2011-11-17 20:41:37
ГлавнаяПолитология — Организация государственной власти по Джону Локку



Организация государственной власти по Джону Локку


Правовым государством, с точки зрения Дж. Локка, можно назвать только такое государство, где государственная власть не является большей нежели та, которой люди обладали в естественном состоянии и где осуществлен принцип разделения властей.

Некоторые авторы, в частности В.В. Абашмадзе, считают, что «учение о разделении государственной власти так же старо, как само государство и право». Подобные утверждения не совсем точны. И хотя в учении Аристотеля об истинной форме государства (политии) мы можем обнаружить схожий принцип, (смешение монархического, аристократического и демократического элементов), но как отметил В.С. Нерсесянц, «дифференциация целостной государственной жизни имела место в древнем мире и античная мысль отразила этот факт», тем не менее, продолжает он: «...ввиду отсутствия в древности абстракции политического государства отсутствовала также и абстракция власти политического государства, о разделении которой, по существу и идет речь в Новое время». Именно так была сформулирована проблема у Дж. Локка и, в отличии от Т. Гоббса, он считал, что основным организационным принципом государства должен быть принцип разделения властей. Но будет несправедливо если понимать, что его концепция разделения властей «была создана Локком для обоснования осуществленного вигами исторического компромисса между парламентом и королевской властью, трансформированной в конституционную монархию», как считают А.Н. Meдушевский и И.С. Нарский. Его идея разделения властей исходит не столько от политического компромисса, сколько из естественно-правовой концепции. На самом деле, именно то, что в естественном состоянии каждый человек мог выступать в роли и законодателя, и судьи, и исполнителя в «своих и чужих делах», то есть то, что власть не дифференцировалась, приводило к правовой необеспеченности этого состояния. И, в силу этого, по мнению Локка, в государстве должен быть реализован принцип разделения властей.

Г.А. Зайченко усматривает в этом отсутствие различия у Локка между естественным состоянием и политическим. Он пишет: «Различие между естественным состоянием и государственной организацией общества оказывается при этом не столь существенным: исполнительная власть как функция всех людей в естественном состоянии становится функцией специального исполнительного органа в государстве. А то, чем в государстве должен руководствоваться законодательный орган, - закон природы - уже фактически действует в естественном состоянии». Зайченко не прав, отказывая Локку в различенности этих дух состояний. Во-первых, власть в естественном состоянии это никем не уполномоченная власть - власть по «закону природы» и этим она отличается от политической власти. Во-вторых, как было сказано, из-за ее недифференцированности проистекает правовое несовершенство естественного состояния.

Таким образом, Локк видит политико-правовой механизм, способный создать условия сохранения неотчуждаемых естественных прав человека и преодоления «естественного состояния» в реализации принципа разделения властей, где ни у кого не будет вся полнота власти, то есть способ решения задачи «...удержания государственной власти в границах, безопасных для развития общества свободной конкуренции...» и где высшие органы власти «...лишаются возможности сосредоточить у себя абсолютную власть и злоупотреблять своими полномочиями…».

Поэтому соответственно вторичным правам естественного состояния, от которых люди через общественный договор добровольно отказываются, он конституирует две основных ветви власти: законодательную и исполнительную. Правда, Локк говорит еще и о федеральной власти, но существенного различия между исполнительной и федеральной не делает. Они отличаются не по сути, а по функциям. Первая из них включает в себя: «исполнение муниципальных законов общества внутри его самого». Вторая власть руководствуется целями «внешней безопасности и интересам общества». И эти власти при их различных целях «почти всегда объединены» и он не рекомендует «передавать одновременно в руки различных лиц».

Б.Рассел пишет: «Удивительно, что Локк ничего не говорит о судейской корпорации, хотя в его дни это было жгучим вопросом». Действительно он не обсуждает этот вопрос несмотря на то, что сама логика его естественно-правовой концепции с необходимостью ведет к выделению судебной власти. Ведь именно в силу того, что в естественном состоянии отсутствует беспристрастный, независимый суд, побуждает людей к учреждению государства. Но Локк действительно не доводит свою мысль до конца и судебную власть объединяет с исполнительной.

Наибольшее внимание он уделяет законодательной власти. И это не случайно. Именно от тех законов, которые принимает законодательный орган, зависит жизнь общества в целом. Эта власть является «неизменной в руках тех, кому сообщество однажды доверило». Только законодательному органу позволено устанавливать законы и ни один указ кого бы то ни было не обладает силою и обязательностью закона если он не получил санкцию этого органа.

В силу этого он детально анализирует объем законодательной власти, ее цели и средства.

Во-первых, эта власть представляет собой лишь «соединенную власть всех членов общества» и, основываясь на идеи неотчуждаемых прав человека, она не может быть деспотической в отношении жизни и достояния народа, то есть она не может иметь больше власти нежели та, которой обладал человек в естественном состояния и в своих самых крайних пределах «ограничена общественным благом». Она не имеет иной цели, кроме как сохранения общества и его членов. Она не имеет права «уничтожать, порабощать или умышленно разорять подданных». Все позитивное законодательство, которое создает законодательный орган, должно соответствовать «закону природы» и не быть произвольным, наподобие деспотических указов.

