2011-10-28 20:26:04
ГлавнаяПолитология — Государство в политическом учении Ницше



Государство в политическом учении Ницше


Происхождение и критический анализ государственно-правовой действительности в трудах Ницше.

Изложению своих политических взглядов Ницше не посвящает отдельного произведения. Проблемы, связанные с государством, он излагает в отделе 8 работы «Человеческое, слишком человеческое» (1877), в книге 3 - «Утренней зари» (1881), в отделах 8 и 9 «По ту сторону добра и зла», а также в ряде высказываний в трудах «Весёлая наука» (1882), «Злая мудрость» (1882-1885), «Так говорил 3аратустра» (1883-1884), «К генеалогии морали» (1887), «Сумерки идолов, или как философствуют молотом» (1888), «Антихрист» (1888).

Следует отметить, что ряд высказываний о государстве можно найти в так называемой работе «Воля к власти». Дело в том, что данной книги Ницше не создавал, а имеются лишь афоризмы 80-х годов XIX века. Само название и часть высказываний были фальсификацией со стороны сестры философа – Фёстер Ницше. Большую роль в разоблачении этого обмана сыграл Карл Шлехте, который декомпозировал и восстановил в первоначальном хронологическом порядке «Волю к власти» и издал её не как отдельную работу, а как материалы для неоконченной книги, назвав их «Из наследия 80-х гг.» Работу, начатую К. Шлехте, продолжило последнее монументальное издание Дж. Колли и М. Монтинари Nietzsche F. Werke Kritische Gesamtausgabe / Hrsg. von G. Colli und M. Montinari. Berlin: Walter de Gruyter, 1967 ff. Нужно отметить, что название «Воля к власти» до сих пор используется рядом издательств для обозначения неопубликованных при жизни мыслителя материалов неоконченной книги 80-х годов.

Политические взгляды Ницше довольно противоречивы и непоследовательны. Мыслитель не создал стройной теории. Некоторые неточности, по нашему мнению, допускают исследователи Ницше, которые, излагая его воззрения на государство, используют материалы из ранних работ философа. Конечно, политические воззрения Ницше претерпели меньше изменений, чем вся философская концепция, но различия всё-таки имеются.

Как отмечалось в первой главе, Ницше поставил перед собой задачу «переоценки всех ценностей». Разоблачив христианскую мораль как явление декаданса, мыслитель не мог обойти стороной вопросы, связанные с государством, поскольку на этом институте отражаются пороки и заслуги той или иной морали. Протогосударственный и государственный строй, а также те или иные государственные учения Ницше оценивал, с нашей точки зрения, исходя из следующих позиций.

1. Насколько высок уровень культуры.

Ницше считает, что высокий уровень государственности не обусловливает развитие культуры. Он выступает и против «цивилизации», понимая под ней эпоху «преднамеренного и насильственного укрощения зверя-человека», как время «нетерпимости по отношению к наиболее смелым натурам». Из рассуждений мыслителя, по нашему мнению, видно, что понятие «цивилизация» он связывает с эпохами расцвета христианской морали. «Высшие точки подъёма культуры и цивилизации не совпадают», - продолжает свои размышления Ницше.

В связи с тем, что мыслитель провозглашает цивилизацию и государство антагонистами культуры, нам необходимо сравнить значение этих двух понятий. Различным в них является то, что под государством Ницше понимает некую «организованную силу», а под «цивилизацией» - эпоху расцвета христианской морали. То есть, «государство», по мнению мыслителя, характеризуется властными и силовыми полномочиями, тогда как цивилизация - явление духовной сферы, относящееся к обратной, отрицательной стороне культуры.

Как это ни парадоксально, но Ницше был предтечей современного цивилизационного подхода к государству, обратившим внимание на связь между ним и культурой. Нужно отметить ещё одну особенность в рассуждениях Ницше о государстве и культуре. На неё указывает в своей диссертационной работе Л.А. Кулыга, которая замечает, что у мыслителя «нет пространных рассуждений о государстве, его генезисе, функциях, изменении конкретных исторических форм его существования». Ницше исследует, по её мнению, главным образом, грани отношения «государство - культура». Да, Ницше действительно, как отмечалось нами ранее, не посвятил вопросам государства отдельной работы и излагал свои взгляды по интересующей нас проблеме крайне несистематично. Это, по нашему мнению, не говорит о неправильности его политических воззрений. Мыслитель просто оценивает государство, его особенности и развитие нестандартно. Это было находкой Ницше, которая, к сожалению, привела к некоторым противоречиям.

