2011-10-28 21:37:21
ГлавнаяПолитология — Правовые взгляды Ницше



Правовые взгляды Ницше


Однако при общинном строе, утверждает Ницше, к «индивидууму приговаривались». Заблуждение гегелеанцев заключалось в переносе современного им понимания ответственности на отношения древних людей, живущих в общинах. На самом деле, в то время «свободная воля» оценивалась негативно, а «всё, что наносило вред стаду, безразлично, случилось ли это по воле или против воли отдельной особи, причиняло тогда ей угрызения совести - да ещё и её соседу, даже всему стаду!». Поэтому «свободную волю» нельзя, по мнению Ницше, считать основным принципом права, как это делал Гегель.

В отрицательной оценке принципа «свободной воли» Гегеля позднее во мнении с Ницше сойдётся русский правовед С.А. Муромцев. Он напишет: «От гегелеанцев же юриспруденция заимствовала положение, которое не принесло с собой ничего, кроме недоразумений... Передоказанное психологическое учение о свободе воли навязывалось в этом случае юриспруденции, как непреложно истинное и, кроме того, воля, в смысле психологическом, отожествлялась со свободой, в смысле политическом и гражданском».

Анализ мнения Ницше относительно понимания им юридической ответственности показывает, на наш взгляд, что философ не делает различий между ней и моральной ответственностью. Ницше не видит, что юридическая ответственность может быть применена только за деяния, но не за желания и мысли. Однако Ницше уловил то, что в общине понимание ответственности было качественно иным, чем при государственном строе. Применив же в своих рассуждениях исторический метод, Ницше противоречит сам себе, поскольку именно за него он критиковал Гегеля. Подобные противоречия и явные заимствования Ницше положений Гегеля позволили немецкому исследователю Штегмайеру утверждать даже о рецепции идей Гегеля у Ницше.

Право Ницше связывает с существованием закона. «...Право» и «бесправие» существует лишь как производные от установления закона (а не от акта нарушения, как того желает Дюринг), - утверждает Ницше. - Говорить о праве и бесправии самих по себе лишено всякого смысла; сами по себе оскорбление, насилие, эксплуатация, уничтожение не могут, разумеется, быть чем-то «бесправным», поскольку сама жизнь в существенном, именно в основных своих функциях, действует оскорбительно, насильственно, грабительски, разрушительно и была бы просто немыслима без этого характера».

Ницше, различая право в его объективном и субъективном смыслах, не употреблял этих понятий. Лишь один раз Ницше употребляет термин «право индивидуумов», имея в виду право в субъективном смысле. В основе субъективного права, как и объективного, по мнению Ницше, лежит сила и власть. «Мои права: то есть та часть моей власти, которую не только дали мне другие, но и в которой они хотят иметь меня», - утверждает мыслитель. Таким образом, субъективные права у Ницше - «признанные и обеспеченные степени власти».

Что же заставляет отдельных индивидуумов признать права друг друга? Ницше называет две причины.

1. Люди не нарушают прав друг друга в силу личных «соображений, страха и осторожности». Такое положение вещей складывается в случае приблизительного равенства сил индивидуумов. Некоторые не покушаются на права других, так как считают это залогом подобного же отношения к себе и тем самым обеспечивают «охрану своих прав». Менее сознательные не посягают на права иного индивидуума из боязни опасности борьбы с более сильным противником, либо из расчёта получить выгоду от союза с ним.

2. Другой причиной признания прав личности может стать «дарение или отказ». Это возможно среди людей, не равных по своей силе. Здесь сильный «имеет достаточно или слишком достаточно власти», которой он может не только поделиться, но и обеспечить её сохранность в руках более слабого. Условием «дарения» прав должно быть, по мнению Ницше, «существование небольшого чувства власти у того, кто получает дар».

