2011-10-28 21:37:21
ГлавнаяПолитология — Правовые взгляды Ницше



Правовые взгляды Ницше


Право в системе других социальных ценностей (обычай, мораль, религия).

Проблема социальных ценностей во взглядах Ницше вызывает особый интерес среди исследователей его наследия. Несмотря на это, вопрос о месте права в системе этих ценностей недостаточно разработан. Из современных зарубежных исследователей частично затрагивают эту проблему Г. Хартунг, в связи с понятием «вины» у М. Вебера, А. Пипер, в связи с рассмотрением нигилизма у Ницше, а также Л. Ламбрехт, в своём анализе культурного кризиса Европы.

Ницше придерживался мысли, что обычай, традиция, право и закон появились раньше не только государства, но и общины. Они стали противовесом «царству свободы» природы. Такое положение вещей было вызвано тем, что в первобытности человек мог сказать что-либо с приблизительной достоверностью только о себе и своих взаимоотношениях с другими людьми. Природа же для индивидуума была явлением непостижимым, ужасным, чем-то таким, где правит произвол. Таким образом, для первобытных людей «человек есть правило, природа есть отсутствие всякого правила». Именно перед стихийным началом природы люди сплачиваются и создают некие правила общежития: обычаи (нравы), традиции и законы.

В немецком языке слово «die Sitte» означает «обычай», «нравы». Именно поэтому при переводах рассматриваемого понятия применяют два вышеназванных термина. Этим же объясняется, что важное понятие Ницше «Sittlichkeit der Sitte» в одних русских изданиях переводится как «нравственность нравов», а в других - «нравственность обычаев».

Обычай (нравы), по Ницше, «результат опыта прежних поколений в вопросе о том, что полезно и что вредно». Это «уставы и повеления» предков. Обычай требует, по мнению Ницше, определённый и устоявшийся «способ действия и оценки».

Новые нравы, считал Ницше, внедряются путём принуждения, которое первоначально исходило от индивидуумов, а с появлением «союзов людей» (общины, государства) становится их делом. С течением времени обычаю начинают свободно повиноваться, и он становится привычкой. «Привычное, - пишет Ницше, - делают легче, лучше, следовательно, охотнее, при этом испытывают удовольствие и знают из опыта, что привычное уже испытано, то есть полезно; обычай, с которым можно жить, свидетельствует о своей целесообразности, благодетельности, в противоположность всяким новым, ещё не испытанным приёмам». Следовательно, по мнению Ницше, обычай соединяет в себе для человека приятное с полезным и не требует мыслительной деятельности. Поэтому, заключает Ницше, люди приходят к ложным выводам о необходимости обычая, о том, что он - гарант благополучной жизни. Следовательно, индивидуум даже начинает испытывать удовольствие, соблюдая обычаи вне зависимости от его тяжести, суровости или обременительности.

Итак, привычка и удовольствие от исполнения обычая становятся гарантами его существования. Объявление же нравов древними и неприкосновенными делало их статичными и неизменными для нескольких поколений людей, не давая возможности «делать новые опыты и исправлять обычаи».

Понятие «традиция» Ницше часто использует как синоним «обычая». Традиция также возникает в интересах сохранения общины, народа. Однако традиция, считает Ницше, более позднее явление, чем обычай. Она может существовать лишь при появлении общины. Традиция возникает на стыке религии, обычая и права. Она - результат «суеверного обычая», возникшего из-за ложного истолкования случая. При этом исследование ей понимается общинниками как нарушение прав божества. То есть традиция трактуется общинниками, по мнению Ницше, как индивидуальное право высшего существа (божества, предка), нарушение которого ведёт к каре всей общины, а через неё и отдельной личности. С течением времени почитание традиции возрастает, поскольку забывается её происхождение, теперь её соблюдают, так как это делали предки. «Традиция под конец, - заключает Ницше, - становится священной и возбуждает благоговение».