2. Другим критерием в оценке государственного строя был вопрос: господствует ли аристократия или «стадо» (толпа).

По мнению немецкого исследователя Таурека, Ницше это положение выводит из утверждения о «надисторичности» (die Ubergeschiechte) «противоположностей и борьбы ценностей», то есть, объявляя их независимыми от исторического процесса. «На основании этого, - пишет исследователь, - ход событий становится объяснимым и предсказуемым. Ницше, утверждая ценностью противоположность и борьбу, сам склоняется к аристократической оценке».

Презрение Ницше к «стаду» объясняет и то, что он считает неравенство между людьми естественным. Оно, по мнению мыслителя, является сущностью жизни, то есть проявлением «воли к власти». «Идею неравенства людей..., - считает ницшевед В.Б. Кучевский, - Ницше использует также в качестве своеобразного эвристического постулата, служащего в его философских размышлениях ключом к объяснению природы многих общественных явлений. В частности, она оказывается отправным пунктом в его анализе происхождения государства, а также высшей цели и направленности исторического процесса».

3. И, наконец, Ницше оценивает государственный строй исходя из того, насколько в нём умаляются и уничтожаются или развиваются в человеке естественные (прирождённые или приобретённые) инстинкты (аффекты).

Среди инстинктов, перечисляемых Ницше в его работах, нами было выделено три группы:

1. Инстинкты слабых людей.

2. Инстинкты сильных людей.

3. Инстинкты общие для сильных и слабых.

Первая группа инстинктов проявляется среди людей больных, слабых, отшельников и «хронически страждущих». Им присущи сострадание, милосердие, усталость, «низменный инстинкт бунта против всего привилегированного» и другие качества, которые считаются добродетельными в христианском учении. Это люди с развитым стадным инстинктом, созданные для подчинения. Для них господствовать - противоестественно.

Люди сильные, красивые, здоровые, с выдающимися умственными и физическими способностями являются носителями инстинктов второй группы. Этим индивидуумам присуще дионисическое начало. Человек, как носитель данной группы инстинктов, «держит сам себя в узде», уважает самого себя, он «может отважиться разрешить себе всю полноту и все богатство естественности, который достаточно силён для этой свободы». Сильный обладает «терпимостью не вследствие слабости, а вследствие силы, так как даже то, от чего погибла бы средняя натура, он умеет использовать к своей выгоде; человека, для которого нет более ничего запрещённого, разве что слабость, всё равно, называется она пороком или добродетелью».

К инстинктам сильнейших принадлежат: духовность, властвование, чувствительность, идолатрия природы, антиисторичность, идеалистичность, нереальность и атональность.

Поскольку сущностью жизни является воля к власти, постольку движущей силой, основанием и первоначалом в социальных процессах, по мнению Ницше, является инстинкт властвования, неукротимая жажда власти и почестей.

Мыслитель выделяет инстинкты, которые есть и среди сильных, и среди слабых. К таковым Ницше относит инстинкты ценностей, революционный, самосохранения, самораспространения, половой и другие. Ряд данных естественных человеческих качеств проявляются среди слабых и сильных одинаково, а некоторые по-разному. Например, среди людей одинаковы инстинкты самосохранения, самораспространения и половой, то есть те, которые присущи человеку как существу, относящемуся к одному роду животных. Что же касается инстинкта революционного, то среди слабых он проявляется как стремление к уравнению прав, а среди сильных как форма нереального.

Пренебрежение инстинктами ведёт, по мнению Ницше, к нигилизму и вырождению (декадансу), поскольку определённому человеческому типу (слабому или сильному) навязываются несвойственные ему качества. П.Д. Зорин, рассматривая значение инстинктов («биологических импульсов») для учения Ницше, отмечал, что мыслитель отводит им главную роль культурной деятельности человека, «склоняясь к созданию концепции» индивидуально­ неповторимой личности».

Конечно, Ницше был прав относительно необходимости более бережного отношения к индивидууму со стороны органов власти и воспитательных учреждений, но он придавал слишком большое значение инстинктивному началу. На это обращает внимание Е.В. Тарле. Однако «инстинкты» необходимы Ницше, на наш взгляд, для обоснования философской теории вообще, и государственно-правовых воззрений в частности. Эти «аффекты» были «оформлением и разветвлением основной формы воли» - именно, «воли к власти», а, следовательно, тем, что должно быть принято во внимание при оценке государства и политических теорий.