Не обходит стороной Ницше и вопроса о характеристике правовых обязанностей человека, для обозначения которых мыслитель иногда использует понятие «долг». «Наши обязанности - права других на нас», - утверждает мыслитель. При исполнении обязанностей индивидуум оправдывает возложенные на него надежды. Поэтому важным условием возможности их существования, по мнению Ницше, является способность индивидуума к договорным отношениям.

Вторым необходимым условием существования обязанностей является наличие у индивидуумов соответствующих им прав. Ницше подчёркивает: «Только того, что находится в нашей власти, могут касаться права других: было бы неразумно, если бы они захотели иметь от нас что-нибудь такое, что не принадлежит нам самим. Точнее сказать - только того, что считают они в нашей власти, при условии, что и сами мы считаем это находящимся в нашей власти».

И, наконец, обязанность предполагает наличие у индивидуума «свободы воли». Это вера конкретной личности и других в то, что ей принадлежит определённый объём власти.

Что же побуждает человека исполнять его обязанности? Ницше полагает, что гордость. Индивидуум стремится восстановить свою «самостоятельность, независимость» путём своеобразного «вознаграждения» за когда-то сделанное для него.

Основываясь на своей аристократической концепции права, Ницше критикует иные трактовки понимания права. Социализм, считает мыслитель, был вопросом власти (силы), а не права. Для решения этой проблемы социализму необходимо ещё выяснить величину своей силы и решить, какое из его направлений может быть реализовано.

Пока не будет достигнуто состояния равновесия власти между рабочими и капиталистами, считает Ницше, нет необходимости говорить о праве. Его «социализм приобретёт себе лишь тогда, - подчёркивает Ницше, - когда дело дойдёт до настоящей войны между обеими силами, представителями старого и нового, и когда при этом, в силу разумного расчёта самосохранения и удобства, в обеих партиях возникнет потребность в договоре».

Особой критике подвергается у Ницше правовое учение Евгения Дюринга, которого он относил то к коммунистам, то к анархистам. Ницше критикует Дюринга за его понимание справедливости, лежащей в основании права. Дюринг видит корни справедливости в реактивных чувствах человека, в желании мести. Именно на этой почве, по мнению мыслителя, возникает право. По мнению же Ницше, право имело место как раз «в сфере активных, сильных, спонтанных, агрессивных. С исторической точки зрения, - продолжает свою мысль философ, ... - право на земле представляет как раз борьбу против реактивных чувств, войну с ними со стороны активных и агрессивных сил, которые частично обращали свою мощь на то, чтобы положить черту и меру излишествам реактивного пафоса и принудить его к соглашению».

Жизневраждебным считает Ницше и принцип Дюринга, что человеческая воля должна относиться к другой воле как равной. Дюринг пишет: «Две человеческие воли как таковые совершенно равны между собой и ни одна из них не может первоначально предъявить другой никаких положительных требований». Подобный правовой порядок, понимаемый «как средство против всякой борьбы вообще», является, по представлению Ницше, не только невозможным, но и разрушающим человека.

Либерализм, утверждает Ницше, со своими требованиями равных прав, свободного общества - лишь попытка придать равенству форму права. Мыслитель утверждал, что его не привлекают лозунги о «равных правах», «свободном обществе», о том, что «нет больше господ и нет рабов». Он считал, что крайне нежелательно основание на земле «царства справедливости и единодушия», так как оно - «царство глубочайшей посредственности и китайщины». Ко всему, либеральные учреждения, под которыми Ницше имел в виду брак, судоустройство и право, выдвигая свои лозунги, не могут осуществить их. Здесь, по мнению мыслителя, необходимо различать деятельность либералов во время борьбы за свои идеи и их поведение после прихода к власти. Либеральные учреждения в момент борьбы за своё существование «действительно мощно споспешествуют свободе». Однако даже это, по мнению Ницше, не является их заслугой, а лишь результатом борьбы за либеральные учреждения, «которая в качестве войны позволяет нелиберальным инстинктам продолжить своё существование». «И война воспитывает к свободе», - продолжает свою мысль Ницше.

