2011-10-28 20:26:04
ГлавнаяПолитология — Государство в политическом учении Ницше



Государство в политическом учении Ницше


Историческая эволюция государства по Ницше.

В вопросе о существовавших формах государства Ницше непоследователен и порою противоречив. Философ различает следующие формы государственного правления: монархия, республика и кастовый строй. Помимо этого Ницше, не пользуясь понятием «политический режим», выделяет существование тиранической (деспотической), аристократической, демократической и олигархической форм государства. Он так же критикует социализм и анархизм, как современные ему идеалы.

Анализу форм государственного правления Ницше уделяет недостаточное внимание. Это, на наш взгляд, объясняется частичным согласием Ницше с утверждением Макиавелли о том, что «форма правительства» имеет весьма небольшое значение, хотя полуобразованные люди думают иначе. Великой целью государственного искусства должна быть устойчивость, которая превышает все остальное, ибо она гораздо ценнее, чем свобода».

Понятие «форма правительства» употребляется у Ницше как синоним «формы правления». Ницше считает, что в основе деления государств по форме правления лежит соотношение в них власти народа и власти правительства. Он пишет: «Отношение между народом и правительством есть самый могущественный прототип, по образу которого непроизвольно строится отношение между учителем и школьником, хозяином и слугами, отцом и семьёй, военачальником и солдатом, мастером и учеником». То есть здесь, по нашему мнению, Ницше вновь противоречит сам себе: сначала соглашается с Макиавелли о второстепенном значении формы правления, а затем утверждает, что она - пронизывает всю жизнь государства сверху донизу.

Для монархии, с точки зрения Ницше, характерно, что глава государства выступает как хранитель народа, как опекающий и почитаемый «верх» в отношении к воспитанному в скромности «низу». По нашему мнению, Ницше, характеризуя власть государства как опеку, тем самым хочет противостоять утверждению Канта. Последний пишет: «...Правление отеческое, при котором подданные, как несовершеннолетние, не в состоянии различить, что для них действительно полезно или вредно... такое правление есть величайший деспотизм...».

По мнению Ницше, действительность состоит в том, что народ относится к монарху как к Богу: почитает, боится, а так же стыдится самого себя. «Царская власть, - отмечает Ницше, - в качестве центра, излучающего блеск и могущество, является для подчинённых таинством, возбуждающим трепет загадочности и стыдливости».

Во многом монарх, с точки зрения Ницше, обязан таким почитанием правильной политике в отношении религии, которую он поддерживает. Именно вера может заполнить ту пустоту, которая возникает в душе человека во время лишений и бед, она «внушает толпе спокойное, выжидательное, доверчивое поведение». Ко всему, религия, в случае недостатков государственного управления или «последствий династических интересов», позволяет разделить мнение подданных на два течения. Одни, «проницательные», неизбежно будут недовольны, но их - меньшинство. Другие, «непроницательные», составляющие основную массу народа, «будут видеть перст божий и покорно подчиняться велениям свыше». Важно, что под «велениями свыше», Ницше понимает и человеческие, и божественные порядки управления. Таким образом, монарх обеспечивает исполнение своих повелений, а также не допускает крупных народных волнений. Более того, правитель создаёт в своём государстве «внутренний гражданский мир и непрерывность развития». В таком государстве, по мнению Ницше, существует единство народного сознания, преобладают одинаковые мнения и провозглашаются общие цели. Иногда священнослужители считают «цену» за духовную подчинённость народа низкой, тогда церковь выступает как самостоятельная сила. Но обыкновенно государство умеет расположить в свою пользу священников. «Таким образом, - делает вывод Ницше, - абсолютное опекающее правительство и тщательное сохранение религии необходимо идут рука об руку».

Для монархии, считает Ницше, характерно критическое отношение к парламенту, где «совершаются вещи безнравственные: там говорят против правительства». Положительной чертой монархии является, по мнению философа, существование субординации. При ней каждый человек знает в обществе своё место. Её основа - «вера в безусловный авторитет, в окончательную истину». К этой вере человека нельзя принудить, она - результат поклонения монарху нескольких поколений, как «чему-то сверхчеловеческому». Субординация - основа сословного деления общества при монархической форме правления.

Таким образом, Ницше, на наш взгляд, отдаёт явное предпочтение монархии. Фуллье считает в связи с этим, что «Ницше - это Жозеф де Местр, который, не веруя в папу, верует в палача. Он заимствовал у Жозефа де Местра приверженность к светской традиции, всемирной и чисто католической, к авторитету в противоположность свободе. К прочному монархизму и наследственному институту в противовес институту договорному, народному, переменчивому».