Государство, по мнению Ницше, существовало не всегда. До этого люди были объединены в общины. Эта идея встречается, как было нами отмечено, уже в ранних работах мыслителя. Однако в них уделялось больше внимания «праобразу государства» - «первобытному военному государству». Теперь Ницше ищет истоки моральных понятий и поэтому анализирует общинный строй. Община возникла в результате становления полуживотных - полулюдей, благодаря врождённым и приобретённым инстинктам и стремлениям дообщинных индивидуумов. Таким образом, на наш взгляд, Ницше, как и Руссо, предполагает, что у людей был период «дикого состояния». Однако, в отличие от сторонника естественно-правовой теории, Ницше видит дообщинного индивидуума не как человека, а как полуживотного-получеловека.

Для обозначения общины Ницше в качестве синонима несколько раз использует понятие «древнейший союз». То, что под последним мыслитель не подразумевает союз племён или древнейшее государство, мы можем судить исходя из анализа текста. Эта оговорка необходима, поскольку в ряде случаев под термином «союз» Ницше понимает то государство, то общество, то общину.

Философ поднимает вопрос о причине возникновения «древнейших союзов» людей. Он приписывает это социальному инстинкту человека. Ницше приходит к выводу, что «древнейший союз» произошёл от чувства удовольствия. В наиболее примитивной форме оно есть уже даже у животных. Так, например, они испытывают удовольствие от игры друг с другом. «Затем, - продолжает рассуждать Ницше,- надо вспомнить о половых отношениях, которые делают каждую самку интересной для каждого самца в отношении удовольствия, и обратно». На уровне человеческих отношений рассматриваемое чувство улучшает людей. «Однородные проявления удовольствия возбуждают фантазию сочувствия, сознание одинаковости людей, тот же эффект производят общие страдания, одни и те же непогоды, опасности, враги. На этом создаётся древнейший союз между людьми; смысл его сводится к общему устранению или противодействию грозящей опасности в интересах отдельного человека».

Стремление людей к общности Ницше называет социальным инстинктом. Как было нами отмечено, последний не является чем-то данным человеку от природы, а возникает в результате получения индивидуумом удовольствия из общения с себе подобными. Здесь, по нашему мнению, Ницше выступает против понимания Аристотелем человека как существа общественного априори, а также против причисления им варваров и рабов к людям с неразвитой человеческой природой. Поскольку варвары и рабы имели хоть какое-то отношение к союзам (в широком смысле этого слова у Ницше), то среди них уже был выработан социальный инстинкт. Другое дело, по мнению Ницше, что рабы - необходимое условие существования высшей культуры. Однако оговаривается мыслитель, социальный инстинкт развит не у всех людей, поэтому умение жить в одиночестве является характеристикой не только животных и богов, но и философов.

Вскоре после своего образования, община, по представлениям Ницше, всё больше подчиняет интересы отдельных людей и путём принуждения вводит обычаи, традиции и нравственные законы. У индивидуума в этом случае вновь срабатывает «чувство удовлетворения жизнью», поскольку это позволяет ему существовать во враждебном мире.

Община в отношении своих членов, по Ницше, действует как заимодавец со своими должниками. «Живёшь в общине, пользуешься преимуществами коллектива (о, что за преимущества! Нынче мы недооцениваем их временами), влачишь своё существование под сенью защиты и попечения, в мире и доверии, не обременяя себя заботами о неминуемых убытках и нападках, которым подвержен человек вовне, находясь «вне закона», - немец понимает, что должно было означать первоначально слово «Elend», elend, - именно на фоне этих убытков и нападок закладываешь себя общине и связываешь себя обязательствами перед ней». Таким образом, Ницше связывает этимологию немецких слов «Elend» (жалкое состояние, беда, нищета) и «elend» (подлый, презренный; плохой, плачевный) с существовавшими некогда общинными отношениями, где благодаря этим понятиям навязывалась воля большинства.

В случае непослушания общине, человек из неё изгоняется «в дикое и внезаконное состояние». Здесь, с нашей точки зрения, Ницше уловил сущность родовых отношений, выразив свои мысли довольно оригинальной аналогией. О стремлении общины оградить себя от дурного влияния нарушителей обычая, а также наказании изгнанием свидетельствуют некоторые этнографические исследования. Вот, например, как описывает известный антрополог Гиллин реакцию одного племени, жизнь которого он изучал, на поведение своих членов, противившихся обычаям: «Время от времени какой-нибудь член группы приобретал среди своих соплеменников дурную репутацию... Люди поселения проведут с ним сначала беседу, но если он не сделает ничего, чтобы исправиться в их глазах, ему посоветуют уйти под страхом того, что иначе условия его жизни станут для него весьма малоприятными. Если он будет упорствовать и захочет остаться, то он обнаружит вскоре, что он и его семья стали социальными париями... Короче, он потеряет все преимущества коллективной жизни...».

