2011-10-25 06:48:50
ГлавнаяПолитология — Демократический политический режим



Демократический политический режим


С середины 70-х годов 20 столетия, с развертывания революционного движения в странах Южной Европы - Греции, Испании, Португалии против господствующих там авторитарных режимов начинается своего рода демократическая волна, охватывающая всю планету. Период с конца 80-х до начала 90-х годов ознаменовался дальнейшей экспансией демократических режимов в связи с осуществлением политических преобразований в Восточной Европе и СССР. Таким образом, в конце двадцатого века демократические режимы приходят на смену тоталитарным и авторитарным. Мир захвачен демократическими переменами.

В настоящее время редко можно встретить какой-либо другой термин, который использовался бы столь часто, как «демократия». Демократия, по образному выражению Ш. Деббаша, стала «престижным понятием». «Демократия - это политический идеал, который каждый режим эксплуатирует по своему усмотрению», считает другой западный ученый М. Агопьян. При этом само понятие демократии, демократического режима, вопреки (или, наоборот, благодаря) своей распространенности, отнюдь не отличается ясностью формулировок. Еще Г. Кельзен утверждал, что в 19 и 20 столетиях, став господствующим всюду, лозунгом, слово «демократия» утратило четко очерченное и твердое содержание.

Демократический режим, получивший сегодня столь широкое признание в мире, вместе с тем продолжает оставаться одним из тех явлений, которые при ближайшем рассмотрении оказываются не достаточно понятными. Мы оказываемся перед лицом чего-то вроде бы многократно описанного, но по-прежнему весьма дискуссионного. Наряду с традиционной интерпретацией демократии как определенной формы правления, организации государства и типа политического режима ученые и политики предлагают бесчисленные варианты «классических» и новых ее дефиниций.

Бесконечные изменения содержания этих определений породили ироническое выражение: «демократия означает хорошее общество». Свой вклад в этот стиль внес и известный ученый Дж. Сартори, определивший демократию как «высокопарное название того, чего нет».

Что же понимается под демократией? Назовем наиболее общие, «энциклопедические» определения демократии. В «Философской энциклопедии» указывается, что термин «демократия» употребляется «1) для обозначения народовластия, «2) для характеристики государства, которое отличается рядом юридических признаков (признаком воли большинства в качестве источника власти и декларирование свободы и равноправия граждан), 3) как синоним прав и свобод человека».

Более объемным и более конкретным с точки зрения политического содержания представляется определение демократии в Большой Советской Энциклопедии, где она определяется как «форма политической организации общества, основанная на признании народа в качестве источника власти, на его праве участвовать в решении государственных дел и наделении граждан достаточно широким кругом прав и свобод».

Рассматриваемый термин происходит от греческого слова Demokratia, состоящего, в свою очередь, из двух слов demos - народ и kratos - власть, правление. Опираясь на это, можно вывести следующую формулу демократии: «Политическая власть народа, осуществляемая большинством, уважающим право меньшинства проявлять свое несогласие» или лаконичнее - «власть большинства, уважающая права меньшинства». Демократия - это всегда политическая власть большинства над всем народом и это всегда уважение мнения меньшинства и его права на оппозицию. Пожалуй, наиболее емкое определение демократии дал известный американский политический деятель Авраам Линкольн: «...Правление народа, народом и для народа». И, тем не менее, необходимо заметить, что история политических учений дает широкий разброс мнений в определении демократии, и каждый мыслитель вкладывает в это понятие собственное толкование. В научной литературе существуют два наиболее общих подхода в трактовке демократического режима: плюралистический и элитарный. Сторонники первого варианта рассматривают демократию как политический механизм, регулирующий взаимодействие между конфликтующими интересами путем предоставления различным социальным группам законного доступа к «принятию решений». В рамках - второго демократия рассматривается как политический процесс, обеспечивающий осуществление демократических принципов отбора и функционирования политической элиты.

Исходя из вышеназванных подходов, можно выделить четыре основных концепции демократического режима: 1) плюрализм; 2) демократический элитизм; 3) неоэлитизм; леворадикальная концепция «правящего класса».

Плюралисты защищают тезис о «дисперсии» власти в политической системе между «заинтересованными группами», законодательные, правительственные и судебные органы рассматриваются как особые группы, обладающие специальными функциями (Д. Трумэн, Е. Латхэм, Р.Даль).

