2011-10-28 20:26:04
ГлавнаяПолитология — Государство в политическом учении Ницше



Государство в политическом учении Ницше


Перспективы развития государства.

Ницше приходит к выводу о неизбежности крушения демократических государств. Это вызвано, по его мнению, не только тем, что демократия сама по себе «есть историческая форма падения государства», но и тем, что любой общественный порядок неизбежно исчезает, в связи с изменением идеалов общества.

Философ ставит перед собой вопрос: «Что же ждёт государство дальше? Какие государственные формы придут на смену ныне существующим?»

Ницше не приемлет возвращения назад, так как «обратное образование, возврат в каком бы то ни было смысле и степени совершенно невозможен». Поэтому Ницше выступает против консервативных представлений о будущем государства. Он уподоблял их движущемуся назад раку. Попытки предотвратить вырождение государственных форм могут привести только к ещё худшим последствиям.

Ницше призывает двигаться вперёд в декаданс. Это не означает, что мыслитель требует изменения общественного строя революционным путём. Напротив, именно за эти требования он критикует Руссо. Ницше утверждает, что Руссо «пробудил оптимистический дух революции». Он, утверждает Ницше, ошибочно верил в благость человеческой природы, которая не может проявиться из-за давления современных ему государства, общества и воспитания. Задачу освобождения положительных начал личности, по мнению Руссо, должен был выполнить революционный переворот. «К сожалению, - отмечает Ницше, - из исторического опыта известно, что всякий такой переворот снова воскрешает самые дикие энергии - давно погребённые ужасы и необузданности отдалённейших эпох...». Поэтому переворот может выполнять только функцию «источника силы» для человечества, но не выступать в качестве созидателя и «завершителя» человеческой природы. Тем более, революция не может выступить началом новой, более совершенной формы государства. В отношении революционного духа Ницше использует восклицание: «Ecrasez Finfame!» (фр. «Раздавите гадину!»).

По нашему мнению, Ницше, выступая против Руссо, не замечает, что он не говорил о возникновении нового политического строя сразу же после революции. По мнению Руссо, чтобы на развалинах прогнившего государственного устройства возвести здание новой, «разумной государственности, народ ещё должен стать народом, а каждый отдельный человек - превратиться «в разумное существо - человека».

Ницше различает два типа революционеров.

1. Те, которые делают переворот из своих личных интересов.

2. Те, которые хотят революционным путём улучшить жизнь своим детям и внукам.

Второй тип опаснее, так как они верят в свое дело и бескорыстны. Лично заинтересованных же легко подкупить.

Итак, Ницше приходит к выводу, что революционным путём изменить существующий государственный строй невозможно. Более терпимо он относится к реформаторам. Мыслитель отмечает, что человек, проводящий изменения в обществе, первоначально воспринимается народом отрицательно.

В этом плане реформатор схож с «высшими людьми», поскольку выступает как творец государственных форм. Со временем, если преобразования укореняются в обществе, то государственного деятеля, проводившего их, оценивают положительно.

Но на самом деле, отмечает Ницше, не правы ни те, кто критикует, ни те, кто хвалит реформаторов, так как любая из оценок предполагает, что важные перемены в жизнь проводили правители своими личными, самостоятельными, волевыми актами. Правда же, по мнению мыслителя, состоит в том, что так называемые «великие государственные деятели» увидели раньше других грядущие перемены и «основали на этом свои расчёты». Таких реформаторов Ницше сравнивал с предсказателями природных явлений, которых «тоже принимают за делателей погоды».

Сам Ницше не предполагает наличие каких-либо способов перехода к новой государственной форме. На наш взгляд, он более склоняется к эволюционному пути, через вырождение демократии. Философ говорит о необходимости идти «далее в decadence», только минуя этот рубеж, общество возродится вновь.

Ницше переходит к анализу современных ему политических учений о будущем государства: социалистического и анархического. Как уже нами отмечалось, их истоки он видел в христианском учении о государстве и идее о «равных правах». Социалисты и анархисты являются, по мнению Ницше, продолжателями христианства в том, что тоже ищут причины тяжёлого положения народа. Однако социалист или анархист связывает «своё дурное положение» с гнётом других слоёв общества, а христианин - видит причину в себе. «Общее, скажем также, недостойное в этом то, - пишет Ницше, что некто должен быть виновным в том, что страдаешь, - словом, что страдающий прописывает себе против своего страдания мёд мести». «Страшный суд» в христианстве и революция у социалистов и анархистов есть акты мести за страдания, считает Ницше. Они - явления, по мнению мыслителя, по сути своей идентичные, только в христианстве возмездие отдалено на неопределённый срок. Требования же «права», «справедливости», «равных прав» у анархистов и социалистов зиждется, помимо всего прочего, на их неграмотности и незнании причин своего страдания.

Много общего анархизм и социализм, с точки зрения Ницше, имеют с демократией, поскольку все они выросли из христианства. Ницше называет следующие схожие черты:

1. Демократия, анархизм и социализм поверхностны и видят причину тяжёлого положения людей в прежних и существующих общественных отношениях и формах государства.

2. Все эти политические учения отвергают аристократизм и знатность, рабство и подчинение. Они не предпочитают ничего кроме «автономного стада».

3. Демократия, анархизм и социализм выступают против «исключительных прав» и привилегий. Это значит, по мнению Ницше, они против «всяких прав», «ибо тогда, когда все равны, никому уже не нужны права».

4. Рассматриваемые учения не доверяют карающему правосудию, поскольку понимают его как насилие над слабейшим, как несправедливость «по отношению к необходимому продукту всего прежнего общества».

