2011-10-28 21:37:21
ГлавнаяПолитология — Правовые взгляды Ницше



Правовые взгляды Ницше


Проблема возникновения и понятия права в работах Ницше.

Правовые воззрения Ницше изучены в меньшей степени, чем политические. Как и последние, они изложены мыслителем в значительной степени бессистемно, а зачастую - даже противоречиво и непоследовательно. Проблемы права Ницше затрагивает в ряде своих трудов, но не в виде специального исследования, а в виде отдельных высказываний. Правовые вопросы освещаются в таких его работах, как «Греческое государство» (1871), «Человеческое, слишком человеческое» (1877), «Утренняя заря» (1881), «Так говорил 3аратустра» (1883), «По ту сторону добра и зла» (1886), «К генеалогии морали» (1887), «Сумерки идолов» (1888) и другие.

Правовые взгляды Ницше, так же как и политические, сложились ранее, чем его философская концепция в целом, то есть уже примерно к моменту создания им произведения «Человеческое, слишком человеческое». Высказанные впервые в 1883 году идеи «сверхчеловека», «воли к власти», «вечного возвращения» и «нигилизма», стали своего рода философским фундаментом при подходе к праву.

Правовые идеи у Ницше, как и вся его философская концепция, с самого начала приобрели аристократическую окраску. Как уже отмечалось, в своей самой первой работе «Рождение трагедии» Ницше высказывает мысль, которая позднее разовьётся в идею «права сильного». Анализируя трагедию Софокла «Царь Эдип», философ приходит к выводу о необходимости применения к поступкам благородных людей иной оценки, чем предлагают созданные для масс мораль и право.

Ницше, рассуждая о возникновении права, критикует мыслителей, которые основой своих построений по данному вопросу делают «цель права». По мнению Ницше, «причина возникновения какой-либо вещи и её конечная полезность, её фактическое применение и включённость в систему целей... расходятся между собой; ... всякое свершение в органическом мире есть возобладание и господствование и ... в свою очередь, всякое возобладание и господствование есть новая интерпретация, приноровление, при котором прежние «смысл» и «цель» с неизбежностью должны померкнуть либо вовсе исчезнуть».

Для обоснования своей позиции Ницше обращается к физиологии. Он отмечает, что назначение человеческого органа ещё не говорит о его происхождении. Так, например, продолжает Ницше, рука вовсе не создана с целью хватания. То же относится, по Ницше, к праву и правовым институтам. Подобные доказательства, а также утверждения философа о биологическом неравенстве и о законе беспощадного устранения вырождающихся биологических форм жизни, проявляющемся в праве, позволяют нам сказать о присущем Ницше органическом подходе к пониманию права. Но Ницше подвергает критике взгляды другого, с нашей точки зрения, более последовательного сторонника органической теории - Г. Спенсера. Ницше считает, что Спенсер в угоду демократии извратил в целом верное предположение о схожести биологических и государственно-правовых явлений. Так, английский мыслитель, признав «приспособление», отрицает тем самым, с точки зрения Ницше, «господствующую роль высших функционеров», а следовательно, и волю к власти.

Вернёмся к рассуждениям Ницше о возникновении права. Зрелый Ницше склоняется к идее договорного происхождения права, поскольку соглашение должно обеспечить определённую гибкость праву. «Права нет без договора», - утверждает Ницше. В мире и обществе, по мнению мыслителя, безраздельно господствует «воля к власти», которая среди людей проявляется в «bellum omnium contra omnes» (войне всех против всех). На связь «воли к власти» с правом у Ницше особое внимание обращает немецкий исследователь Оттманн. Он пишет, что вышеназванное понятие («волю к власти») не следует понимать «как завуалированную попытку философа претендовать на право господства свободных духом... Ницше описывает феменологию силы и её значение для права».