В концепции «демократического элитизма» признается элитарный характер политической власти в условиях демократического режима и утверждается, что принципы демократии обеспечиваются в результате открытой конкуренции элит, добивающихся поддержки различных социальных групп и возможности для оппозиционных групп оспаривать поведение правительства (Р. Престес).

Неоэлитистская интерпретация демократии опирается на тезис, согласно которому «правящая элита» более последовательна, рациональна и активна в осуществлении идеалов демократического режима, чем широкие массы общества. Так, политологи Т. Дай и X. Цайглер пишут: «Наша теория утверждает, что элиты отличаются от масс не только по своим социо-экономическим характеристикам, но и по своим установкам и ценностям. Именно элиты осуществляют наибольшую поддержку принципам и верованиям, лежащим в основе демократической политической системы».

В отличие от «неоэлитизма» представители леворадикальной концепции «правящего класса» (Р. Миллс, У. Домхофф, Р. Янг) негативно оценивают роль высших слоев социально-политической иерархии. Захват «правящим классом» контроля над важнейшими областями экономической, социальной и политической жизни рассматривается ими как главная причина упадка демократии.

Нам представляется, что для определения сущности и форм демократического режима методологически оправданным будет выявление его общих признаков. Однако необходимо отметить, что «попытка выделить предельно общие признаки и институты демократии вообще не может не привести к весьма сухим абстракциям, но, не начав с них, нельзя перейти к более содержательным, более конкретным понятиям».

Итак, на наш взгляд, к числу основных признаков демократического режима можно отнести следующие:

1. Свободные и регулярные выборы.

«...Демократия покоится на принципе, согласно которому правительство может считаться законным только тогда, когда его власть и назначение обеспечивается согласием управляемых... Оно вправе осуществлять только такую власть, выполнять только такие функции, на которые народ дает свое согласие. А народ не дает его раз и навсегда, ибо дарование согласия есть непрерывный процесс. Более того, согласие задумано... как активное одобрение. Для того чтобы правительство функционировало на этой основе... существуют определенные институты». А именно, свободные и регулярные выборы, которые предполагают, по крайней мере, три условия - свободу выдвижения кандидатур будущих избранников как следствие свободы образования и функционирования партий; свободу избирательного права, то есть всеобщее и равное избирательное право по принципу «один человек - один голос»; свободу голосования, понимаемую как тайное голосование и равенство всех в получении информации и возможности вести пропаганду и агитацию в пользу того или иного кандидата во время избирательной кампании. Демократический режим может быть определен как режим, приобретающий свою легитимность от народа с помощью выборов. Избранный лидер, даже если он получил подавляющее большинство голосов избирателей, не может приостановить свободные выборы. Как только встает вопрос о продлении полномочий избранного лица, какими бы серьезными ни были обоснования необходимости этого, проблематичной становится и сама демократия, ибо в демократическом режиме легитимность власти нуждается в периодическом подтверждении. Это же подчеркивает и Ф. Лово в своей работе «Ведущие современные демократии», когда пишет, что демократия - это такой «институциональный режим, при котором назначение руководителей осуществляется на ограниченный срок мирным способом в результате выборов, регулярно проводимых на конкурентной основе».

2. Функционирование государственного механизма на основе принципа разделения властей.

Функционирующая при демократическом режиме государственная система строится в соответствии с теорией разделения властей, согласно которой государственная власть понимается как совокупность осуществляемых государственными органами независимо друг от друга властных функций (законодательной, исполнительной и судебной). Эта теория презюмирует, что, будучи разделенными и наделенными конкретными полномочиями, эти органы будут как бы взаимно уравновешивать, и сдерживать друг друга и ни один из них не сможет узурпировать власть в государстве. Кроме независимости судебной власти, данная концепция долгое время основывалась на признании самостоятельности законодательной и исполнительной властей. Современное понимание разделения властей и системы сдержек и противовесов, думается, шире этой классической схемы. Это связано с тем, что появление партийных систем изменило ситуацию: когда одна партия одновременно контролирует парламентское большинство и правительство, принцип разделения властей обращается в символ. Подобное может происходить, например, в парламентской республике, где партия получившая большинство голосов на парламентских выборах, затем формирует и правительство. Разделение властей между законодательными и исполнительными органами в данном случае не существует, так как фракция парламентского большинства и правительство теснейшим образом связаны друг с другом. Происходит структурно-функциональное «сращивание» законодательной и исполнительной структур в одну законодательно-исполнительную или «партийную» власть. В таком «государстве партий» образуется «партийная власть», в рамках которой практически невозможно различить интересы законодательной и исполнительной властей. Но необходимое условие демократии - это отсутствие монополии любого политического органа на власть. Таким образом, функцию разделения властей принимает на себя разграничение между парламентским большинством и оппозицией, а в федеральных и децентрализованных государствах роль контрвласти по отношению к центру выполняет власть субъектов федерации или регионов. Разделение властей складывается одновременно как бы из трех основных измерений: горизонтального, вертикального и партийного. Горизонтальная структура распределяет государственно-властные полномочия между законодательной, исполнительной и судебной сферами деятельности. Вертикальная определяет компетенцию и взаимосвязи высших центральных органов государства, органов субъектов федерации (или среднего звена административно-территориального деления в унитарных государствах) и местных органов власти. Система же партийных сдержек и противовесов, отражает соотношение сил между правящей партией и оппозицией.