5. Они схожи, утверждает Ницше, в желании сострадать и сочувствовать всем угнетённым.

6, Демократия, анархизм и социализм ставят своей целью, как и буддисты, уничтожение страдания.

7. Они превыше всего, считает Ницше, возносят «общность» (стадо, «себя»), которая выступает как освободительница от угнетения.

О том, что социализм, анархизм и христианство схожи писал Л.Н. Толстой. 31 июля 1891 года, то есть немного позднее Ницше, он отметил в дневнике: «Анархия и социализм, то есть отрицание собственности, это - христианство, но только с удержанием существующего порядка. Христианство есть отчасти социализм и анархия, но без насилия и с готовностью жертвы».

Наиболее примитивным, по мнению Ницше, является социализм. С его идеями философ познакомился через произведения Е. Дюринга и Фейербаха. Глупость социалистических учений, по мнению Ницше, во многом связана с тем, что они возникают во время господства демократии, в среде рабочих и угнетённых. В демократическом обществе между основными социальными слоями нет «пафоса дистанции». Рабочие чувствуют, что их зависимость определяется только нуждой и ничем иным. Ницше утверждает: «В работодателе рабочий видит по обыкновению лишь хитрого, сосущего кровь, спекулирующего на всякой нужде пса в человеческом обличье, чьё имя, вид, нравы и репутация ему совершенно безразличны». Это наводит нуждающихся на мысль, что возвышение индустриального магната было случайным, следовательно, рабочий делает вывод о праве ему подобных на лучшее. «И начинается социализм», - констатирует Ницше.

По мнению философа, причина подобного положения вещей заключается в отсутствии у фабрикантов «с их красными жирными руками» благородства и поведения «высшей расы». Рабочие «готовы ко всякого рода рабству, предположив, что стоящий над ними повелитель постоянно удостоверяет себя как повелителя, как рождённого повелевать, - и делает это благородством своей формы!». В данном случае массы чувствуют, что они подчиняются в силу их более низкого положения, а также невозможности немедленного приобретения качеств, накапливающихся не одним поколением благородных. Поэтому, главенство тиранов и полководцев, по мнению Ницше, предпочтительнее, так как их гнёт переносится рабочими менее болезненно, чем притеснения со стороны бесцветных личностей, которыми являются все эти индустриальные магнаты. Тирания предпочтительнее, рассуждает Ницше, и в плане развития культуры, ибо уровень последней намного выше культуры индустриальной.

Социалистические идеалы, по мнению Ницше, могли бы быть осуществлены только лишь внутри господствующего класса. Правящие могут даровать нижестоящим равные права, и «посредством жертв и отречений» претворять в жизнь справедливость. В этом случае принцип равенства прав будет носить действительно справедливый характер. Социалистические идеалы, вышедшие из угнетённых слоев общества, имеют основанием «алчность». Ницше приводит следующее сравнение: «Когда зверю показывают вблизи кровавые куски мяса и снова отнимают их, пока он, наконец, не начинает реветь, - полагаете ли вы, что этот рёв означает справедливость?».

Но самим плохим является то, что современные Ницше социалистические учения базируются, по его мнению, на «воле к отрицанию жизни», следовательно, они возникают не только среди рабочих, но в умах наиболее неудачливых из них.

«Воля к отрицанию жизни» в социалистических учениях, по мнению мыслителя, проявляется в том, что они напрямую связывают понятия «справедливости» и «собственности». Социалисты видят все беды в несправедливом распределении собственности, а, следовательно, не считают себя обязанными соблюдать границы «столь неправомерно обоснованного владения». Однако Ницше считает, что перераспределение собственности не приведёт к желаемым результатам. Незаслуженное распределение собственности не является единственной причиной существующей в мире несправедливости, потому что все люди - наследники и преемники прошлого. Человек не в силах перечеркнуть свою «единичную часть», которая его не устраивает, по какой бы то ни было причине. «Несправедливый образ мыслей содержится и в душах неимущих, они не лучше, чем имущие, и не имеют никакого морального преимущества, ибо некогда их предки были имущими». Для улучшения человеческой жизни нужны «не насильственные новые распределения», а изменения «образа мыслей».

Другой утопической чертой социалистических учений, а также проявлением «воли к отрицанию жизни» является, по мнению Ницше, вера их теоретиков в возможность уничтожения пороков, болезней, проституции, нужды и других недостатков современного общества в будущем идеальном государстве. Но это, возражает Ницше, противоречило бы человеческим инстинктам и не способствовало развитию культуры. «...Это значит осудить жизнь», - утверждает мыслитель. От старости, пороков и болезней спастись простым созданием новых учреждений невозможно.

Но самым большим недостатком социализма, утверждает Ницше, является то, что он пытается создать государство, которое сосредоточило бы в своих руках неограниченную власть. В этом социалистическое государство даже превзошло деспотизм. Именно поэтому, на наш взгляд, Ницше называл социализм «фантастическим младшим братом почти отжившего деспотизма» и относил его к реакционным учениям.

Социалистические учения, по мнению Ницше, роднит с деспотией (тиранией) и то, что они возникают и развиваются в государствах с чрезмерно развитой властью. Ярким примером этого положения мыслитель считает первого социалиста - Платона, который пытался воплотить свои идеи в жизнь при дворе сицилийского тирана.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Понятие и истоки русского политического консерватизма
Правовой статус общественных объединений в современной России
Жажда идеологии
Учение Цицерона об идеальном государстве
Методические проблемы изучения структуры и динамики общественного самосознания
Вернуться к списку публикаций