В результате войн различных «воль к власти» народов, противники приходят к выводу о необходимости договора, который бы фиксировал сложившееся положение дел и «устанавливал права». Причём соглашение между борющимися сторонами, по Ницше, может быть заключено в двух следующих случаях:

1. Нет «точно различимого превосходства в силе и борьба привела бы к бесплодному обоюдному вреду». В таком случае речь идёт о праве «одинаково могущественных». В качестве примера для подтверждения своей точки зрения Ницше взял диалог афинских и мелосских послов из «Истории» Фукидида. В ходе диалога афиняне утверждают, что только обладающие равной силой противники могут прийти к согласию. Жители Афин, пытаясь убедить мелосцев сдаться без сопротивления, приводят следующий аргумент: «...B человеческих взаимоотношениях право имеет смысл только тогда, когда при равенстве сил обе стороны признают общую для той и другой стороны необходимость. В противном случае более сильный требует возможного, а слабый вынужден подчиняться».

2. В противовес Фукидиду Ницше утверждает, что право возникает и в ином случае, а именно тогда, когда есть победитель и побеждённый. «Сильнейшие» считают выгодным сохранить «слабых», и это является той базой, которая создаёт заинтересованность сторон в существовании друг друга. По мнению Ницше, «здесь возникает некоторого рода равенство положения, на почве которого могут быть установлены права... В этом смысле существуют права в отношениях между рабами и господами, именно в той мере, в какой владение рабами полезно и важно господину». Фукидид же считал, что при наличии побеждённого и победителя речь может идти только о господстве и подчинении. Но разумные господа должны стремиться, чтобы побеждённые не были уничтожены.

Во втором случае право, по мнению Ницше, создаётся не природой, не естественным путём, а по милости равнодушных людей. Здесь оно представляет собой уступку или имеющих власть (силу) людей, или умных и расчётливых, которые не хотели тратить силу подчинённых попусту. Поэтому и слабый имеет права, но их значительно меньше, чем у сильных. Таким образом, право у Ницше предстает в качестве своеобразного сдерживающего фактора, не позволяющего «силе» превратиться в тотальную. Такой подход к пониманию соотношения права и силы немецкий исследователь Оттманн называет «философией разумного расчёта силы», которая требует учёта права слабого, что исключает возможность примирения «кратоса» и «этоса», как это пытались сделать Сократ и Платон.

Подобное отношение к силе и праву возникло у Ницше, считает известный немецкий исследователь Герхард, не без влияния Фукидида. Герхард отмечает, что хоть Фукидид, будучи отцом объективности, и старался бесстрастно изложить историю войны между афинянами и мелосцами, но он явно не одобряет захват «всё большего и большего», ибо это приводит к потере этики и меры, а в конечном итоге недооценке силы противника.

«Восприятие Ницше философии власти Фукидида приводит к отрицанию им тотальности силы», - приходит к выводу Герхард. Такое объяснение немецкого учёного делает понятной замену Ницше знаменитого высказывания Спинозы «unusquisque tantum juris habet, quantum potentia valet» (каждый имеет право в силу значительности своей силы) на «quantum potentia valere creditor» (сколь значительным кажется по своей силе). Этим изменением, на наш взгляд, Ницше, скорее всего хотел сказать, что право не имеет прямой зависимости от силы, как утверждал Спиноза. Ницше считает, что каждый человек столько имеет прав, сколько он берёт в кредит у силы.

Философ также предупреждает, что в оценке происхождения права не стоит применять моральных (ценностных) критериев. Зачастую люди ошибочно, по мнению Ницше, ставят знак тождества между успехом и нравственностью, между удачей и истинностью. На самом же деле часто, констатирует Ницше, это лишь победа «более грубого и насильственного» над «более тонким и духовным».

Более того, всё, что принято в современном мыслителю мире называть «хорошим», первоначально оценивалось как «дурные вещи». Брак, например, по мнению Ницше, воспринимался в первое время как нарушение «права общины». Пережитком этого являлось jus primae noctis (право первой ночи), которое был своеобразным штрафом за «нескромную потребность присвоить себе женщину». Право, продолжает рассуждать мыслитель, также было сначала для общины чем-то противоречащим старинным обычаям и традициям, чем-то запрещающим вендетту (vendetta). «Право», - подчёркивает Ницше, - долгое время и было vetitum (пороком), святотатством, новшеством, оно проявлялось насильственно и как насилие, которому покорялись, лишь стыдясь самих себя».