У Ницше и де Местра, по нашему мнению, действительно есть схожие предпочтения: ненависть к толпе, Французской буржуазной революции, представительным учреждениям, а также высокая оценка монархии как формы государственного правления и утверждение о необходимости окружения её ореолом таинства. Несмотря на это, политические взгляды Ницше нельзя рассматривать как простое заимствование. Ницше не считает монархию лучшей формой правления, а лишь предпочтительной, по сравнению с республикой. Симпатии Ницше полностью на стороне кастового строя. Более того, в своих произведениях он вообще не упоминает де Местра, что ставит под сомнение знакомство Ницше с взглядами этого мыслителя.

Мы можем выделить следующие разновидности монархии, которые различал Ницше, не придерживаясь логики в классификации:

1. Монархия при сильной власти аристократии.

2. Монархия времён Людовика XIV (абсолютное опекающее правительство).

3. Конституционная монархия (конституционное правление).

Первой разновидности монархии Ницше не уделяет внимания в своих произведениях, ясно только то, что она близка по своей сущности кастовому строю. Мыслитель считает, что в результате «коррупции» аристократия уступает «свои права на господство» и становится лишь «функцией королевской власти». При этом под коррупцией Ницше понимает процесс падения внутреннего мира инстинктов сословия, а значит и подрыв основ строя аффектов, «называемых «жизнью». Коррупция, таким образом, есть проявление явления декаданса внутри сословия.

Результатом коррупции аристократии; по мнению Ницше, и стала монархия Людовика XIV. Не используя термин «абсолютная монархия», он называет это явление «абсолютным опекающим правительством». Философ утверждает, что тогда дворянство было сословием, ещё имевшим доступ к государственному управлению, но оно выпустило из своих рук былое могущество и «самовластие и стало презренным».

Чувствуя свою слабость и продолжая желать власти, дворянство, считает Ницше, создало три опоры разрушающемуся строю: «королевский блеск», «королевский авторитет» и «полноту власти». Все эти три составляющие власти монарха не были ограничены и «не имели себе равных». Дворянство делает только своей привилегией открытый доступ ко всем государственным должностям и всем благам королевского двора, тем самым перестаёт чувствовать себя «презренным». Ницше пишет, что представители слабеющего сословия «таким умышленным образом всё больше громоздили башню королевской власти в облака, используя для этого последние кубики собственной власти».

Подобная характеристика абсолютной монархии во Франции во многом схожа с марксистской. В работе «Морализующая критика и критизирующая мораль» Маркс писал: «Современная историография показала, что абсолютная монархия возникает в переходные периоды, когда старые феодальные сословия приходят в упадок, а из средневекового сословия горожан формируется современный класс буржуазии и когда ни одна из борющихся сторон не взяла ещё верх над другой».

Переходной формой правления Ницше считает «конституционную монархию». Иногда он использует понятие «конституционная форма правления». Для её характеристики мыслитель использует слова Бисмарка. Сущность её, по мнению канцлера Германии, состоит в «компромиссе между правительством и народом». Зрелый Ницше хотя и изменил свои ранние восторженные оценки деятельности Бисмарка на критические, но склоняется к выводу, что конституционная монархия возникает исторически, неизбежно и вынужденно.

Причины её появления Ницше видит, по мнению Е.Н. Трубецкого, в современной ему Европе. В ней «измельчание и вырождение ... дошло до того, что самый тип человека независимого повелителя мало-помалу исчезает. Европа, - пишет Е.Н. Трубецкой, излагая взгляды Ницше, - под обаянием общераспространённого предрассудка, будто человек стадный, послушный есть единственный дозволенный тип человека. Поэтому сами правители, вынужденные повелевать другими, испытывают при этом угрызения совести, чтобы быть в состоянии повелевать, они должны прибегать к самообману. В этом и заключается то, что Ницше называл «лицемерием повелевающих». Давая приказания, правители притворяются, что они приказывают не от своего имени, будто они сами при этом подчиняются велениям более древним, например, заветам предков, предписаниям конституции, закона, права и даже - Бога: они хотят всех уверить, будто и сами они следуют правилам стадной мудрости в качестве «первых слуг народа» или «орудий общего блага».

При этой форме правления, по мнению Ницше, изменяется отношение народа к правительству, парламенту, государственным учреждениям и так далее. Правда, нововведения, замечает Ницше, не всегда хороши. Монархи, вследствие издания конституций, перестают «поступать несправедливо», им «вручили добродетель», а это приводит к тому, что цари теряют власть. Ко всему, служба государю часто превращается лишь в ширму для политических деятелей. Действуя в своих интересах, политик прикрывается именем монарха, чтобы казаться бескорыстным. Это, констатирует Ницше, ослепляет «взор наблюдателя», и люди не видят «тех козней и жестокостей, которые несёт с собой дело политика».

