2011-11-17 23:59:38
ГлавнаяПолитология — Понятие тоталитаризма



Понятие тоталитаризма


К числу иных принципиальных отличий тоталитаризма от авторитаризма X. Арендт относила:

• Массовую поддержку населением тоталитарной формы правления, которая «проистекает ни из невежества, ни из процесса промывания мозгов», поскольку немецкое население было осведомлено о так называемых тайнах - массовых убийствах евреев, о подготовке нападения на Россию, сохраняло определенную способность иметь независимые от пропаганды суждения.

• Особое место террора в системе политической власти тоталитаризма, когда террор используется не как средство уничтожения и запугивания противников, а как «обычный инструмент управления совершенно покорными массами людей».

• Особое положение тоталитарного вождя, которое выражается, в частности, в том, что вождь является центральным элементом всей тоталитарной системы, персонифицирует ее, поэтому он незаменим, а значит, - гарантирован от каких-либо покушений на его единоличную власть.

• Стремление тоталитаризма к полному упразднению свободы, а не только к ее стеснению или ограничению, как это имеет место при любой форме авторитаризма.

Среди отечественных ученых впервые четкую границу между двумя вышеназванными недемократическими формами политического господства провел современный российский философ Р.Х. Кочесоков. По его мнению, это разделение необходимо проводить в силу следующих обстоятельств:

• Авторитаризм устанавливается вопреки мнению большинства, или, по крайней мере, без его поддержки и согласия, отсюда воспринимается большинством (или значительной частью) населения как нелегитимный режим; тоталитаризм же характеризуется массовой поддержкой и поэтому его легитимность большинством не оспаривается.

• При авторитаризме государство и гражданское общество разделены, государство не очень интенсивно вмешивается в жизнь гражданского общества, хотя и держит его под жестким контролем; гражданское общество в определенной степени остается автономным, хотя и не способно оказывать серьезное воздействие на государство. При тоталитаризме ситуация иная: гражданское общество целенаправленно этатизируется.

• При авторитаризме политическая власть препятствует активной самостоятельной политической деятельности граждан, хотя и предоставляет человеку определенные возможности самореализации в гражданском обществе. При тоталитаризме характерный для авторитаризма политический абсентеизм невозможен вследствие предельной политизации и идеологизации всей жизнедеятельности людей. Если при авторитаризме политический абсентеизм приветствуется, то при тоталитаризме он рассматривается как большое зло.

• При авторитаризме между политическим лидером и народом существует непреодолимая дистанция: узурпатор и народ. Тоталитарный же вождь и народ - неразрывная органическая целостность. Тоталитарный вождь, как правило, любимец толпы, массы. Культ вождя - характернейшая черта тоталитаризма.

Как видим, Р.Х. Кочесоков не ограничивается только теми отличиями, что задолго до него выявила X. Арендт, но и существенно дополняет их. В целом же, несмотря на то, что можно назвать и другие известные отечественной и зарубежной науке подходы к разделению тоталитарных и авторитарных правлений, позиции X. Арендт и Р.Х. Кочесокова по данному вопросу представляются нам наиболее аргументированными и, соответственно, наиболее убедительными. Как показывает история и современность, все вышеназванные особенности тоталитаризма характерны для любой его модели. Особенно ярко они проявились в Советском Союзе периода «культа личности» И.В. Сталина и в нацистской Германии, которые традиционно считаются классическими образцами тоталитарных государств, примерами двух основных типов тоталитаризма - фашистского (правого) и коммунистического (левого).

Одним из первых, кто разграничил тоталитарные режимы на два обозначенных типа, был К. Поппер. В своем труде «Открытое общество и его враги» он писал: «Существующие в мире закрыто-тоталитарные общества опираются на одну из двух версий историцизма, дающих свои тоталитаризмы. Имеется в виду расистская или фашистская философия истории с одной (правой) стороны, и марксистская философия с другой (левой) стороны». С тех пор деление тоталитарных политико-правовых режимов на правые и левые является весьма распространенным.