Другим человеческим качеством, на котором зиждилась община, по мнению Ницше, был «страх одиночества». «Быть одному, чувствовать в одиночку, не повиноваться, не повелевать, представлять собой индивидуум - это было тогда не удовольствием, а карой. К «индивидууму» приговаривались».

В то время, когда не существовало государства как института, организующего общество, подчинение обычаю и традиции, уже имевшее место, расценивалось как высшее благо. Оценка каждого человека себя исходила из его «несвободы действия», «чем более выговаривался в поступках стадный инстинкт, а не личное чувство...».

В общине складываются, таким образом, определённая оценка и иерархия человеческих стремлений и поступков, которые позволяют «древнейшему союзу» сохранить себя, то есть возникает мораль.

Итак, Ницше не считал, что в догосударственном состоянии человек обладал «свободой воли», напротив, она приравнивалась к нечистой совести. Положение мыслителя о том, что в первобытном обществе не существовало «свободы воли» - один из редких случаев, где Ницше не опровергает Гегеля. Однако он не соглашается с мнением последнего, что человеческая «свобода воли» существует лишь в государстве. Таковой нет и в государстве, ибо оно, как субъект, наделённый волей к власти, не заинтересовано в обеспечении «свободы воли».

Община, по мнению Ницше, была формой организации людей «основанной на кровном родстве». Она имеет свою знать, которая создаёт обычаи, традиции и законы, а также понятия «хорошо» и «плохо», вместе с их «коренной психологической тягой к учреждению табелей о рангах». Общины со временем объединяются в более крупные образования - племена. И рода (общины), и племена имеют свои божества, что также способствует единению людей. Однако Ницше совсем не поднимает вопроса об организации управления в общине, а также, утверждая существование знати и простых общинников, не характеризует эти слои. Нам ясно только, что среди знатных мыслитель выделяет две группы: благородных по происхождению и богатых.

Порядкам общины, с точки зрения Ницше, подчиняется основная масса людей, но «отдельный человек в состоянии, предшествующем государству, может ради устрашения вести себя сурово и жестоко в отношении других существ, чтобы такими устрашающими знаками своего могущества обеспечить своё существование». Ницше приходит к выводу о том, что неравенство было уже в догосударственном состоянии. Оно проявлялось не только в суровом поведении сильнейших рода, но и в существующих «договорных отношениях между заимодавцем и должником».

Здесь мыслитель вплотную подходит к своей теории происхождения государства. В работах позднего периода, в отличие от раннего творчества, Ницше не рассматривает вопроса о существовании определённой формы организации общества при переходе от общинного строя к государственному. Однако мыслитель упоминает о «первоначальном основателе государства, который подчиняет себе более слабых», на что имеет право. На основании этого мы можем предположить о неизменности взглядов Ницше относительно «праобраза государства». Но в отличие от ранних произведений мыслитель не утверждает, что человек вообще, и древний грек, в частности, a priori наделён государственным инстинктом. Ницше говорит уже о социальном инстинкте, сложившемся в результате опыта общения. Анализируя взгляды философа на догосударственные формы организации общества, мы можем отметить, что Ницше отнюдь не идеализирует их. Мыслитель характеризует это время как тяжёлое, когда человек, получая удовольствие от общения, боясь одиночества и внешнего мира, вынужден был объединиться в рода и племена.

Процесс общественного объединения завершился, по мнению Ницше, насильственно, образованием государства. Он пишет: «Какая-то стая белокурых хищников, раса покорителей и господ, которая, обладая военной организованностью и организаторской способностью, без малейших колебаний налагала свои страшные лапы на, должно быть, чудовищно превосходящее её по численности, но всё ещё бесформенное, всё ещё бродяжное население. Так вот и затевается государство на земле...». Поэтому возникшее государство, с точки зрения Ницше, было, в сущности, тиранией, неким «раздавливающим и беспощадным машинным устройством», которое порабощало и нивелировало завоёванные народы и стада.

Таким образом, Ницше идею о насильственном возникновении греческого полиса, высказанную ещё в ранних своих произведениях, в позднем своём творчестве считает верной применительно к происхождению любого государства.

