2011-11-17 20:41:37
ГлавнаяПолитология — Организация государственной власти по Джону Локку



Организация государственной власти по Джону Локку


Во-первых, это право на созыв законодательного органа. Поскольку исполнительная власть есть постоянно действующая, а законодательная временная власть, постольку исполнителю поручается созывать и распускать законодателей. В этом пункте современники Дж. Локка ему возражали и подвергали сомнению возможность устойчивого взаимоотношения исполнительной и законодательной власти. Его оппоненты сомневались в том, что исполнительная власть, обладая силой государства, будет выполнять свои обязательства по созыву законодателей. По их мнению, она может воспрепятствовать этому и, тем самым, узурпировать власть. На это Дж. Локк отвечает уже привычным образом. Применение силы в отношении законодательной власти автоматически считается применением силы против самого народа и поэтому «...кто так поступает, представляет собой естественное состояние войны с народом». Значит народ может силой восстановить законный порядок.

Помимо этого исполнительная власть имеет свою прерогативу. Прерогативой же Дж. Локк называет право исполнительной власти: «действовать сообразно собственному разумению ради общественного блага, не смотря на предписания закона, а иногда даже вопреки ему». Такими полномочиями Дж. Локк наделяет исполнительную власть, принимая во внимание, что закон не может учесть все случаи жизни, а так же быстро отреагировать на изменившиеся общественные условия. Законодательная власть слишком «громоздка и поворачивается слишком медленно» для того, чтобы вовремя поспеть за изменениями. Эта прерогатива приравнивает исполнительную власть с законодательной и дает возможность узурпировать власть. Но это было бы возможным, с точки зрения Дж. Локка, «если бы люди были настолько лишены разума и настолько скотоподобны», что позволили бы прерогативе перерасти в. деспотическую власть.

В ситуации действия прерогативы возникает законный вопрос: «Кто будет судьей, определяющим правильность ее применения?» Вопрос достаточно серьезный и Дж. Локк очень смело на него отвечает: «... между действующей исполнительной властью, обладающей подобной прерогативой, и законодательным органом, зависящим от нее в отношении созыва, на земле не может быть судьи; точно так же, как не может быть судьи между законодательной властью и народом». Что это? Недоработка? Слабая сторона его политико-правовой концепции? Или, наоборот, ее сила? Очень легко в этом пункте критиковать Дж. Локка и считать, что он не дал позитивного ответа на этот вопрос. Но, на наш взгляд, его ответ выражает силу его позиции. Невозможно, чтобы в этих отношениях был единый, общий судья, «кроме бога». А это означает, что в отношениях между ветвями власти должна быть позитивная ответственность каждой ветви перед другой и всех их перед народом, как и у народа должна быть позитивная ответственность за учреждение институтов государственной власти. Помимо этого, чтобы позитивно разрешать проблемы взаимоотношения законодательной власти и исполнительной, государства и народа необходимо создавать еще одно учреждение уполномоченное на это.

А над этим учреждением еще одно учреждение и так до бесконечности. Таким образом, правовое государство это то, которое связано взаимными обязательствами, где каждая власть осознает свою ответственность за действия, согласно закону природы. Не может быть в правовом государстве безответственного управления (управления без знания дела) и безответственного подчинения граждан своему правительству.

Утопия это или реалистичность мысли Дж. Локка? При определенной точке зрения это положение может показаться достаточно утопично, поскольку надежда на то, что ветви власти будут разумно поступать в отношении друг с другом, не имея высшей инстанции, которая определяла бы правомочность их действий, чревата уверованием в божественное провидение разрешения политического кризиса. Но не вера в то, что кризис разрешится при помощи потусторонних сил, руководила мыслью Локка. Судя по всему, он был один из первых представителей либерализма, признающий и отстаивающий необходимость политического компромисса. Именно то, что «на земле не может быть судьи между законодательной властью и исполнительной, точно так же как и между народом и государственной властью» конституирует ситуацию компромисса. Общая позитивная ответственность и невозможность обратиться к высшему и справедливому судье должно, с точки зрения Локка, вести людей к компромиссным решениям, а это, на наш взгляд, отражает реалистичность его мысли, а не просто утопию «идеального государя».

Но если все же компромисс не может быть достигнут, то только сила народа может разрешить кризисную ситуацию, даже путем гражданской войны, то есть практически такие проблемы решаются силой, а не правосудием и законом. Б. Рассел оценивая позицию Локка и обобщая идею разделения властей писал: «Подобная точка зрения присуща любой доктрине, исходящей из разделения государственной власти. Там, где подобные доктрины воплощены в конституции, единственный путь избежать случайной гражданской войны - это прибегнуть к компромиссу и здравому смыслу. Но компромисс и здравый смысл - это свойства ума, и они не могут быть зафиксированы в конституции». Это же у Локка отмечает и Н. Ворошилова: «Локк отмечает, - пишет она, - что чем образованней страна, тем подробнее и определеннее закон, тем менее, следовательно, возможности пользоваться прерогативами».

