2011-11-17 20:45:21
ГлавнаяПолитология — Влияние естественно-правовых идей Локка на французских просветителей



Влияние естественно-правовых идей Локка на французских просветителей


«Вторичный» общественный договор Руссо требует «...полное отчуждение каждого из членов ассоциации со всеми его правами в пользу всей общины; ибо, во-первых, если каждый отдаст себя всецело, то создаются условия равные для всех...». Отчуждению подвергается и право собственности, но только в части ее легитимационного основания. Ни один индивид не может выступать в качестве основания для присвоения. Таким основанием может быть только политическая ассоциация. Очевидно, что этим тезисом он отвергает идею неотчуждаемых естественных прав человека и предоставляет политическому организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами. Но подобная интерпретация «Общественного договора» Руссо была бы упрощенной. Ведь Руссо считал, что «...лишить человека свободы воли - это значит лишить его действия какой бы то ни было нравственности». Чтобы разрешить это противоречие Руссо постоянно апеллирует не к политической воли государства как учреждения, а к общественной воли. Только общественная воля обладает политическим и юридическим суверенитетом. Но ее проявление не выражается через сумму индивидуальных воль частных лиц, а имеет в виду общие интересы. «Общая воля, по Руссо, - пишет О. В. Мартышина, - не тождественна воле всех, между ними «часто существуют большие различия». «Общая воля» отличается от «воли всех», по мнению Руссо, тем, что, во-первых, «...предмет законов всегда имеет общий характер... Закон рассматривает подданных как целое, а действие как отвлеченное, но никогда не рассматривает человека как индивидуум или отдельный поступок», во-вторых, необходимо из всех волеизъявлений частных лиц отбросить «...взаимно уничтожающиеся, крайности; в результате сложения оставшихся расхождений получится общая воля» и, наконец, в-третьих, общая воля выявляется путем непосредственного голосования народа. Это третье положение указывает на то, что Руссо отвергал не только идею представительных органов власти, но и существование в политической сфере отдельных частных ассоциаций. Политическая ассоциация только одна и в ней каждый гражданин должен быть самостоятельным и не подчиняться корпоративным интересам. Это означает, что политическим и юридическим суверенитетом у Руссо обладает только народ и не какой из них не может быть отчужден от народа. Любой закон должен пройти процедуру голосования при участии всех граждан и при строгом учете голосов. Таким образом, его политическая концепция существенно отличалась от концепций Т. Гоббса, Дж. Локка и Ш. Монтескье. Если первый - как политический, так и юридический суверенитет передавал государству, то Дж. Локк и Ш. Монтескье разделяли их между народом и государством (политический - народу, юридический - государству), а Руссо, по справедливому замечанию О.В. Мартышиной, «...отвергает осуществление высший власти через представителей. Суверенитет, то есть право законодательствовать, пребывает только в народе. Он не может быть никому доверен. Точно так же он не может быть поделен между какими-то органами». Суверен стоит выше и судьи и Закона и он обладает безусловным правом на жизнь и смерть подданных.

Гарантию же того, что Суверен будет стоять на страже прав, свобод и собственности личности Руссо видит только в том, что отдельный гражданин в условиях суверенитета народа сам является участником формирования и деятельности общей воли.

При подобной трактовке «общественного договора» невозможно провести «четкое смысловое и терминологическое различие между обществом и государством». Действительно, Руссо мало интересует этот вопрос, и он в большей степени разрабатывает отличительные грани гражданина и частного лица, отношения между сувереном и индивидом. Так, для того, чтобы общественный договор не был пустой формальностью, а гражданин и частное лицо не сливались в одном, Руссо указывает, что общественный договор «...заключает в себе обязательство, которое единственно может дать силу другим. Оно гласит: так, кто отказывается повиноваться общей воле, будет призван к этому силами всего целого. Это означает нечто другое, как то, что его заставят быть свободным...».

Договорной процесс по Руссо это своего рода взаимный «обмен» между частными лицами и «общей волей» (сувереном) в котором от частного лица отчуждается его естественный образ жизни в пользование сувереном, но возвращается гражданский образ жизни. Другими словами, естественное право без должной санкции обменивается на эквивалентное договорное (позитивное) право с необходимой санкцией.

В этом процессе участвуют только два лица - индивид и суверен или, что тоже самое, частное лицо и гражданское лицо. Правительство же, как орган управления, в нем не участвует. Он отвергает попытки рассматривать договор между народом и правительством. По его мнению, такая интерпретация ставит правительство не только на один уровень с народом, но и выше его. Правительство для Руссо это, скорее, «наемный служащий», чем самостоятельное юридическое лицо. Оно «нанимается» только для разработки законопроектов и исполнения, принятых народом, законов.

Только при этих условиях, с точки зрения Руссо, суверен будет действовать в полном соответствии с целями и сущностью общей воли. Поэтому, полагает он, «верховная власть, какой бы неограниченной, священной, неприкосновенной она ни была, не переступает и не может переступать границу общих соглашений, и каждый человек может всецело распоряжаться тем, что ему эти соглашения дают из его имущества и его свободы».

Подобные суждения Руссо, по справедливому замечанию В.С. Нерсесянца, «трудно назвать реалистичными».

Утопизм Руссо, на наш взгляд, заключается в следующем:

1. Государство без представительных органов власти, без надлежащего разделения властей вряд ли может не только функционировать в духе свободы, равенства и справедливости, но и просто выполнять управленческие функции.

2. Его политической концепции не хватает главного - правовых оснований и правовых критериев, то есть идеи правового закона, так как «общая воля» выше судьи и Закона.

3. Неприкасаемый суверенитет народа открывает дорогу революционному беспределу. И поэтому его «Общественный договор» был Кораном как для «будущих ораторов в 1789, якобинцев в 1790, республиканцев 1791», так и для «бешенных самых неистовых».

4. Законотворчество требует квалифицированных специалистов, профессиональных юридических знаний. Чего трудно достичь при участии всего народа в законотворческом процессе.

5. Если его идеи трудно реализовать даже в «малых» (по территории и численности) государствах, на что рассчитывал Руссо, то говорить о «больших» государствах вряд ли возможно.


Царьков Игорь Иванович



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Выборы и криминал
Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)
К.Н. Леонтьев и идея русской империи
Договорная природа правового государства Джона Локка
Корпоративный, традиционный и международный режим
Вернуться к списку публикаций