка без наказания».

На Нюрнбергском процессе над нацистскими преступниками в заключительной речи главного обвинителя от США Р. Джексона говорилось: «После того как контроль над всеми государственными учреждениями перешел в руки нацистов и рейхстаг был лишен какой бы то ни было законодательной силы, последним препятствием на пути к царству террора оставалась система юстиции, но ее независимость скоро была уничтожена и она была реорганизована для того, чтобы творить продажное правосудие. Судьи смещались по политическим или расовым соображениям, за ними постоянно шпионили и на них оказывали давление ... Только члены партии назначались на должности судей, «письма к судьям» инструктировали марионеток-судей, какой «генеральной линии» им следовало придерживаться».

31 января 1933 года министерство внутренних дел Пруссии возглавил Г. Геринг, под контроль которого перешел 76-тысячный корпус прусской полиции. В недрах этого ведомства 26 марта того же года возникла тайная государственная полиция - гестапо. К весне 1934 года шеф СС Баварии Г. Гиммлер сосредоточил в своих руках руководство всей политической полицией Германии и 20 апреля подчинил себе и гестапо, положив начало централизации и самостоятельности карательной машины. Важнейшее место в этой системе заняла служба безопасности - СД, которую называли «мозгом партии и государства».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Коррупция как элемент социально-политической жизни
О некоторых вопросах развития современной демократии в России
Метод правовой науки эпохи Просвещения
Воля политической власти - правила исследования
Правовой режим
Вернуться к списку публикаций