Понятие «республиканская форма правления» упоминается Ницше лишь один раз. Он соглашается с Мериме, который характеризует республику как «le de'sordre organize». По мнению Ницше, республика действительно «делает народ более слабым, более раздробленным и менее подготовленным к войне». Помимо этого, ущерб наносится культуре, так как она становится делом «толпы» и «массы». В другом месте этой же работы Ницше, уже не упоминая республику, даёт ей характеристику. В ней существует принцип: «Правительство есть не что иное, как орган народа». По мнению философа, данное положение вещей является лишь выдуманным и не имеет исторического опыта. То, что здесь Ницше говорит о Локке, нам видно из его дальнейшей критики утверждения англичанина о различии власти должностного лица над подданными и власти отца над детьми, хозяина над слугами и так далее. Локк наделяет власть чётко определёнными обязанностями, поскольку общественный договор заключается ради лучшего обеспечения естественных прав.

Ницше не обходит вниманием рассуждения Руссо о суверенитете. Руссо считал необходимым его наличие, то есть власти, направляемой «общей волей» и благодаря ей, приобретающей политическую силу. Ницше же утверждает, что «суверенность народа, рассматриваемая вблизи, содействует тому, чтобы рассеять даже последнее очарование и суеверие в области этих чувств», так как она ведёт к упадку государства.

Ницше считает все утверждения о парламентарной свободе - иллюзией. Конечно, парламентаризм, то есть «публичное разрешение на право выбора между пятью политическими мнениями, безусловно, делает «толпу» значимой в своих глазах. Однако это безразлично, утверждает Ницше, поскольку «кто уклоняется от пяти общественных мнений и отступает в сторону, тот всегда оказывается один на один против всего стада». По его мнению, современный ему парламентаризм представляет собой попытку заменить истинных, врождённых повелителей коллективною мудростью многих стадных людей.

Особое место в политических и правовых воззрениях Ницше занимают вопросы кастового строя, который он относит к особой форме государственного правления. Именно эту форму государства мыслитель сделает основой своего идеала. Поэтому вопросы, связанные с рассмотрением названного материала, а также с аристократической формой государства нами будут изложены в разделе, посвященном взглядам Ницше о будущем государственном строе.

Теперь перейдём к анализу критики Ницше тиранической (деспотической), олигархической, и демократической форм государства.

Тирания у Ницше - довольно широкое понятие. Так, он различает духовный, государственный и законодательный виды тирании. Общим для тиранов, по Ницше, является то, что они - превосходящие всех в определённой области люди, которые не могут смириться с существованием других «свободных воль». Их «желчность» и «злобность» настолько велика, что «множество маленьких тиранов готовы... съесть живьём друг друга».

Наиболее утончённой формой тирании Ницше считает законодательную. Человек, создающий законы, как это было, например, с Солоном, на словах отвергает «личную тиранию», поскольку считает, что она низвергает нормы права. На самом же деле личная тирания, утверждает Ницше, подменяется законодательной.

Государственный вид тирании Ницше иногда называет деспотией. Тирания является переходной формой государства. Она - один из неотъемлемых признаков коррупции, то есть такого состояния общества, которое характеризуется «бранным словом для осенней поры народа». Другие составляющие коррупции, перечисленные ниже, по мнению Ницше, являются причинами появления тиранов:

1. «Суеверие», как проявление тяги к индивидуальному.

2. «Расслабленность», как падение военных интересов и стремление к «удобствам жизни». «Расслабленность» означает, что энергия народа, раньше расходуемая на войны, перемещает свой центр тяжести на «бесчисленные частные страсти».

3. «Злобность» и «удовольствие от злобы». Если раньше жестокость проявлялась в обычном физическом воздействии, то во времена коррупции» люди понимают, что «есть ещё другие способы убийства, чем кинжал и нападение, - они знают также, что во всё хорошо сказанное верят».

Тираны, по мнению Ницше, «суть предтечи и как бы преждевременно созревшие первенцы индивидуумов». В результате борьбы между тиранами остаётся только один из них, самый сильный, который «кладёт конец утомительной борьбе за единодержавие, вынуждая саму утомлённость работать на себя».

Ницше дает высокую оценку данной форме государства. Конечно, философ понимает, что для деспотизма характерно максимальное сосредоточение государственной власти в одних руках, но это - необходимая отрицательная черта данной государственной формы.

