2011-10-28 20:26:04
ГлавнаяПолитология — Государство в политическом учении Ницше



Государство в политическом учении Ницше


Итак, все вышеназванные требования, предъявляемые к государству Ницше, могут быть осуществлены лишь в аристократическом кастовом государстве. «Всякое возвышение типа «человек», пишет Ницше, было до сих пор - и будет всегда - делом аристократического общества, как общества, которое верит в длинную лестницу рангов и в разноценность людей и которому в некотором смысле нужно рабство. Без пафоса дистанции, порождаемого воплощенным различием сословий, постоянной привычкой господствующей касты смотреть испытующе и свысока на подданных, служащих ей орудием, и столь же постоянным упражнением её в повиновении и повелевании, в порабощении и умении держать подчинённых на почтительном расстоянии, совершенно не мог бы иметь места другой, более таинственный пафос - стремление к увеличению дистанции в самой душе, достижение всё более возвышенных, более редких, более отдалённых и широких состояний, словом, не могло бы иметь места именно возвышение типа «человек»...

Кастовый строй, по мнению Ницше, был той первоначальной формой правления, которая возникла сразу же после образования государства. Это было аристократическое государство. Свидетельством тому являются ряд сохранившихся до времени Ницше проявлений. Подобные пережитки (survival, англ.), считает мыслитель, можно выявить в поведении индивидуумов, в морали, этимологии слов, в сохранившихся свидетельствах о кастовых обществах и аристократических государствах. Например, продолжает Ницше, до сих пор знатные смотрят на подчинённых «холодным взором». Происхождение понятий «добра» и «зла» также свидетельствуют о их появлении в кастовом государстве.

Из древних кастовых обществ Ницше известно индийское, благодаря сохранившимся законам Ману. Аристократическими Ницше называет Древнюю Грецию, Древний Рим и Венецию.

В древнеиндийском обществе, считает Ницше, была поставлена цель создать четыре «сорта рас» одновременно: жреческую, военную, торговую и земледельческую, и расу слуг - шудр. Это кастовое государство вынуждено было бороться с «неплеменным человеком, с человеко-помесью, с чандалою». Был найден, с точки зрения Ницше, правильный способ - чандалу (неприкасаемых) сделали больными, слабыми, то есть безопасными. Это, с нашей точки зрения, было достигнуто путём создания «санитарно-полицейских предписаний», в которых регулировались питание, гигиена, занятия и поведение чандалы. По мнению Ницше, такой государственный строй «гуманен». Это аристократическое понимание данного понятия. С другой стороны, считает Ницше, среди чандалы вырабатывается плебейская ненависть в такой «гуманности». Демократия, социализм и анархизм стали бунтом против «аристократических (арийских) ценностей». Ницше, на основе анализа причин возникновения государств и, принимая во внимание все необходимые принципы, которые должны лежать в основе государственного строя, заключает, что кастовый строй «есть только санкция естественного порядка». Ницше утверждает, что он - «естественная законность первого ранга, над которой не имеет силы никакой произвол, никакая «современная идея».

Особый упор Ницше делает на том, что будущее государство не будет просто кастовым, потому что таковые могут существовать и при социалистическом идеале, как, например, это было у Платона. Он (Платон), различая три разряда граждан: повелителей (философов), стражей и ремесленников, торговцев, земледельцев - в основу их деления положил этический и экономический принципы. Ницше же, с нашей точки зрения, положил в основание деления кастового общества на касты аристократизм и природу человека (инстинкты). Говоря об аристократичности государственно-­правовых взглядов Ницше, нам необходимо иметь в виду, что они существенно отличаются от идеологии старой знати (аристократии крови). Особо на это обращал внимание Е.В. Тарле. Он пишет: «Исторический аристократ и ницшеанский «Herr» сходны разве только в том, что на деле, фактически, первый слишком часто подражал второму в полном пренебрежении чьими бы то ни было интересами, кроме своих собственных, ... в безграничном угодничестве и пресмыкательстве перед велениями своих инстинктов; но характеризующей ницшеанского «Herr»а, «Ubermensch»a, теоретической смелости, безбоязненного признания своих инстинктов над интересами и моралью общества. - словом, ницшеанского сознательного, головного «имморализма» - историческому аристократу всегда и везде не хватало».