Здесь, на наш взгляд, заметно влияние теории Платона, согласно которой государство было образовано благодаря завоеванию кочевниками или охотниками оседлого населения. Известный философ К. Поппер утверждал, что эта теория «впервые (если не принимать в расчёт некоторых замечаний, сделанных Макиавелли) была повторена Юмом, критиковавшим историческую версию теории общественного договора». Что же пишет Юм?

Он утверждает: «Почти все правительства, которые существуют в настоящее время или о которых осталось какое-либо упоминание в истории, были первоначально основаны в результате или узурпации, или завоевания, или сочетания того и другого без какой-либо видимости справедливого соглашения или добровольного подчинения народа». Юм отмечает, что «человеку искусному и предприимчивому... часто не трудно..., применяя жестокость или ложные посулы, установить власть над людьми, количество которых в сотни раз превышает число его сторонников... Так возникло множество государств, и в этом состоит их первоначальный договор, которым они так любят хвалиться». К. Поппер упрекает Ницше за то, что он, высказывая идеи о происхождении государства, не ссылается на Юма.

Однако, по нашему мнению, Ницше скорее мог заимствовать идею о насильственном происхождении государства у Платона, поскольку последнего Ницше изучил довольно глубоко. Более того, идею о происхождении греческого полиса мыслитель высказал в своих ранних произведениях, когда он был знаком с трудами Платона, но ещё не читал Юма.

Причину избрания Ницше именно этой теории К. Поппер видит в том, что Ницше «нравятся эти белокурые бестии». С нашей же точки зрения, это вызвано тем, что учение о насильственном происхождении государства наибольшим образом вписывалась в рамки его философской концепции, а также было обоснованием необходимости существования кастового общества - конструктивного начала аристократической утопии Ницше.

Для подтверждения своей точки зрения философ обращается к критике договорных теорий, «томные грёзы» которых «отжили уже свой век».

Ницше, на наш взгляд, имеет в виду не только Руссо, как утверждает С.Ф. Одуев, но и других сторонников названной теории: Спинозу, Локка и Гоббса. С теориями Гуго Гроция и Гольбаха, он, по всей видимости, не был знаком, так как об этих мыслителях Ницше не упоминает в своих произведениях ни разу.

Согласно договорной теории, государство было образовано волеизъявлением свободных и независимых индивидов с целью обеспечить соблюдение их неотъемлемых прав и защитить их жизнь, свободу и частную собственность. Причины заключения общественного договора вышеназванные мыслители называли разные.

Наибольшим уважением у Ницше среди сторонников договорной теории пользовался Бенедикт (Барух) Спиноза, которого он называл не иначе как «гений знания». По мнению Спинозы, в естественном состоянии все люди равны в том, что они имеют право на всё в зависимости от своего произвола и желания. Но до образования государства фактический объём прав каждого человека зависит от величины его могущества (умственного и физического).

В естественном состоянии люди не могут достигнуть своих желаний и безопасного существования, так как они руководствуются только своими желаниями. Поэтому выбирается наименьшее зло - общественный договор, который приводит к возникновению «гражданского состояния». «Всеобщий закон человеческой природы таков, - считает Спиноза, - что никто не пренебрегает чем-либо, что считает за благо, разве только в надежде на большее благо или из-за страха перед большим вредом, и не переносит какого- либо зла, кроме как во избежание большего или в надежде на большее благо. Это значит, что каждый изберёт из двух благ то, которое он считает большим, а из двух зол то, которое кажется ему меньшим». В оценке государства как наименьшего из возможных зол Ницше поддерживает Спинозу.

По мнению Гоббса, человек - существо от природы злое, поэтому естественное состояние характеризуется им формулой «bellum omnium contra omnes» (война всех против всех). Заключив договор, люди тем самым оградили себя от посягательств друг друга. В позднем своём творчестве Ницше уже не утверждает о наличии у людей политического (государственного) инстинкта, в основе которого лежит вышеназванная формула Гоббса. Инстинкт атональности, бывший ранее этапом развития государственного инстинкта после образования полиса, теперь философ относит к качествам господ, к проявлению «воли к власти».

В отличие от Гоббса Локк считал, что государство не акт проявления крайней необходимости, поскольку в естественном состоянии жизнь людей была довольно упорядоченной, а поступок разумный, связанный с целью сочетания интересов людей.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


О некоторых вопросах развития современной демократии в России
Влияние естественно-правовых идей Локка на французских просветителей
Идеальный правитель в понимании Цицерона
Причины германского и советского тоталитаризма
Западный консерватизм сегодня (неоконсерватизм)
Вернуться к списку публикаций