2011-11-17 23:59:38
ГлавнаяПолитология — Понятие тоталитаризма



Понятие тоталитаризма


В современной отечественной и зарубежной науке утвердилось мнение, что термин «тоталитаризм» происходит от позднелатинских слов «totalitas» (полнота, цельность) и «totalis» (весь, полный, целый). Изучение различных научных литературных источников по возникновению и использованию политического понятия «тоталитаризм» позволяет считать, что этот термин был введен в оборот в 20-е годы XX века одним из ведущих идеологов итальянского фашизма Джованни Джентиле, занимавшем в правительстве Б. Муссолини должность министра просвещения. Философии Д. Джентиле было дано название «трансцендентного тоталитаризма», ее основная цель - преодоление границы между частной и общественной жизнью граждан. Первостепенной ролью государства в обществе, утверждал Д. Джентиле, является претворение в жизнь судьбы нации, оно должно обладать неограниченной властью над личностью и быть тоталитарным. Государство, как и бог, тоже «внутри человека, а не между людьми», поэтому никаких границ государственного вмешательства в частные вопросы граждан просто не может быть. Это и есть «настоящая демократия» в обществе, так как снимающая все эмпирические различия трансцендентальная субъективность воплощает всеобщность свободы.

После публичного выступления главы итальянского государства Б. Муссолини 22 июля 1925 года, в которой он прославлял «тоталитарное государство» («stato totalitario»), провозглашая фашизм как государство- абсолют, по сравнению с которым индивиды и группы имеют относительное значение, термин «тоталитаризм» вошел в широкий политический лексикон. Если Б. Муссолини использовал данное понятие в позитивном плане, а создание «тоталитарного государства» рассматривал в качестве ближайшей цели своего правления, то тогда же этот термин приобрел отрицательный оттенок: критикуя политический режим «дуче», его противники - итальянские антифашисты - обличали «тоталитарную волю» и «тоталитарную идею».

Утверждение гитлеровского правопорядка и фашистской идеологии в Германии в первой половине 30-х годов XX века существенно не усилило распространение и использование данного понятия, несмотря на то, что идеология национал-социализма во многом перекликалась с идеологией итальянского фашизма. «В Германии, - пишет О.Я. Ярцева, - этот термин не привился: Гитлер не любил заимствований и предпочитал определять свой режим как авторитарный». Немецкий юрист и политический теоретик К. Шмидт в большей степени обвинял Веймарскую республику в неэффективном государственном управлении, нежели обосновывал необходимость построения тоталитарного государства - «totale staat». Нацистская идеология и пропаганда (в отличие от идеологии и пропаганды итальянских фашистов) стремилась подчеркнуть, прежде всего, важность и значимость партии, нежели государства, так как в гитлеровской доктрине расового империализма государство понималось лишь как средство достижения цели. Для обозначения тоталитаризма нацисты использовали специальный термин «Gleichshaltung» (унификация; от «gleich» - равный, одинаковый), означающий тотальное подчинение всего населения нацистским лидерам и приобщение его к господствующей в этом государстве идеологии.

С конца 20-х годов термин «тоталитаризм» начинает активно использоваться журналистами в средствах массовой информации Англии и США. Впервые в 1929 году лондонская газета «Таймс» попыталась возвести это слово в ранг политического термина, характеризуя, таким образом, нацизм в Германии и социализм в Советском Союзе. Однако до второй мировой войны в западной научной литературе и пропаганде это понятие, по свидетельству западных политологов, применялось к СССР крайне редко. В основном, английская и американская пресса 30-х годов писала о тоталитаризме, как форме государственного правления, в Италии и Германии, а во время второй мировой войны термин «тоталитаризм» был взят на вооружение антифашистской союзнической пропагандой.

Только после окончательной победы над нацистской Германией и ее союзниками западные политологи и политики стали говорить о Советском Союзе как о тоталитарном государстве. «Весьма важным идейно-политическим стимулом для устранения прежних препятствий и широкого использования понятия «тоталитаризм» применительно не только к фашистским режимам, но и к сталинской власти в СССР, к режимам в других странах «реального социализма», - отмечает отечественный философ А.П. Бутенко, - стала развернувшаяся уже после 1945 года «холодная война», способствовавшая ... острому идеологическому противоборству «социализма» и «капитализма» с использованием любых «подручных средств».

Действительно, если в годы второй мировой войны совместная антифашистская борьба СССР и стран западной демократии против Германии и ее союзников явилась серьезным препятствием для научного анализа политического режима в Советском Союзе в качестве тоталитарного, для переноса основных негативных характеристик своих военных противников (Германии и Италии) на режим своего успешно воевавшего с фашизмом союзника - на СССР, то со второй половины 40-х - начала 50-х годов ситуация кардинальным образом изменилась: в общественном сознании на Западе и в США за Советским Союзом прочно закрепилось «клеймо» тоталитарного государства, а термин «тоталитаризм» стал рассматриваться как синоним советской общественно- политической системы.