Во-вторых, позитивные законы - это опубликованные за коны и они не должны меняться в каждом отдельном случае. В-третьих, верховная власть не может лишить человека какой-либо части его собственности без его согласия. Ибо это противоречит одной из целей государственной власти - сохранения собственности. Под этим подразумевается не только непосредственное силовое отчуждение собственности, но и косвенное - повышение налогов на собственность.

В-четвертых, законодательный орган не может передать право издавать законы в чьи-либо другие руки. Поскольку, хотя Дж. Локк и называет законодательную власть «верховной властью», тем не менее сувереном для него является народ.

Раз народ уполномочил законодательный орган издавать законы, значит этот орган не вправе самостоятельно лишать себя этих полномочий. «Только народ может устанавливать форму государства, делая это посредством создания законодательной власти и назначая тех, в чьих руках она будет находиться». «Безусловно, - писал С. Лоу, развивая мысль Локка о народном суверенитете,- парламент с юридической точки зрения является суверенным владыкой Британской империи, но политический суверенитет, который следует отличать от суверенитета строго юридического, находится в руках избирателей. Совокупность избирателей является реальным «сувереном» в Англии и конституционные соглашения охраняют его верховную власть». Под политическим суверенитетом следует понимать исключительное право учреждать законодательную власть, под юридическим - исключительное право создавать единое правовое пространство. В противном же случае, если законодательный орган обладал бы и юридическим суверенитетом, и политическим, то есть имел бы право передавать свою законодательную функцию в другие руки, то произошло бы, по мнению Локка, полное отчуждение власти от народа. Утратился бы механизм влияния народа на деятельность государства.

Исходя из вышеизложенного, с точки зрения Дж. Локка, только законодательная власть, избранная на основе прав большинства, имеет право «указывать, как должна быть устроена сила государства для сохранения сообщества и его членов». Но он также замечает, что нет никакой необходимости в том, чтобы этот орган действовал беспрерывно. Поскольку, во-первых, создание законов это кратковременное действие и раз создав их просто необходимо соблюдать. И только в исключительных случаях, тогда, когда в обществе происходят серьезные изменения, законодательному органу необходима более долгосрочная работа с целью отслеживания и фиксации в законах происходящих изменений. Во-вторых, «при слабости человеческой природы» и работая постоянно, законодатели могут впасть в искушение и «...те лица, которые обладают властью создавать законы, могут так же захотеть сосредоточить в своих руках и право на их исполнение, чтобы, таким образом, сделать для себя исключение... для своей личной выгоды». Поэтому Локк считает, что будет очень полезным, если законодатели, разъехавшись после сессии, побудут в роли простых граждан и на себе самих испытают действенность изобретенных ими законов.

Именно в силу того, что законодательная власть является по Локку краткосрочной, необходима еще власть, которая существовала бы все время и которая следила бы за исполнением законов. Это право Локк дает исполнительной власти. Выше было сказано, что в исполнительную власть, как часть ее, входит и федеральная, которая является выразителем интересов общества как целого организма и представляет эти интересы во вне государства. Эта власть имеет право «...войны и мира, право участвовать в коалициях и союзах, равно как и право вести все дела со всеми лицами и сообществами вне данного государства…». Обоснование необходимости такой власти он осуществляет используя свое теоретико-легитимационное понятие естественного состояния. Эта власть такая же природная, как и другие, поскольку в естественном состоянии ею «по природе обладал каждый человек до того как он вступил в общество», то есть в естественном состоянии право вступать в союзы, объединяться с другими людьми имел каждый человек.

Все эти ветви государственной власти (в дальнейшем будем учитывать только законодательную и исполнительную) у Дж. Локка обоснованно соподчинены. Он достаточно четко разделяет их не только по функциям, но и выстраивает иерархическую соподчиненность.

Верховным сувереном является народ. Он имеет право «устранять или заменять законодательный орган». Законодательная власть это доверенная власть народа и в системе государственного управления является высшей властью, которой все остальные подчиняются.

Что же касается исполнительной власти, то он выделяет два ее типа: первый, - это если верховный исполнитель участвует в законодательном органе и тогда над этим верховным исполнителем нет вышестоящего органа, который мог бы его сместить. Должностные же лица исполнительной власти подчиняются только ему. Несомненно, что речь здесь у Дж. Локка идет о монархе. И так же как в случае с законодательной властью, только народ в силах выразить ему неповиновение, если его действия не будут соответствовать закону. «Но когда он теряет это представительство, (доверие и подчинение народа) эту общественную волю и действует по своей личной воли, то он роняет себя и является лишь частным лицом без власти и без воли, которая не имеет права на повиновение». Таким образом, в конституционно-монархическом государстве для Локка монарх является таким же частным лицом, как и все остальные.

Второй тип исполнительной власти, тот который строго подчиняется законодательному органу и может по его желанию быть измененным и смещенным. Это возможно если эта власть «находится где угодно, но только не в руках лица, которое участвует также и в законодательном органе».

При всей подчиненности исполнительной власти законодательному органу, тем не менее, на исполнительную власть Дж. Локк возлагает ряд полномочий, которые по силе приравниваются с законодательной властью.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Демократический политический режим
Договорная природа правового государства Джона Локка
Политический реализм Н. Макиавелли
Класс, нация и общественная политика в русской революции 1917 года
Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима
Вернуться к списку публикаций