К тоталитарным государствам правого типа отечественные и зарубежные исследователи относят, помимо Германии 1933-1945 годов, Италию (режима Б. Муссолини - «фашизм»), Испанию (режима Ф. Франко - «франкизм»), Чили (режима А. Пиночета). Известный современной науке перечень государств левого типа включает в себя, кроме СССР, Китай (режима Мао Цзедуна), Кубу (режима Ф. Кастро), Кампучию (режима «красных кхмеров»), социалистические страны Восточной Европы и Юго-Восточной Азии и другие.

Полагаем, имеет смысл проводить деление не только по типам тоталитаризма, но и по его частным формам, в рамках того или иного типа, например, сталинский и маоистский тоталитарные системы, несомненно, тоже имели различия между собой, обусловленные своеобразием и уровнем развития культуры, цивилизации своих стран.

Интересным представляется мнение немецкого исследователя Е. Мачкув, предлагающего проводить деление тоталитарных режимов коммунистического типа с точки зрения источников их возникновения. К первой группе он относит режимы, имеющие «внутреннее происхождение», то есть возникающие преимущественно в результате действий политических сил данной страны (это - тоталитарные режимы на Кубе, в СССР, Китае, Вьетнаме, Северной Корее); ко второй группе - «инсталлированные режимы», то есть установленные вследствие советской оккупации в ЧССР, ГДР, Польской и Венгерской Народных Республиках и Социалистической Республике Румынии. Аналогичной позиции придерживается и Г. Мирский, который также не исключает возможности привнесения тоталитарных порядков извне. Правда, при этом, Северная Корея отнесена им, если использовать классификацию Е. Мачкув, не к первой, а ко второй группе: «Что же касается Северной Кореи, то парадокс состоит в том, что именно в стране, являющейся сегодня, вероятно, последним оплотом тоталитаризма в его «чистом виде», тоталитарная власть отнюдь не была подготовлена всем предшествующим развитием, не имела под собой ни социальной, ни идейной почвы, а была насаждена искусственно, в результате советской оккупации и «импорта» харизматического вождя».

Если против отнесения нацистской Германии к разряду тоталитарных государств никто из исследователей не возражает, то иначе обстоит дело с фашистской Италией. Одни авторы не ставят под сомнение тоталитарность итальянского фашизма, другие, наоборот, отмечают, что в нем отсутствовал ряд важных характеристик тоталитаризма и поэтому он тоталитарным не являлся. Можно назвать и третью точку зрения, которая в современной науке представлена французским исследователем Э. Мореном. С одной стороны, Э. Морен определяет фашистскую Италию как государство тоталитарное, с другой стороны, говорит о незавершенности итальянского тоталитаризма, объясняя это тем, что «итальянский фашизм приручил монархию, не упраздняя ее; он подчинил традиционные господствующие касты, но не уничтожил их; он допустил некоторый культурный плюрализм при условии, что тот не будет заниматься политической критикой; он слился с капиталистической экономикой вместо того, чтобы ее экспроприировать. «Фашистский тоталитаризм, - заключает автор, - не пошел в тотальное наступление на общество, чтобы добиться тоталитарной власти, и совершенно напрасно для обозначения высшей ступени тоталитаризма используют эпитет «фашистский»». Позицию Э. Морена иначе как двойственной и противоречивой не назовешь.

По нашему мнению, несмотря на то, что термин «тоталитаризм» впервые возник именно в Италии, политический режим Б. Муссолини так и не вышел за рамки авторитарной диктатуры. Подтверждением этому может служить хотя бы сохранение высокой степени автономности таких институтов, как церковь, монархия и армия. Тоталитаризм же, напротив, как известно, не терпит никакой автономной политической силы. Кроме того, фашистская Италия не знала характерных для нацистской Германии и сталинского СССР массовых политических репрессий. Как отмечает X. Арендт, в Италии «за годы сугубой активности», с 1926 по 1932-й, особые трибуналы для политических преступников вынесли 7 смертных приговоров, 257 приговоров к десяти и более годам заключения, 1360 приговоров меньше десяти лет и гораздо больше - к изгнанию. Сверх того, 12 тысяч человек были арестованы и признаны невиновными». Для сравнения: в Советском Союзе только за два года (1937-1938) было репрессировано по политическим мотивам 1 587 030 человек, из которых 681 692 расстреляно, причем 631 398 - без суда. Всего же общее количество репрессированных в советском государстве в 30-е - 50-е годы по обвинению в совершении политических преступлений, по различным, весьма противоречивым, данным колеблется от 3 778 234 человека до 50 млн. человек. А. Гитлер в ходе репрессий внутри Германии уничтожил 300 000 немцев. Всего нацистами, по данным главного обвинителя от Великобритании на Нюрнбергском процессе X. Шоукросса, было уничтожено 12 млн. человек. Из них 6 млн. человек были еврейской национальности.