Как нами уже отмечалось, право и закон, по мнению Ницше, появляются значительно раньше общины. Право, закон и обычай были тем основанием, из которого возникла мораль (нравственность, этичность). «Быть моральным, нравственным, этичным, - пишет Ницше, - значит оказывать повиновение издревле установленному закону или обычаю». То, что в данной цитате Ницше понимает не нравственный закон, а нормативно-правовой акт, видно из следующего его высказывания: «...B долговом праве таится рассадник мира моральных понятий «вина», «совесть», «долг», «священность долга».

Каким же образом происходит у Ницше возникновение морали? Для того, чтобы появилась нравственность (мораль) необходимо наличие «ответственности». Это значит, человек должен стать «исчислимым, регулярным, необходимым, даже в собственном своём представлении, чтобы смочь наконец, как это делает обещающий, ручаться за себя как за будущность». Формирование в человеке ответственности, утверждал Ницше, приходится на самый длительный период «генеалогии морали» - доморальный (доисторический). Для этого времени характерно, что отношение к поступку зависело от его следствий. То есть сам по себе поступок и его происхождение мало принимались во внимание.

Поскольку ответственность, по Ницше, напрямую связана с памятью, то перед человечеством в доморальном периоде стояла задача: сделать её крепкой. Для этого использовались жестокие, кровавые законы и обычаи.

«Чем хуже обстояло с памятью человечества, тем страшнее выглядели всегда его обычаи; суровость карающих законов в частности, - утверждает мыслитель, - является масштабом того, сколько понадобилось усилий, чтобы одержать верх над забывчивостью и сохранить в памяти этих мимолетных рабов аффекта и вожделения несколько примитивных требований социального сожительства». Посредством суровейших наказаний («побивание камнями», «колесование», «четвертование», «вырезывание ремней» и др.) люди, наконец, прививают себе память.

Для подтверждения этого положения Ницше приводит в пример Германию XIV-XV веков, где существовали как пережитки доморального периода - суровейшие наказания. Источником моральных понятий становится, по мнению Ницше, долговое право, договор купли-продажи и обмена.

В основе долгового права древнейшего человечества лежала, согласно Ницше, идея «эквивалентности ущерба и боли». То есть должник в качестве гарантии уплаты долга делает предметом залога «нечто, чем он ещё «обладает», над чем он ещё имеет силу». Это может быть тело должника, его жена, его свобода или его жизнь, а иногда, например в Египте, даже «спасение души, вплоть до могильного покоя».

Особую ценность для заимодавца, по утверждению Ницше, представляет возможность, в качестве компенсации за неполученную выгоду, испытать «некоторого рода удовольствие от права безнаказанно проявлять свою власть над бессильным, сладострастие «de faire le mat pour le plaisir de le faire» (делать зло из удовольствия его делать).

Причём в древности, считает Ницше, существовали детально разработанные «расценки отдельных членов и частей тела», имеющие силу права, которые можно было срезать с должника в случае неуплаты долга. Более прогрессивными в этом плане были римляне, которые более приблизились к «праву господ». В законе XII таблиц установили, «что безразлично, как много или мало вырежут в подобном случае заимодавцы: «si plus minusve secuemnt, ne fraude esto» (да не будет поставлено в вину, отрежут ли они больше или меньше).

Таким образом, заключает Ницше, компенсация в рассматриваемом случае состояла в «праве на жестокость». Подобная жестокость не являлась для древнейшего человека чем-то из ряда вон выходящим. Соглашаясь со Спинозой, Ницше утверждает, что древнему индивидууму была присуща «бескорыстная злоба», sympatia malevolens (злонамеренная симпатия). В конечном итоге люди приходят к «древнейшему и наивнейшему моральному канону справедливости»: «всякая вещь имеет стоимость; всё может быть оплачено».

Фуллье А., рассматривая данные выводы Ницше, обвиняет его в неоригинальности. Он пишет: «Принцип «равноценного вознаграждения» требовал эквивалентности между причиненным вредом и наказанием, присуждённым виновнику, - эта идея не менее известна всем, читавшим законы Двенадцати таблиц...». Эта идея, действительно, не была открытием Ницше, но он её использовал для доказательства необходимости «права господ» и «права рабов». Зачатки «права господ», по мнению Ницше, как раз и были в рассматриваемом принципе. Потому что посредством его кредитор приобщается к «праву господ».