3. Правовое государство.

Данное понятие еще во второй половине 19 века получило широкое распространение в ряде европейских стран, в том числе в России. В начале нынешнего века в России вышел целый ряд работ, специально посвященных правовому государству, появились его достаточно строгие научные определения, мало, чем отличающиеся от его современных трактовок. Правовым государством, писал, например, В.М. Гессен, «называется государство, которое признает обязательную силу всех тех законов и юридических норм, которые издаются как легислатурами, так и правительствами (в пределах отведенной им компетенции), связано и ограничено правом, стоит под правом, а не вне его и не над ним. Из сказанного вытекает с несомненностью не только признание прав личности, но и их надежная гарантированность». В современной научной литературе правовое государство в самой общей форме определяется как государство, ограниченное в своих действиях правом, защищающим свободу, безопасность и достоинство личности и подчиняющее власть воле суверенного народа. Однако отдельные дефиниции не в состоянии раскрыть все богатство содержания понятия правового государства. Поэтому представляется целесообразным более детально проанализировать его основополагающие признаки. По этому вопросу существуют различные точки зрения. Так, В.А. Четвернин (вслед за В.С. Нерсесянцем) выделяет три отличительных признака или три основных компонента правовой государственности. Первый признак - верховенство правовых законов и среди них основного закона - конституции, второй - формально-юридические гарантии свободы, самостоятельности и собственности, гарантии не только для индивидов, но и для коллективов, ибо в современном обществе человек удовлетворяет свои интересы и реализует свободу, вступая в различные ассоциации. К числу формально-юридических гарантий относятся, прежде всего, права и свободы человека и гражданина, а также иные субъективные права индивидов и ассоциаций, вытекающие из конституции и законов. Третий признак правового государства - система институциональных гарантий свободы. На наш взгляд, более обоснованными являются западные, особенно англо- американские концепции правового государства, в которых права человека обычно рассматриваются как его (государства) главный компонент, движущее начало и высшая цель. По своему замыслу правовое государство призвано уважать, защищать и гарантировать права человека, служащие важнейшим естественным ограничителем его компетенций и вмешательства в дела общества.

Обобщая опыт возникновения и развития различных правовых государств и существующие в научной литературе их различные определения, можно выделить следующие общие признаки правового государства:

1. Приоритёт прав и свобод человека над законами государства, наличие отлаженного, несложного и легкодоступного юридического механизма практической реализации конституционных прав и свобод граждан и их защиты. Это означает, что государство, в том числе его высшие законодательные и исполнительные органы не вправе нарушать основополагающие права граждан. Причем самим правам человека придается статус естественных, неотъемлемых и священных.

2. Равноправие всех граждан, всеобщность права, его распространение на все население государства, его организации и учреждения, в том числе сами органы государственной власти.

3. Наличие независимого правосудия, выступающего высшим арбитром и гарантом соблюдения прав человека и законов государства гражданами, государственными и общественными службами, организациями и учреждениями.

4. Приоритет в государственном регулировании общественных отношений и процессов следующего принципа: в правовом государстве по отношению к гражданам действует правило «разрешено все то, что не запрещено законом». Государство же обязано действовать в пределах дозволенного, в рамках установленных законом полномочий.

5. Свобода и права других людей как важнейший или даже единственный ограничитель прав индивида. Правовое государство не означает абсолютной свободы личности. Свобода каждого заканчивается там и тогда, где и когда нарушается свобода других.

6. Строгое соответствие текущего законодательства конституционному, нормам международного права, практическое обеспечение верховенства закона по отношению к подзаконным нормативным актам.

7. Наличие отработанных демократических процедур участия граждан в правотворческом процессе.