В попытке «дать полный и мнимый свод в пользу теоретической закономерности существования аристократии» в то время, когда аристократия крови уже убита новыми социальными силами, Ницше, с нашей точки зрения, нельзя назвать оригинальным. Ещё в VI- нач. V до н. э. такую попытку предприняли пифагорейцы и Гераклит. Уже тогда греческие философы выбрали интеллектуальный критерий (математический - у пифагорейцев и знание всеобщего «логоса» - у Гераклита) для определения аристократизма. В то время этот переход от предопределённой природой аристократии крови к аристократии духа (знания и нравственных достоинств) носил демократическую направленность, поскольку аристократия из замкнутой касты становилась открытым классом, доступ в который зависел от личных качеств и усилий каждого.

Природа, по мнению Ницше, разделила людей на три категории: умных, физически сильных и не отличающихся ни тем ни другим. Умные и сильные представляют собой элиту, аристократию, они - носители группы инстинктов сильных людей. Посредственные же составляют большинство.

Конечно, Ницше, досконально знавший древнегреческую философию, воспринял идею интеллектуальной аристократии для построения своей концепции, но его аристократия отличалась не только наличием ума. Змея (ум) и орёл (гордость) сопровождали Заратустру, как пророка нового аристократа - «Ubermensch»a. Ум и гордость, с нашей точки зрения, - два непременных условия без которых немыслим сверхчеловек Ницше. Именно гордость не позволит ему подчиниться какой-либо условной морали, а также всеохватывающей государственной воле.

Сверхчеловек - это духовно одарённое сильное существо. Причём сила понимается Ницше, на наш взгляд, не как факт физического преимущества, но как наибольшее проявление в индивиде воли к власти. Сверхлюди, считает Ницше, - имморальны. Их задача - созидание, и жизнь их проходит - «в исканиях». Это господа по своей природе, которые «господствуют не потому, что хотят, но потому, что они существуют; им не представлена свобода быть вторыми». Сверхлюди, утверждает Ницше, создают для посредственных законы и ценности, однако это не является их обязанностью, а лишь - желанием.

Сверхчеловек у Ницше, хотя и вынужден быть творцом из-за развитой у него воли к власти, но он не обязан это делать в интересах слабых. В своих поступках «Ubermensch» руководствуется инстинктами и учитывает лишь волю равных ему.

Ницше предвидел возможность обвинения сверхчеловека в бесполезности для общества, поэтому подчёркивал, что на сверхлюдей нельзя смотреть «с жалкой точки зрения общественной пользы. Что из них не умеют извлечь никакой пользы, это само, быть может, относится к величию».

Другой слой высшей касты, по Ницше - физически сильные люди должны стать представителями государственной власти и государственного управления. Из их среды, констатирует философ, выбирается король, как «высшая формула воина», судьи и служащие правоохранительных органов. Они - «исполнители сильных духом, их ближайшая среда, то, что берёт на себя всё грубое в господстве, их свита, их правая рука, их ученики».

Высшая каста, по мнению Ницше, более чувствительна к страданиям, которые усиливаются из-за их деятельности по созданию законов и управления. В том, что правящие у Ницше более несчастны, чем подчинённые, на наш взгляд, заметно влияние Шопенгауэра.

Итак, Ницше считает, что «порядок каст», иерархия - отражает «высший закон общества», который ставит своей целью создание высших и наивысших типов человека.

Назначение посредственных, утверждает философ, состоит в том, чтобы они трудились и создавали базу для процветания высших каст.

В кастовом строе, по мнению Ницше, должно существовать рабство. Это - непременное условие для развития высшей культуры. Однако, для нас не совсем ясно - считает ли Ницше рабов отдельной кастой, либо он называет так представителей касты посредственных, либо ставит рабов вне общества, и они занимают статус, подобный «неприкасаемым» в Древнеиндийском государстве. Несомненно, на наш взгляд, то, что Ницше не считает существование рабства чем-то постыдным, так как рабы живут, как он утверждает, гораздо более обеспеченно и счастливо, чем рабочие в демократическом государстве. Более того, по Ницше, рабам приходится даже меньше трудиться. Утверждения же о «человеческом достоинстве» представляют результат лишь человеческого тщеславия.