Не одобряет Ницше и процветающие в это время «продажность» и «предательство». Это вызвано, по мнению мыслителя, двумя причинами. Во-первых, предавая и продавая, индивидуумы пытаются обезопасить себя. Ко всему, даже самые благородные из-за каких-либо благ готовы на самые постыдные поступки. Во-вторых, предательство и продажность вызваны эгоизмом людей, считающих свои интересы более ценными, чем любовь «к старому, изношенному, до смерти заболтанному (totgeredten) отечеству».

Во время деспотии, продолжает рассуждать Ницше, люди живут одним, сегодняшним днём, потому что не уверены в завтрашнем. С другой стороны, человек пытается сохранить «за собой право на будущее и на добродетель».

Но тирания, считает Ницше, имеет положительные стороны, и они оправдывают существование вышеназванных издержек данной формы государства. Поскольку обостряется человеческое «ego», то отдельные индивидуумы достигают высшего уровня духовного развития, а культура поднимается на недостижимую высоту. Личность при тирании, считает Ницше, может позволить себе осуществить такие планы и начинания, которые не были бы одобрены «стадными людьми» в более демократичных формах государства. Тиран (цезарь), по мнению мыслителя, «понимает право индивидуума даже в его выходках и заинтересован в том, чтобы заступиться за более отважную частную мораль и даже подать ей руку».

Для подтверждения своей точки зрения Ницше приводит слова Наполеона, являющегося, по утверждению философа, тираном. «Я имею право, - говорил Наполеон своей супруге в ответ на упрёк в супружеской неверности, - ответить на всё, в чём бы меня не упрекали, одним вечным: «Это Я!» Я стою особняком от всего мира, я не принимаю ничьих условий. Я хочу, чтобы подчинялись даже моим фантазиям и находили вполне естественным, что я предаюсь тем или иным развлечениям».

По нашему мнению, приведённая Ницше цитата подтверждает, что тиран в своих поступках не ограничивается ничем, а вовсе не то, что сильная личность при деспотии может себе позволить оригинальность.

Но Ницше не считает, что при тирании государственная сила становится чрезмерной, потому что при ней развиваются индивидуальные начала человека, расцветает культура. Ко всему, государственная власть при тиране не может сильно развиться, поскольку тирании удерживаются только при жизни цезаря, а потомство его недолговечно.

Отношение Ницше к тирании, по нашему мнению, всё-таки остаётся противоречивым. Так, например, называя социализм младшим братом деспотии, он говорит о реакционности этих форм государства.

Тирании, считает Ницше, ушли в прошлое, хотя в будущем они могут вновь возникнуть. Это будет невольным результатом демократической формы государства. Ницше замечает: «Демократизация Европы клонится к порождению типа, подготовленного к рабству в самом тонком смысле слова: сильный человек в отдельных и исключительных случаях должен становиться сильнее и богаче, чем он, может быть, был когда-либо до сих пор, благодаря отсутствию влияния предрассудков на его воспитание, благодаря огромному разнообразию упражнений, искусств и притворств».

Оценивания это высказывание с современных позиций, можно удивляться предвидению философа в выявлении опасностей демократической формы государства.

В оценке Ницше современных ему форм государств и политических учений чувствуется чёткая установка. Он пишет: «Все наши политические теории и государственные устройства, отнюдь не исключая «Германской империи», суть следствия, необходимые следствия упадка; несознаваемое влияние dekadence проникло до самых идеалов отдельных наук».

Тирания (деспотизм) в современных Ницше государствах не существует. На смену ей приходит олигархия и демократия.

Олигархии Ницше уделяет мало внимания. Она, по его мнению, во многом схожа с тиранией, именно поэтому, из всех современных ему форм государственного устройства он считает её предпочтительней. Отличие олигархии от тирании состоит в том, что в ней государственное управление осуществляется не одним лицом, а несколькими сильными индивидуумами. «Они образуют, - отмечает Ницше, - несмотря на всё пространственное и политическое разъединение, единое общество, члены которого взаимно узнают и признают друг друга, какие бы одобрительные или неодобрительные оценки не пускали в ход общественное мнение и суждения действующих на массу газетчиков и журналистов». Бывшая тирания преобразовалась так, что ранее разъединяющее начало - «духовное превосходство», в олигархии становится базой для единения. Правителей рассматриваемой государственной формы, объединяет, по Ницше, борьба с попытками масс учредить охлократию или тиранию. Не маловажную роль играет и то, что олигархи осознают свою индивидуальную свободу независимость от друг друга. Каждый из них «борется и побеждает на своём месте и скорее погибнет, чем подчинится».

Независимость членов правящей элиты и их взаимное уважение Ницше сделает одним из основных условий его утопического аристократического идеала.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)
Договорная природа правового государства Джона Локка
Корпоративный, традиционный и международный режим
Понятие тоталитаризма
Что является предметом политологии
Вернуться к списку публикаций