8. Наличие совершенного юридического механизма разрешения спорных и конфликтных ситуаций между субъектами права на всех уровнях политической, государственной и социальной структуры.

9. Высокий уровень правовых знаний и правовой культуры граждан страны.

Следует заметить, что существующее в науке определение правового государства через ограничение власти законом, включающее верховенство закона, в качестве основного признака, является спорным. Государство законности может быть и полицейским государством. Господство права, а не закона, верховенство не просто закона, а правового закона - только с этих позиций можно говорить о правовом государстве.

4. Политический плюрализм.

В общепринятом смысле политический плюрализм означает состояние соперничества множества относительно независимых, автономных социальных групп и их организаций в борьбе за власть либо влияние на власть, рассеивание власти между многими конкурирующими силами, отсутствие единого и общепризнанного центра власти. В условиях политического плюрализма ни одна группа или организация не имеет и не претендует на монополию власти. При демократическом режиме, главная обязанность большинства - уважение к оппозиции, ее праву на свободную критику и праву сменить, по итогам новых выборов, бывшее большинство у власти. Ганс Кельзен обосновывал необходимость политического плюрализма в демократическом государстве, следующим образом, так как «нет достоверного знания о том, что представляет собой общее благо или общие интересы, то удельный вес практически всех суждений одинаков при принятии решений. Единственное правило, которое имеет значение в данном случае - это правило большинства. Но и у большинства нет достоверного суждения об общем благе, поэтому необходимо предусмотреть возможность замены одного большинства другим. Отсюда выводится возможность обоснования периодической сменяемости инстанций и лиц, принимающих решения, касающиеся общего блага».

4.1. Признаком политического плюрализма считается наличие политической оппозиции. В современной литературе присутствует несколько определений понятия «политическая оппозиция». Так, В.П. Макаренко рассматривает это явление через призму политических институтов и определяет как «общественные движения и партии, которые действуют организованно (явно или скрыто) и стремятся взять власть из рук правящей партии и передать ее в руки другой политической силы». Сторонники другой точки зрения рассматривают оппозицию как «противодействие, сопротивление, противопоставление своих взглядов и политики каким-либо другим взглядам и политике». На наш взгляд, и та, и другая формулировка не охватывает всех характеристик исследуемого явления. Первая, безусловно, сужает сферу деятельности политической оппозиции, не объясняет существования такой ее разновидности, как оппозиция внутрипартийная. Вторая - не дает представления о субъектах оппозиционной деятельности. Думается, односторонности можно избежать, если трактовать политическую оппозицию в следующих основных значениях: 1) как выступление против мнения большинства в политике, противопоставление своей политики официальному курсу; 2) как группу лиц или партий, выступающих вразрез с мнением большинства или господствующим мнением в законодательных, партийных или иных структурах. Следовательно, оппозицию можно рассматривать: 1. Как определенные критические по отношению к власти настроения. 2. Как политический институт. В первом случае условием оппозиции является само человеческое общество. Общество состоит из множества различных социальных групп, со специфическими материальными и духовными интересами, которые преломляются и требуют выражения в политической сфере. Именно несовпадение, а нередко и столкновение специфических социальных интересов составляет почву для политического плюрализма. В идеальном смысле возможен консенсус всех основных групп и организаций общества, и в таком случае почва для оппозиции отсутствует. Однако практически никогда не бывает согласия по. всем вопросам, ибо сталкиваются интересы разных страт, ищущие политического выражения и защиты. Во втором случае следует выделить целый комплекс условий, которые наиболее полно рассматривает американский политолог Р. Даль. В политической сфере такими условиями, по его мнению, являются следующие: «1) широко распространенное сегодня и близкое к универсальному избирательное право; 2) право участвовать в общественных делах; 3) справедливо организованные выборы, в которых исключено всякое насилие или принуждение; 4) надежно защищенная свобода выражения своего мнения, включающая критику правительства, режима, общества, господствующей идеологии и т.д.; 5) существование альтернативных и часто конкурирующих между собой источников информации и убеждений, выведенных из-под правительственного контроля; 6) высокая степень свободы в создании относительно автономных и самых разнообразных организаций, включая, что особенно важно, оппозиционные политические партии; 7) относительно высокая зависимость правительства от избирателей и результатов выборов».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Что является предметом политологии
Гражданское общество и модернизация России
Понятие и истоки русского политического консерватизма
Коррупция как элемент социально-политической жизни
Демократический политический режим
Вернуться к списку публикаций