Перед нами встает вопрос: допускает ли Ницше возможность перехода из одной касты в другую? В отличие от Платона, формировавшего классы в своём государстве, не опираясь на семью, даже отрицая её, Ницше считал необходимым сильный институт брака. Поэтому Платон предполагал свободный переход из одного класса в другой, а Ницше утверждает, что именно крепкая семья обеспечивает сохранность и развитие природных задатков и аристократических качеств человека. В связи с этим, у Ницше обмен людьми между кастами ограничен, хотя и не исключён. По его мнению, из высшей касты в низшую могут перемещаться «менее одухотворённые семьи и личности, и наоборот, более свободные личности низшей касты получают доступ в высшую». Порядок подобных обменов людьми между кастами Ницше не рассматривает. Таким образом, касты у Ницше являются довольно замкнутыми единицами, обеспечивающими постоянство их состава и исключающими проникновение в них «чужаков». С другой стороны, возможность перехода из одной касты в другую обеспечивает, по мнению Ницше, необходимое развитие человеческого типа, государства и культуры.

Аристократический кастовый строй, считает Ницше, является устойчивой государственной формой и потому, что низшие видят явное преимущество аристократов (элиты). Слабые понимают, что достигнуть аристократизма можно лишь благодаря самосовершенствованию и воспитанию нескольких поколений одного рода.

Большую роль в воспитании высших людей Ницше отводит наследственности. Он пишет: «Всё хорошее есть наследство: что не унаследовано, то несовершенно, то является началом». Первым этапом усовершенствования человека, у Ницше, должно стать развитие красоты тела. В становлении важно правило: «не распускаться также и перед самим собой». Вторым условием, согласно взглядам философа, должно стать наличие вокруг воспитанника достойного окружения. Этого, заключает Ницше, «совершенно достаточно для того, чтобы сделаться самому значительным и избранным: через два-три поколения всё это переходит в духовную область».

Ницше также отмечает, что важную роль в формировании высших людей играет разностороннее образование, которое не должно специализироваться в какой-то одной области.

Для учёных, специалистов, земледельцев и рабочих, которые являются представителями низшей касты, необходимо создавать свою систему образования и воспитания. Посредственные люди должны получать узкую специализацию, в зависимости от своих способностей. Они обязаны приносить себя в жертву для существования элиты, которая не может заниматься изобретениями и работать, так как занята делом, требующим всех усилий и времени - самосозерцанием, саморазвитием и созиданием.

Учёные, по мнению Ницше, должны относиться к низшей касте и быть своеобразным буфером между аристократией и «стадом». Принадлежность учёных к низшей касте вызвано тем, считает Ницше, что они происходят, как правило, из разных слоев общества, получают узкоспециализированное образование и являются носителями демократического духа.

Они не могут быть аристократами, так как не способны на великие поступки и взгляды.

Ницше высмеивает Платона, который из учёных пытался сделать правителей. Рассматривая идеальное государство Платона, Ницше усматривает стремление философа расположить социальные слои по «лестнице степеней» так, что на вершине находится тип, соответствующий самому Платону, то есть философы (учёные). «На долю учёных, которые становятся политиками, выпадает обыкновенно комическая роль быть чистой совестью политики», - заключает мыслитель.

Платон, по мнению Ницше, настолько неравнодушен к себе, что «принимает свои личные качества за необходимые и за единственно ведущие к достижению «высшего блага». Ницше утверждает, что философ-правитель у Платона не считается с интересами других, равных себе, а также является «абсолютным догматиком», утверждающим о доступности понимания только ему истины, цели, божественного пути. Однако, на наш взгляд, Ницше делает ту же ошибку, за которую критиковал Платона: он наделяет только сверхлюдей правом создания ценностей и законов.

Для поддержания порядка в кастовом государстве для низших слоёв, продолжает рассуждать Ницше, должна существовать религия. Она станет средством сильных для подчинения слабых, вера - метод преодоления сопротивления нищих и сила, позволяющая представить государство сверхъестественным явлением.

Важную роль в аристократическом кастовом государстве, по мнению Ницше, играет учреждение брака, являющееся основой любого строя. Брак, по его представлению, есть лучшее, радикальнейшее средство для улучшения типа «человек». Так поступали в прошлом знатные роды. Молодые отпрыски этих родов вступали в брак уже «опытные в делах любви и заботились больше о продолжении своего рода, чем о самих себе». Поэтому такой подход должен стать образцом воссоздания новой аристократии. «Жениться следует только для того, - заключает Ницше, - 1) чтобы достигнуть с помощью этого высшего развития; 2) чтобы оставить потомству плоды своей человечности. Вне этих случаев следует удовлетворяться конкубинатом и не оставлять потомства... Браки должны быть реже!».