Действительно, можно согласиться с этими суждениями, точно так же как и согласился бы с ним Дж. Локк. Ведь мы говорили выше, что для Локка не всякое большинство обладает правом на установление государственной власти, а только то, которое имеет определенные «свойства ума», то есть правосознание.

Разделял ли Дж. Локк понятия «гражданское общество» и «государство»? По мнению К.С. Гаджиева он этого не делал: «Симптоматично, - пишет он, - что даже Дж. Локк использовал понятия «гражданское общество» и «государство» как взаимозаменяемые». И действительно, на первый взгляд так оно и есть. Причем сам Локк прямо об этом говорит: «Под государством я все время подразумеваю не демократию или какую-либо иную форму правления, но любое независимое сообщество (any independent commynity), которое латиняне обозначали словом «civitas»; этому слову в нашем языке соответствует слово «государство». Но, на наш взгляд, основу для разделения гражданского общества и государства заложил именно Дж. Локк. Хотя глава VII второй книги его «Трактата», где он рассматривает элементарную ячейку общества - семью и монархическую форму правления по аналогии с семейной, называется «О политическом или гражданском обществе», то глава IX, той же книги, называется «О целях политического общества и правлении». В ней, под политическим обществом он понимает такое общество, где государство гарантирует автономность общества по отношению к нему. Политическое общество то, где из ведения государства изъяты не свойственные для него функции опеки над членами общества. Тогда как монархия это вовсе не политическое общество. Поэтому, с нашей точки зрения, если у Дж. Локка отсутствуют четкие определения понятий «государства» и «гражданского общества», тем не менее, основа для различения у него есть. Это подтверждается еще и тем, что Локк категорически настаивал на отделение от государства института церкви. По этому поводу Ф. Руффини пишет: «Что же касается до взаимоотношений между Церковью и Государством, то Локк высказывался за решительное отделение их друг от друга, но только в том смысле, что Государство совершенно не должно касаться чисто духовных дел, а Церковь не имеет никакой власти в светских вопросах, а потому все, что относится к ее имущественным интересам должно подчиняться исключительно светской юрисдикции». А независимость институтов частной собственности и церкви являются главными критериями гражданского общества.

Выводы политико-правовой концепции Дж. Локка.

1. Человек обладает полным правом быть самим собой: распоряжаться своей жизнью, своими действиями и имуществом, применять свои способности и таланты так, как считает нужным. Свобода означает безусловное право выбора жизненных целей и средств, сделанных самостоятельно и в собственном интересе. Свобода есть собственность человека на все, чем он в этом мире располагает - на свою жизнь, личные качества, способности и таланты, достоинства и недостатки, предметы и отношения, возможности и перспективы. В ситуации выбора свобода предполагает абсолютное право предпочесть собственный интерес всем другим интересам. Свобода человека ограничивается только свободой другого человека.

2. Человек вправе распоряжаться беспрепятственно плодами своей деятельности, участвовать в системе обмена деятельностями и продуктами труда наравне с другими лицами.

3. Никто не может возложить на индивида обязанность уступить часть принадлежащего ему имущества другому или оказать кому бы то ни было безвозмездную помощь на условиях, которые исключают добровольность. Свободный человек рассчитывает только на себя, а не на благодеяния и помощь других. Индивид приобретает необходимые ему блага, производимые другими людьми, только в порядке обмена.

4. Человек должен быть предоставлен своей собственной судьбе. Никто не может присвоить себе право принудительно направлять его судьбу, руководить его жизнью, препятствовать реализации его жизненных интересов и навязывать собственные жизненные ценности.

5. Человек вправе на началах добровольности и взаимности вступать в необходимые ему контакты и соглашения с другими лицами, но он должен быть свободным от принудительных связей и обязанностей. Все действия в отношении индивида законны, если он сам с ними согласился, и если они не запрещены правовым законом.

6. Государство не должно ограничивать свободу человека в самом главном ее смысле - в смысле права распоряжаться своей собственной жизнью. Право частной собственности и обеспечивающие его законы выше государственных прерогатив. У государства должно быть как можно меньше прав, а тем более реальных возможностей совершить интервенцию в сферу частно-хозяйственных отношений, поэтому идеальным является «малое государство», (государство - «ночной сторож») требующее небольших общественных затрат.

7. Индивиды выступают субъектами так называемых, негативных прав человека, в соответствии с которыми гарантируется невмешательство во все их дела с чьей бы то ни было стороны.


Царьков Игорь Иванович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Жажда идеологии
Марк Туллий Цицерон об идеальном гражданине и государстве
Корпоративный, традиционный и международный режим
Выборы и криминал
Общности и политика - социально-философские аспекты политизации
Вернуться к списку публикаций