После прихода либералов к власти положение дел резко меняется: они становятся врагами своих собственных политических идей. «Они, утверждает Ницше, являются каждый раз торжеством стадного животного. Либерализм: по-немецки обращение в стадных животных».

Каким же будет право, по мнению Ницше, в будущем аристократическом кастовом государстве? Оно должно способствовать развитию культуры, всячески поддерживать инстинктивные начала человека, а также помогать государству в обеспечении сохранности кастового строя. Поэтому право в государстве не должно быть единым для всех, то есть правового равенства не должно быть.

В вопросе критики правового равенства, как отмечалось ранее, Ницше не был первым. Так B.C. Нерсесянц замечает: «...Уже ряд софистов младшего поколения (Пол, Калликл, Критий) отвергали правовое равенство с позиций аристократических и тиранических представлений о свободе как праве «лучших» на привилегии и произвол, как праве сильных господствовать над слабыми и так далее. Аналогичный подход в XIX веке развивал Ницше». Оригинальность же Ницше, на наш взгляд, состояла в том, что он не только обосновал иллюзорность идеи правового равенства, но и пошёл дальше своих предшественников, к логическому выводу о необходимости создания двух самостоятельных систем права в рамках одного аристократического кастового государства, которые бы отражали истинную сущность права и инстинктивных начал человека. Надо, по мнению Ницше, властвующих и подчинённых не только наделить различными правами, но и создать два самостоятельных права: «право сильных(господ)» и «право слабых(рабов)».

Подобное разделение права не есть что-то искусственное, навязанное человеческим разумом. Это проявление «естественного порядка, естественной законности первого ранга». Природа создала людей неодинаковыми, а следовательно, они должны не только входить в разные касты, но и иметь неодинаковые права. Ко всему, это различие вызвано и особенностями происхождения и сущности права у Ницше.

Право господ и право рабов существует, по мнению Ницше, с момента возникновения права как такового. Однако принадлежность к какому-либо из них не была чётко определена. Так, например, человек мог быть приобщён к «праву господ» посредством наказания, налагаемого на его должника.

Наиболее чётко разграничено право рабов и право господ в древнеиндийских законах Ману. При их помощи «знатные сословия, философы и воины держат в руках массы...». «Повсюду благородные ценности, чувство совершенства, утверждение жизни, торжествующее чувство благосостояния по отношению к себе и жизни, солнечный свет разлит на всей книге», - характеризует Ницше законы Ману.

В противовес законам Ману Сократ, а затем Библия своими учениями о равных правах окончательно уничтожили начинающий развиваться «порядок рангов» и «право господ». Осталось лишь право слабых и бедных. Сократ, будучи представителем слабых и черни, первым изобрёл метод признания своих прав без помощи силы (власти) - диалектику, которую Ницше называет «необходимой самообороной». Христианство переняло этот способ утверждения своих прав и, тем самым, окончательно уничтожило сущность права, которое становится бессильным. Это также одна из многочисленных причин современного Ницше декаданса во всех сферах жизни.

Одной из особенностей характеристики права господ и права рабов у Ницше, на наш взгляд, является то, что их нельзя чётко отнести не к праву в субъективном смысле, не к праву в объективном смысле. Право рабов и право господ являются неким переходным звеном от объективного к субъективному праву. С одной стороны, каждое из них в отдельности представляет собой некую совокупность норм права, регулирующих правовые отношения внутри каждого ранга аристократического государства Ницше, а также отношения между кастами. С другой стороны, говоря о праве господ и праве рабов, Ницше имеет в виду и субъективные права каждого члена определённой касты.

Поскольку право должно представлять собой вид привилегии, то слабые, посредственные не могут обладать большими преимуществами. Они не способны быть в должной мере ответственными, что необходимо для существования права господ. Ко всему среди черни сильно распространены стадные добродетели: слабые предпочитают подчинение существующему закону вместо создания такового, а также испытывают «страх перед необходимостью осуществлять своё право, творить суд». Вообще, право исторически предназначено для слабых. «Слабые, находят здесь, - пишет Ницше, - ту твёрдую крепость на все времена: они склонны увековечивать однажды заключённые договоры и оказанные милости».