В результате анализа двух названных возможностей договорного происхождения права, становится очевидным, что воззрения Ницше нельзя в полной мере отнести только к естественно - правовой доктрине. Ряд положений, высказанные мыслителем, соприкасаются с насильственной теорией Гумпловича, причём учёные высказали свои взгляды независимо друг от друга. Гумплович и Ницше считали, что право возникло в результате войн, а рабство - в итоге захвата более слабых сильными. В отличие от Гумпловича, Ницше предполагает наличие между слабыми и сильными договора.

Итак, Ницше придерживается идеи, с одной стороны, договорного происхождения права, с другой стороны, он говорит о необходимости насилия при заключении соглашений.

Понимание права Ницше связано не только с органическим, но и естественно-правовым учением. В последнем случае воззрения Ницше были, с нашей точки зрения, в большей степени схожи с естественно-правовыми теориями античности (старший софист - Гиппий; младшие софисты - Фрасимах и Калликл), нежели нового времени (Гоббс, Руссо, Спиноза).

Ницше утверждал, что подлинное естественное право - это право войны и победителя, это аристократически-кастовый правопорядок. Такое определение естественного права позволяет А. Фуллье утверждать о влиянии на Ницше идей софистов: «Современный» Ницше вместе со стариком Гиппием учит нас, что право определяется только историей; он учит вместе с Фрасимахом, кроме силы, нет другого естественного закона». Не без основания ряд исследователей обращают внимание на преемственность между Калликлом и Ницше в аристократическом понимании естественного права. Оба мыслителя считали признак силы - естественным правом. Сила для Калликла и Ницше, по мнению Оттманна, была «коммуникативным феноменом», требующим признания, а не простым фактом физической силы.

Для сравнения взглядов Ницше с представителями естественно­правовой теории нового времени, надо обратиться к учениям Гоббса и Руссо. Ницше отвергает трактовки Руссо, как фальшивую идиллию, и злую природу Гоббса, как выдумку. С Гоббсом Ницше соглашается в том, что человек постоянно стремится к увеличению своей власти.

Ницше даёт трактовку неотъемлемых прав человека (справедливость, свобода, равенство) схожую в большей степени с естественно-правовыми представлениями младших софистов, нежели с воззрениями мыслителей нового времени. В основе рассуждений философа о справедливости, свободе и равенстве лежат идеи декаданса, отсутствия истины, отрицания общественного прогресса и недостижимости ранее предлагаемых общественных идеалов. Справедливость, свобода и равенство прав поэтому должны исходить из положения о доминировании в человеке инстинктивного начала и служить возвышению «расы господ».

Рассматривая понятие «справедливость», Ницше утверждает, что она может возникнуть только среди равных по могуществу. Справедливость, считает философ, это «воздаяние и обмен при условии приблизительного равенства сил». «Каждый удовлетворяет другого тем, что каждый получает то, что он больше ценит, чем другой». Когда дело касается слабых и сильных, то им выгодно существование друг друга, так как это соответствует их инстинктам. Господа и рабы равны в желании сохранить другую касту. Следовательно, справедливость состоит в неравном положении слабых и сильных. Здесь Ницше близок к взглядам Калликла. Однако, на наш взгляд, в своих рассуждениях Ницше идёт далее своего предшественника и делает вывод о сохранении равенства внутри каждой касты, а это означает о необходимости «права господ» и «права рабов».

Не стоит, по мнению Ницше, подходить к справедливости с точки зрения чувств, как это делают демократы, социалисты и другие сторонники равных прав. В одной и той же ситуации оценка определённого блага будет различной у могущественных и слабых. Так, например, отнимая у бедняка собственность, богатый ценит это благо низко, поскольку он привык к роскоши. Полученное по наследству чувство могущественного, что он есть более высокое существо «с более высокими притязаниями, делает его довольно холодным..., ведь даже все мы не ощущаем никакой несправедливости, когда различие между нами и другим существом очень велико, и, например, убиваем комара без всяких угрызений совести». Поэтому ошибка многих теоретиков права, считает Ницше, состоит в том, что они «измеряют вину одного по страданию другого».