Очень важным, по Ницше, для сохранения аристократического кастового строя является проведение большой политики, результатом которой должно стать объединение Европы. Последнее, с его точки зрения, наблюдается уже в современных ему государствах. Этому способствует развитие промышленности, торговли, общение людей посредством книг и писем, общность культурного развития, а также всё возрастающие темпы жизни.

Процесс объединения Европы, считает мыслитель, приведёт к уничтожению наций и возникновению смешанной расы - «расы европейского человека». Этого не хотят допустить националисты, которые, будучи по сути своей ленивыми и завистливыми, ставят своей целью «возбуждение национальной борьбы». Особым гонениям, считает Ницше, подвергаются евреи, которые как никто другой «вкладывают свои силы на объединение Европы».

Большую роль в объединении Европы должна сыграть Россия, которая мобилизует волю разрозненных государств Европы.

Таким образом, национализм, по мнению Ницше, враждебен государству и культуре, так как пытается «увековечить маленькие государства Европы, маленькую политику».

С.Ф. Одуев по этому поводу замечает: «... Ницше выступает в качестве активного пропагандиста национального нигилизма и является одним из первых теоретиков современного буржуазного космополитизма, первым «современным космополитом».

Нужно отметить, что идею объединения Европы в конце XIX века высказал не один Ницше. Об этом же говорили социалисты и анархисты, но Ницше один считал, что вновь образованное объединение будет аристократическим кастовым государством, где каждый народ будет выполнять отведённую ему роль. Ницше утверждает, что существующие два типа гениальных народов: один «становится причиной нового строя жизни (римляне, евреи, немцы), другим принадлежит «таинственная задача формирования, вынашивания, завершения». Они нуждаются в друг друге, чтобы создать новый организм - аристократическое кастовое общество.

Итак, Ницше считает, что его аристократический кастовый порядок является формой государства, которая возникнет в будущем и станет первым за время существования человеческих общностей устойчивым и неизменным социальным институтом. Этим положением Ницше противоречит своему утверждению о неизбежном вырождении и гибели любой социальной организационной формы. Поэтому Ницше, по нашему мнению, должен бы был остановить любое развитие государственности, но это невозможно согласно выдвинутому им мировому закону «вечного возвращения». В итоге, борясь с утопическими государственными идеологами, он создаёт, на наш взгляд, свою утопию, которая носит аристократический характер.

Во взглядах Ницше мы можем различить два основных элемента утопии, выделяемых В.Ф. Асмусом.:

1. «Критический, негативный». Он состоит в анализе бывших и существующих государств. Автор должен чётко себе представить положительные и отрицательные стороны рассматриваемых государственных институтов.

2. Элемент «конструктивный, положительный». Здесь создатель утопии излагает то, чего нет, но что должно обязательно возникнуть. «Так как утопия заменяет существующее воображаемым, то есть чем-то небывалым, возникшим в фантазии, перенесённым в действительность из представления, то во всякой утопии имеется элемент фантастики, нечто имагинативное.».

Таким образом, утопия - это и отрицание существующей действительности, и отражение каких-то реальных черт, присущих обществу и государству.

Две черты утопических учений, отмеченные Асмусом, заметны, по нашему мнению, и в политико-правовых воззрениях Ницше. О нравственной же утопии мыслителя говорил М. Фалькенфельд: «Утопия Фурье, Сен-Симона, Бабёфа и Чернышевского - были поэзией общественного движения, и утопия сверхчеловека является поэзией нравственного переворота в современном строе».

Таким образом, политическое учение Ницше носило характер элитарной (аристократической) утопии.

Исходя из положения о неизбежности крушения демократии, Ницше подвергает критике консервативный, реформаторский и революционный пути выхода из сложившейся ситуации. Философ отдавал явное предпочтение эволюционному развитию, которое сопровождается дальнейшим декадансом демократической формы государства.

Социализм и анархизм Ницше относит к утопическим учениям, поскольку они предполагают возможность существования идеальной организации общества (государства или безгосударственного строя), «эпох счастья», основанием которых являются игнорирующие природу человека ложные принципы равенства, справедливости, сострадания и другие идеалы «толпы».

Будущее принадлежит, по мнению Ницше, аристократическому кастовому государству, где в наибольшей степени будут учтены действительные стремления человека (инстинкты) и настанет расцвет культуры.


Горячева Мария Викторовна



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Жажда идеологии
Организация государственной власти по Джону Локку
Класс, нация и общественная политика в русской революции 1917 года
Демократический политический режим
Учение Цицерона об идеальном государстве
Вернуться к списку публикаций