Право слабых - это право «связанных умов», поэтому его базой должна стать вера, то есть «отсутствие оснований». Поэтому, по мнению Ницше, будет полезным сохранение буржуазного принципа права: «Поступай по праву и никого не бойся», то есть исполняй свой долг согласно определённой грубой схеме, в рамках которой живёт известная общественная группа».

В основании законов для посредственных, для создания прочной веры в их непререкаемость и усиления их авторитета должны быть положены два принципа: «откровение» и «традиция».

«Откровение» - это «утверждение, что разум тех законов не человеческого происхождения, что он не есть результат медленного изыскания, сопровождаемого ошибками, но, как имеющий божественное происхождение, он был только сообщён уже в совершенном виде, без истории, как дар, как чудо...» «Традиция» - это утверждение о существовании закона с древнейшего времени, а сомнения в законе являются преступными в отношении предков. «Авторитет закона, - делает вывод Ницше, - покоится на тезисах: Бог это дал, предки это пережили».

Соблюдение правителями подобной политики в отношении законов прекратит постоянную эволюцию ценностей в низшей касте и тем самым обеспечит стабильность в аристократическом кастовом государстве.

В основании права слабых должно лежать «право жить». Ницше делает оговорку, что это иное понятие, нежели «право на жизнь». Можно выделить следующие причины, по которым «право на жизнь» не должно существовать. Во-первых, оно противоречит одному из онтологических принципов - «воли к власти», «высшему интересу жизни», «восходящей жизни». Это значит, что «право на жизнь» противоречит закону бытия о беспощадном устранении и подавлении вырождающихся форм жизни.

Во-вторых, рассматриваемое право противоречит инстинктам человека как живого существа. Это инстинкты «жизни, будущности жизни и вечности жизни». Последние, по мнению мыслителя, наибольшим образом защищались в Древней Греции посредством религиозных мистерий в честь Диониса. В противовес этому, христианство, «со своим ressentiment по отношению к жизни», убивает животную сущность человека. Именно из христианских корней выросло «право на жизнь».

И, наконец, «после того как потерян смысл жизни, право на жизнь, должно бы вызвать глубокое презрение общества». Человеку не даётся право «гордо умереть, если уже более нет возможности гордо жить». То есть Ницше считает негуманным и противоречащим основам жизни какое либо препятствование самоубийству, что не отражено в праве на жизнь. Мыслитель призывает восстановить, наперекор всем предрассудкам, «правильную, то есть физиологическую, оценку так называемой естественной смерти, - которая, в конце концов, является также «неестественной», самоубийством».

Проблема суицида и отношения к нему до сих пор актуальна в современном обществе. Человеческая жизнь расценивается как наивысшая ценность и достояние общества и государства, поэтому в некоторых странах лицо за попытку к самоубийству даже привлекается к юридической ответственности.

В связи с проблемой самоубийства Ницше поднимает ещё один вопрос не раз обсуждаемый в юридической литературе: имеет ли право врач помочь умереть человеку по его сознательной просьбе. Философ утверждает, что врач не только может, но и обязан выполнить просьбу немощного, поэтому необходимо создать «новую ответственность, ответственность врача». Доктор должен стать посредником и выразителем «глубокого презрения общества» к слабым.

Вместо «права на жизнь», по Ницше, должно существовать «право жить», включающее в себя «право на зачатие», «право быть рождённым» и «право на смерть свободную, сознательную, без случая, без неожиданности». В праве жить, по мнению философа, включена и свобода выбора человека. Ницше пишет: «Не в наших руках воспрепятствовать нашему рождению: но эту ошибку - ибо порою это ошибка - мы можем исправить». Позднее, в работе «Антихрист», Ницше, развивая эту мысль, напишет: «Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно ещё помочь в этом».