По мере возрастания власти общины, рассуждает Ницше, наказание за неисполнение долговых обязательств становится мягче. Заимодавец же делает «мерилом своего богатства» количество убытков, которое он в состоянии понести без существенного ущерба. В конечном итоге, заключает Ницше, моральная справедливость «заканчивается самоупразднением», поскольку неплатёжеспособного должника отпускают.

Итак, по мнению Ницше, своим возникновением мораль обязана обычаю, праву и закону. Нравственность (мораль) есть «послушание», с одной стороны, обычаям, традициям, а с другой - законам и праву. При этом следует различать нравственность современную Ницше, появившуюся на втором этапе генеалогии морали, благодаря Сократу и христианству, и «нравственность нравов». Последнее понятие означает, что обычаю, традиции, праву и закону подчиняются не потому, что они полезны и выгодны (как в случае с Сократом и христианством), но в силу желания «вызвать к жизни» обычай, традицию и закон.

Исходя из «нравственности нравов» Ницше различает «моральность чаще всего исполняемую» и «моральность труднее всего исполняемую». В основании подобного деления лежит у Ницше количество затраченных усилий на исполнение закона.

«Моральность чаще всего исполняемая «формируется благодаря людям, которые «подобно браминам, всегда и везде, ежемгновенно» следуют «сознанию закона, постоянно изобретая ситуации, где можно было бы исполнять его». «Моральность труднее всего исполняемая» вызвана к жизни людьми, которые следуют закону даже в труднейших ситуациях.

Начало второго этапа развития морали, который ещё не закончился, мыслитель связывает и именем Сократа и укоренением ценностей христианства. Здесь мораль, с точки зрения Ницше, перестаёт быть обусловленной обычаями, традициями, законами и правом, так как о ценности поступка судят по его происхождению. Оценивается намерение, а не следствие. На данном этапе, считает Ницше, «ценность поступка заключается в ценности его намерения». Но это - предрассудок. По мнению Ницше, на данном этапе право теряет свою истинную сущность, поскольку подчиняется христианской морали, являющейся, по своей сути, моралью слабых.

Третий период генеалогии морали Ницше назвал внеморальным (имморальным). Это время ещё только настанет. Человек познает себя полностью. Ценность поступков, считает Ницше, будет определяться тем, что в них непреднамеренно. В этот период окончательно сформируются и отделятся друг от друга новые мораль рабов (слабых, низших, посредственных) и мораль господ (сильных, знатных, высших).

Целью морали высших людей (имморали) должно стать не стремление к счастью, а достижение как можно большей власти (силы) с целью высшего расцвета жизни.

Главным принципом имморали высших людей, считает Ницше, будет эгоизм, то есть их вера в то, что им «естественно должны подчиняться и приносить себя в жертву другие существа». Иммораль не должна быть ограничена ни категорическим императивом, ни Богом, ни правом. Высший человек - сам себе законодатель. При этом имморальность господина, утверждает Ницше, подразумевает признание прав равноценных ему людей. Сильная личность «чтит себя в них и в правах, признаваемых ею за ними; она не сомневается, что обмен почестями и правами также относится к естественному порядку вещей, являясь сущностью всяких отношений».

Моральные обязанности господ по Ницше, существуют не только в отношении равных себе, но касаются людей низшего ранга. Высшие должны создавать для слабых мораль, ценности и право, а также поступать с ними либо «по усмотрению», либо «по влечению сердца». Мораль рабов, по своему существу, должна мало отличаться от современной Ницше морали. Это та же «мораль полезности». Слабые также должны стремиться к свободе и счастью, в таком варианте, который предложат им сильные. При этом должно считаться нравственным подчинение законам, праву и обычаям.