Таким образом, с этого момента понятие «тоталитаризм», по справедливому замечанию отечественного политолога О.И. Зазнаева, стало использоваться и, кстати, используется по сей день в трех аспектах:

1. Политико-идеологическом: Б. Муссолини ввел этот термин в политических целях, подводя под него идеологическую базу; после второй мировой войны многие политические деятели использовали это понятие для обоснования своего политического курса.

2. Эмоционально-оценочном: средства массовой информации и обыденное сознание пользуются этим термином для негативной оценки самых разных сторон жизни - общества в целом, режима, партий, политических и государственных лидеров, движений и так далее.

3. Научном: несмотря на неразборчивое и нечеткое употребление этого термина в средствах массовой информации, потребность в разработке концепции тоталитаризма возникла, поскольку необходимо было оценить (и сравнить) сталинизм и нацизм, нельзя было игнорировать понятие, ставшее популярным и прочно вошедшее в лексикон политиков, журналистов, простых людей.

Первым из числа западных политологов, кто попытался сформулировать научную дефиницию тоталитаризма, был, несомненно, З. Бжезинский. В соответствии с его определением, тоталитаризм - «это система, в которой технически передовыми инструментами политической власти безо всяких ограничений владеет централизованное руководство элитного движения, целью которого является осуществление тоталитарной социальной революции, включающей изменение самих людей, на основании произвольных идеологических допущений, пропагандируемых властями, в атмосфере насильственно поддерживаемого единодушия всего населения».

Несколько ранее, в 1949 году, в статье «О тоталитарном режиме», отечественный политический мыслитель И.А. Ильин определил тоталитарный режим как «государственный строй, беспредельно расширивший свое вмешательство в жизнь граждан, включавший всю их деятельность в объем своего управления и принудительного регулирования».

В целом, несмотря на предпринимавшиеся зарубежными исследователями после второй мировой войны эпизодические попытки дать общее, универсальное определение тоталитаризма, вопрос, - что же понимать под тоталитарным режимом? - так и остался открытым.

Ситуация, казалось бы, должна была измениться в 70-х - начале 80-х годов, когда появилось множество самых различных определений тоталитаризма. Однако, к сожалению, этого не произошло. Большинство из них нельзя было даже назвать определениями в собственном смысле этого слова. Это были скорее весьма пространные описания того, что скрывается за термином «тоталитаризм».

Среди современных исследователей также нет единого мнения относительно того, что же все-таки понимать под тоталитаризмом.

В целом, несмотря на свою более чем полувековую историю, термин «тоталитаризм» продолжает оставаться одним из наиболее спорных в науке понятий как у нас в стране, так и за рубежом. Сегодня в понятие «тоталитаризм» специалистами различных отраслей знаний вкладывается разный смысл: для одних тоталитаризм - это синоним любых недемократических действий (не только репрессивных) в сфере государственного управления, для других это слово ассоциируется с концлагерями и ГУЛАГом, одни называют тоталитаризмом всю нашу советскую историю, другие ограничивают тоталитаризм рамками сталинизма. «Универсальная оборачиваемость термина «тоталитаризм» на рынке социальных идей приводит к инфляции его теоретического содержания, - пишет В.В. Скоробогацкий. - С его помощью пытаются объяснить все и вся и попадают в ловушку новой, антитоталитарной по субъективной направленности, но столь же тоталитарной по существу мифологии».

Есть авторы, которые вообще отрицают факт существования тоталитаризма как объективной категории, считая его лишь результатом теоретических измышлений. Так, например, профессор Нью-Йоркского университета А. Янов в своем выступлении в Академии общественных наук при ЦК КПСС в ноябре 1990 года, обращаясь к представителям молодой отечественной политологии, заявил следующее: «Никакого тоталитаризма как уникальной, беспрецедентной политической организации не было. С легкой руки З. Бжезинского (а он не упоминает этого термина давным-давно) понятие «тоталитаризм» пошло гулять по научной литературе, оно дезориентировало советологию, сократило до минимума ее прогностические возможности. До такой степени, что ваша перестройка явилась для нее громом среди ясного неба. ... Тоталитаризма не существует - это теоретическая фикция, беспомощная попытка заполнить теоретический вакуум, который люди не знают как объяснить…

Нет этому понятию никакого научного определения, целые поколения западных ученых пытались его сформулировать и не смогли».