Германский тоталитаризм установился в результате прихода нацистов к власти в 1933 году и просуществовал вплоть до смерти А. Гитлера и поражения Германии во второй мировой войне. Резкий контраст предшествующего 1933 году демократического характера политического режима Веймарской республики и начавшегося после 1945 года усиленного процесса демократизации политической системы Западной Германии при сравнении с нацистским режимом позволяет авторам сохранять единодушие по этому вопросу.

Вопрос о временных рамках существования советского тоталитаризма, ввиду того, что с 1917 года и вплоть до реформ середины 80-х годов общественно-политическая система сначала РСФСР, а затем СССР функционировала в условиях диктатуры одной политической партии (ВКП (б) - КПСС), господства одной официальной идеологии, продолжает оставаться в достаточной мере спорным. В целом, к разрешению данного вопроса можно назвать два основных подхода: сторонники первого используют термин «тоталитаризм» для обозначения практически всей советской истории; второго - только для периода 1929-1953 годов, так называемого периода «культа личности» И.В. Сталина.

Основным недостатком первого подхода, на наш взгляд, является недопустимое смешивание понятий «авторитаризм» и «тоталитаризм» без должного учета особенностей и специфики последнего. Поэтому вторая позиция представляется нам более доказательной. Действительно, есть все основания полагать, что тоталитарный режим в СССР установился одновременно с демонтажем НЭПа, когда была ликвидирована многоукладность экономики, завершена тотальная национализация собственности, уничтожены остатки гражданского общества, и трансформировался после смерти И.В. Сталина в режим авторитарный. Поэтому необходимо проводить четкое деление между диктатурой В.И. Ленина, тоталитаризмом И.В. Сталина и авторитаризмами Н.С. Хрущева, Л.И. Брежнева и других руководителей советского государства.

Обосновывая тезис о том, что процесс детоталитаризации в Советском Союзе последовал за смертью И.В. Сталина и что политический режим Н.С. Хрущева уже нельзя считать тоталитарным в собственном смысле этого слова, X. Арендт писала: «После 1953 года была ликвидирована огромная полицейская империя, было уничтожено большинство концентрационных лагерей, не проводились какие-либо новые репрессии против «объективных врагов», а конфликты между членами нового «коллективного руководства» разрешаются посредством понижения в должности и высылки из Москвы, а не посредством показательных процессов, исповедей и убийств»; «...армия приобретает главенство над полицией (Хрущев обратился к Жукову за поддержкой), что было одним из неизбежных следствий разрушения полицейской империи»; «...участники интеллектуальной оппозиции могут предстать перед судом (хотя это и не открытый процесс), могут высказаться в зале суда и могут рассчитывать на поддержку вне его стен, ни в чем не признаются и заявляют о своей невиновности, все это показывает, что мы уже не имеем дело с тотальным господством».

К этому следует добавить, что после смерти И.В. Сталина советская общественно-политическая система лишилась еще одного важного признака тоталитаризма - культа личности вождя. «Власть в России оказалась десакрализованной, утратившей ореол божественной святости, недосягаемости. Вождей в стране после Сталина быть уже не могло. Харизма рухнула».


Лутфуллин Рафаэль Руфикович



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Признаки тоталитаризма
Массовые ценности, политическая ориентация и взаимоотношения с властью российских избирателей
Понятие тоталитаризма
Выборы и криминал
Значение естественного права в отечественной правовой мысли конца XIX - начала XX века
Вернуться к списку публикаций