В.Б. Кучевский не совсем точен, утверждая, что во внеморальный период закон и порядок рассматриваются Ницше «как принуждение и ущербность». Данная мысль Ницше касается только лишь морали господ, но не морали рабов.

Юридические обязательства перед предками и страх из-за задолженности им вызывают, по мнению Ницше, веру в бога. Это происходит потому, что по мере возрастания силы рода растёт и страх перед «родоначальным поколением», что в конечном итоге приводит к превращению юридических отношений в религиозные культы.

Другой причиной появления религии Ницше считает страх человека перед природой. Здесь люди вновь берут аналоги из социальных отношений. Религиозный культ, по мнению Ницше, есть результат перенесения людьми своих представлений о законе и праве на природу. «Проблема, - которую ставят себе люди того времени, - пишет Ницше, - теснейшим образом примыкает к вопросу: как может более слабое племя всё же диктовать законы более сильному, воздействовать на него, управлять его поведением (в отношении к более слабому племени)?» И здесь первобытные люди обращаются за аналогией к праву - договорному праву. Они заключают своего рода договоры с божествами, подчиняющими себе природу, «причём обе стороны взаимно обязуются к известному поведению, дают залоги и обмениваются клятвами». В некоторых случаях в отношении божеств люди считают более существенным «насильственное принуждение» и тогда обращаются к магии и колдовству».

Возникнув благодаря праву, религия в свою очередь влияла на него. Так, например, по мнению Ницше, политеизм способствовал развитию «права индивидуумов», так как при нём «свободу, которую предоставляли одному богу в отношениях с другими богами, вменяли, наконец, и самим себе по отношению к законам, нравам и соседям». Христианство же способствовало расцвету права рабов.

Выделим общие черты, роднящие у Ницше право и закон с рассмотренными социальными ценностями:

1. Происхождение религии и права связано с насилием и договором.

2. Мораль и религия возникают из права и закона. Мораль берёт своё начало из долгового и договорного права. Религия - из юридических обязательств потомков перед предками.

3. Мораль, обычаи, традиции, религии и право имеют одним из своих оснований человеческий страх:

- религия - перед природой;

- обычаи и традиции - перед заветами предков;

- мораль - перед наказанием, общественным осуждением и совестью;

- право - страх слабых перед сильными.

4. Другим основание обычая, традиции и права является принуждение.

5. В основании морали, религии и права должна лежать вера. Однако мораль и религия верят в несуществующие, надуманные идеалы. В праве вера основывается на реальной необходимости подчинения власти (силе).

6. В основании права, религии и морали лежит чувство «ответственности», которое делает человека «исчислимым».

7. Мораль, религия и закон имеют «общую формулу»: «делай то-то и то-то, не делай того-то и того-то - и ты будешь счастлив! В противном случае...».

8. Право и мораль у Ницше не являются статичными. Динамизм права обусловлен соотношением власти (сил) противников, а мораль изменяется с течением времени и в зависимости от принадлежности тому или иному народу или рангу. Особое внимание динамизму морали уделял Энгельхардт К., считающий её основным признаком нравственности.

9. Современная Ницше мораль и право ограничивают «свободу воли» человека. Это хорошо для посредственностей, но является недопустимым для высших людей будущего аристократического кастового общества. Поэтому должны существовать две морали и соответственно два права: господ и рабов.

10. В будущем религия и право должны будут превратиться из цели государственной деятельности в средство господства высших людей.

Итак, обычай, традицию, право и закон Ницше относит к более древним явлениям, чем государство. Они сыграли роль противовеса «царству свободы» природы. Указанные ценности, по мнению философа, стали основанием для возникновения морали. Она в будущем должна остаться неизменной для слабых (подвластных) и заменена имморалью - для сильных (властвующих). Одной из причин возникновения религии Ницше считал юридические обязательства потомков перед предками.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)
Концепция моральных качеств идеального гражданина в сочинениях Цицерона
Синэргетическая модель динамики политического сознания
О некоторых вопросах развития современной демократии в России
Воля политической власти - правила исследования
Вернуться к списку публикаций