Право господ имеет своим основанием высокоразвитую инстинктивную ответственность сильных, которая является неизбежным атрибутом высокоразвитых человеческих типов. Господа создают законы и ценности для черни и относятся к ней бережно, так как это - их обязанность. Нормотворческая деятельность, по представлениям Ницше, есть исключительная привилегия и обязанность представителей высшей касты. Важно, что нормотворчество, по мнению Ницше, должно включать не только работу по созданию норм права, но и норм морали, при этом в целях общего блага законодатели не должны гнушаться и лжи. Не верящие в Бога правители должны преподносить законы и ценности для низших как «откровения» и «традиции». Таким образом, Ницше считал необходимым расширить границы нормотворчества, по сравнению с современными ему представлениями об этой деятельности. В связи с этим надо обратить внимание на то, что и под понятием «законодатель» Ницше имел в виду не только субъектов, создающих право, но и ценности.

Помимо права и обязанности издавать законы и ценности только господа, по мнению Ницше, имеют право на счастье и право на существование. Точной характеристики этих прав Ницше не даёт, но ясно, что они носят характер преимущества и являются выраженными в законе проявлениями инстинктов сильных.

Характеристикой субъективной составляющей права сильных является у мыслителя то, что право есть одновременно и обязанность господина. То есть господа не могут отказаться от реализации своих прав, так как это противоречило бы их инстинктивному началу. Это то, что Ницше называл «amor fati» (любовь к року).

Анализ представлений Ницше о праве позволяет нам заключить, что он не создал самостоятельной правовой концепции. Его рассуждения о праве были вызваны в большей мере желанием создания общефилософской концепции. В понимании правовых явлений Ницше зачастую не идёт далее проблематики древнегреческой правовой мысли.

Во многом в связи с вышеназванным, правовые идеи не изложены у Ницше стройно и систематично, а зачастую даже противоречиво, однако они представляются интересными, поскольку созданы на стыке естественно-­правовой школы и теории насилия. Ницше утверждал, что подлинное естественное право - это право войны и победителя, это аристократически- кастовый правопорядок. Право - результат договора либо между победителем и побеждённым, либо между обладающими равной силой противниками. Таким образом, право у Ницше имеет в своём основании силу (власть) и «некоего рода равенство положения». Сочетание этих, казалось бы, внешне несовместимых начал служит у мыслителя базой для утверждений об обусловленности права законом и о существовании права сильнейших и права слабейших. Пониманию права у Ницше присущи и ряд черт органического учения.

Право у Ницше не дано раз и навсегда, а изменяется в зависимости от сил (власти) противников, то есть право - одно из проявлений воли к власти, оно - динамично.

Ницше подвергает критике современное ему понимание справедливости, свободы и правового равенства, на основе аристократического понимания права. Исходя из идей неравенства между людьми, о том, что право - это всегда привилегия и возможности справедливости только среди равномощных, он приходит к логическому выводу о необходимости создания в рамках аристократического кастового общества двух систем права: права господ и права рабов.

Ницше различает право в субъективном и объективном смыслах, но право господ и право рабов нельзя отнести не к одному из них. Право господ и право рабов является чем-то средним, переходным звеном. Каждое из двух рассматриваемых систем права соответствует инстинктам определённой группы людей: слабых и сильных.

Нормотворчеством, по мнению Ницше, должны заниматься сильные. Оно у мыслителя не ограничивается работой по созданию нормативно-­правовых актов и включает деятельность властвующих по разработке ценностей для подвластных. Нормотворчество является не только правом сильных, но и их обязанностью. Удел слабых - подчинение.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Организация государственной власти по Джону Локку
Критерии типологии политических режимов
К вопросу о роли идеологии в современном государстве
Некоторые проблемы национального вопроса России 20 века
Демократический политический режим
Вернуться к списку публикаций