Не вдаваясь в полемику с А. Яновым и с теми учеными, которые разделяют его точку зрения, позволим себе не согласиться со столь категоричным замечанием. Действительно, до сих пор не выработано единого, признанного всеми исследователями понятия «тоталитаризм». Это бесспорный факт. Но это не означает, что сам тоталитаризм не существовал и не существует в практике социального управления, что это лишь только определенная умозрительная абстракция. Объяснение этому, как нам кажется, лежит в несколько иной плоскости. Во-первых, содержание, которое вкладывает отдельный исследователь в понятие «тоталитаризм», зависит во многом от той субъективной позиции, которой он придерживается. Еще Р.Арон отмечал, что тоталитаризм имеет множество разных определений, зависящих как от объективных свойств самого предмета исследования, так и от «точки зрения наблюдателя». Во-вторых, как справедливо замечает Э. Баталов, «тоталитаризм - это сложное, многогранное, многообразное явление, которое не может быть уложено в простое перечисление его признаков, сколь бы пространным оно ни было. Тем более, что за несколько десятилетий своего существования тоталитарный режим претерпел определенную эволюцию, приспособившись, словно упорный, болезнетворный микроб, к новым социальным организмам». И с этим трудно не согласиться. Истории и современности известны различные вариации тоталитаризма, которые порой могут существенно отличаться друг от друга по частностям, но, в то же время, оставаться идентичными по своим базовым характеристикам. Необходимо проводить четкие различия между идеальным типом тоталитаризма, которого никогда не было и не будет, и его конкретным проявлением в отдельно взятом государстве и в рамках определенной исторической эпохи. Поэтому любое определение тоталитаризма будет в той или иной мере условным и более или менее приближенным к идеалу.

Некоторые авторы предлагают отказаться от термина «тоталитаризм», заменив его иным понятием. При этом основополагающие моменты концепции тоталитаризма (например, тотальность контроля со стороны государства, личная диктатура вождя, террор и другие) признаются ими состоятельными, имеющими научную ценность. Так, Р. Даль для обозначения крайних форм автократии (тоталитаризма) вводит термин «гегемония», который, на его взгляд, более пригоден и операционален, нежели термин «тоталитаризм», поскольку последний относится лишь к идеальной системе, не пригодной для реально существующих обществ. Румынский социолог П. Кымпяну предпочитает для характеристики сталинизма пользоваться не термином «тоталитаризм», а термином «синкретическое общество», «синкретизм», понимая под последним «состояние стабильного разъединения между производительными силами и классовой структурой в определенном обществе».

Представляется, что в данном случае имеет место всего лишь обычная игра слов, подмена понятий, которая никоим образом не меняет сути изучаемого нами явления, а только отвлекает от самого предмета исследования.

Сегодня в отечественной и зарубежной науке существует несколько десятков определений тоталитаризма. Конечно, можно их критиковать, но, тем не менее, следует признать, что все они имеют право на существование, как имеет право на существование и сама теория тоталитаризма.

Сложность поставленной перед исследователем задачи не вызывает сомнений. Видимо поэтому, многие авторы, рассматривая сущность тоталитарной формы доминирования в различных ее проявлениях, ограничиваются лишь констатацией и анализом его характерных признаков, сознательно не затрагивая вопрос об определении самого понятия «тоталитаризм». Еще Л. Шапиро заявлял, что всем определениям тоталитаризма он предпочитает описание этого феномена. В этом есть определенная логика. Очень трудно в нескольких словах отразить природу такого сложного политико-правового явления как тоталитаризм. Отсюда, далеко не случайно, что практически все известные к настоящему времени научные дефиниции тоталитаризма носят описательный характер.

Как уже отмечалось выше, тоталитаризм - одно из спорных в современной науке понятий. Под тоталитаризмом сегодня понимается определенный (недемократический) тип государства, государственного строя, диктатуры, политической власти, политического режима, формы политического правления, общественно-политического строя, социальной системы, системы насильственного политического господства, определенная идеология и так далее. И это далеко не полный перечень известных подходов к определению понятия тоталитарного феномена.

При сравнительном анализе различных определений можно сделать вывод, что их авторы, как правило, сходятся в одном: тоталитаризм - это прямая противоположность правового государства, его антипод; это определенная система властных отношений, при которой все без исключения сферы общества находятся под контролем государства и его органов, где нет места реальным правам и свободам граждан, где гражданское общество полностью растворено в обществе политическом.

Наиболее часто в отечественной науке тоталитаризм определяют или как политический режим, или как общественно-политическую систему. Так, например, П.Е. Студников склонен рассматривать тоталитаризм только как «одну из недемократических форм политического режима». Для И.Н. Рассохи же, тоталитаризм - это «общественно- политический строй, при котором государство полностью подчиняет себе все сферы жизни общества и отдельного человека».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Авторитарный политический режим
Гражданское общество как политический феномен
Демократические ценности, принципы и воспитание гражданина
О сущности российского государства
Что является предметом политологии
Вернуться к списку публикаций