Идея равенства прав была также подвергнута Ницше критике, исходя из аристократического подхода к пониманию права и тезиса о биологическом неравенстве людей, взятого философом от Калликла. В работе «Так говорил Заратустра» Ницше сравнивает проповедников равенства прав с тарантулами, которые хотят в свои сети захватить всё:

«Так говорю я вам в символе, вы, проповедники равенства, заставляющие кружиться души! Тарантулы, вы для меня и скрытые мстители!...

Я не хочу, чтобы меня смешивали или ставили наравне с этими проповедниками равенства. Ибо так говорит ко мне справедливость: «люди не равны.

И они не должны быть равны».

Любые теории равенства прав, в их буржуазной трактовке, являются, по мнению Ницше, наследием христианского учения и ведут к упадку. Воплощение в жизнь подобных идей приводит к уничтожению сословий, уподоблению одних другим и сводит на нет человеческую «волю быть самим собой». Поэтому «неравенство прав, - заключает Ницше, - есть только условие к тому, чтобы вообще существовали права. - Право есть привилегия. Преимущество каждого в особенностях его бытия».

Доктрина равенства прав эпохи буржуазных революций, по мнению Ницше, пытается претендовать на воплощённую справедливость, тогда как, на самом деле, она - смерть всякой справедливости. «Нет несправедливости в неравных правах, несправедливость в притязании на равные права...», - восклицает Ницше.

Должен существовать, по мнению Ницше, принцип: равенство для равных, неравенство для неравных. Противопоставляя свои воззрения о равенстве «Декларации прав человека и гражданина», Ницше не заметил схожего между ними. Это связано с тем, что в Декларации прав провозглашалось лишь равенство перед законом.

По мнению мыслителя, равенство прав не может существовать не только между людьми разных слоев общества, но и между мужчиной и женщиной в силу их разных предназначения и способностей. Поэтому суфражистские, а тем более феминистские идеи Ницше не приемлет.

Важным, на наш взгляд, является вопрос о соотношении происхождения государства и права. Мыслитель считает, что право появляется гораздо ранее, чем государство. Прямо Ницше об этом не говорит, но есть ряд косвенных его высказываний. Во-первых, он, говоря о происхождении чувства ответственности, пишет о необходимости суровых законов, которые смогли бы «выдрессировать животное, смеющее обещать». Этот этап Ницше называет «доисторической работой».

Во-вторых, ещё до общины, по мнению мыслителя, существовали наиболее «рудиментарные формы личного права»: «зачаточное чувство обмена, договора, долга, права, обязанности, уплаты». Причём уже тогда в основе этих зачатков права лежала привычка «сравнивать, измерять, исчислять власть властью». Таким образом, уже в основе древнейших «форм личного права» лежала власть(сила) и договор.

И, наконец, Ницше видит истоки отношения современного себе общества к предкам в первобытности. В догосударственном состоянии, считает Ницше, «каждое живущее поколение связано с более ранним и в особенности со старейшим, родоначальным поколением неким юридическим обязательством» (а вовсе не простой признательностью чувства: это последнее, и не без оснований, следовало бы вообще поставить под вопрос на протяжении длительнейшего периода истории рода человеческого)».

Надо отметить, что право в первобытнообщинном строе, считает Ницше, отличалось от права в государстве тем, что в первом случае по- другому понимались юридическая ответственность и лежащая в её основе «свободная воля». Ницше критикует современные ему теории права за то, что они искусственно приписывают современное им понимание человеком права прежним этапам становления правовых явлений. Те правоведы, которые утверждают, что юридическая ответственность всегда носила индивидуальный характер, ошибаются. В современном Ницше мире, по его мнению, действительно люди «чувствуют себя ответственными лишь за то, чего хотят и что делают», в этом смысле можно сказать, что они обладают «свободной волей».



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Структурные элементы политической системы современной России
Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима
Государство в политическом учении Ницше
Коррупция как элемент социально-политической жизни
Выборы и криминал
Вернуться к списку публикаций