2011-10-25 05:17:18
ГлавнаяПолитология — Легитимация и легализация политического режима



Легитимация и легализация политического режима


Проблема легализации и легитимации политической власти в настоящее время вызывает немало споров среди юристов, социологов, философов и политологов. Еще большее значение данная тема приобретает в условиях переходных состояний, политической нестабильности, смены политического режима. Это относится и к современной России. Многие поворотные события последних лет в нашей стране (октябрьские события в Москве 1993 года, ставшие результатом противоречий между законодательной и исполнительной ветвями власти, каждая из которых заявляла о своей исключительной легитимности; Договор об общественном согласии 1994г.; неоднозначное отношение к чеченской войне 1994-95г.г. и др.) остро ставят в обществе вопрос о политическом режиме, его легальности и легитимности, т.е. юридической обоснованности, с одной стороны, и справедливости, признании, поддержке его населением - с другой. Существует и теоретическая неясность: в работах юристов, политологов, политических деятелей термины «легализация» и «легитимация» нередко употребляются в неверных значениях.

Все это указывает на актуальность и особую значимость данной проблемы, и позволяет разобраться в функционировании базовых процессов, составляющих основу власти, политического режима и государственности в целом. Поэтому закономерно то, что объектом нашего исследования в данной статье будут являться отношения между обществом и властью, между индивидом и политическим режимом. В этой связи предметом изучения является легальность и легитимность политической власти и процесс легитимации политического режима, как феномены политико-правовой действительности.

В первую очередь, мы попытаемся рассмотреть основные теоретические истоки концепции легитимности политического режима.

Основное, базисное, фундаментальное обоснование рассматриваемые категории получили в трудах немецкого политолога, социолога, юриста М. Вебера.

Он первым в двадцатом веке создал научную теорию легитимности, которая не утратила своей актуальности и сейчас, хотя некоторые ее положения в настоящее время переосмысливаются и дополняются.

Остановимся на кратком изложении его концепции. По мнению М. Вебера, значимость социального порядка, как «степень вероятности фактической ориентации социальных действий индивидов на их представление о правомерности и законности, предъявляемых им требований» составляет содержание понятия «легитимность». С его точки зрения, понятие «легитимность как раз и применяется для характеристики социального порядка, обладающего престижем, в силу которого он диктует индивидам, включенным в него, обязательные требования и устанавливает образец поведения». Это так называемая «эмпирическая» легитимность социального порядка, связанная с. его фактической «значимостью» для социального поведения людей (в отличие от нормативной (легальности), характеризующейся его формальным соответствиям законам страны)». Следовательно, по утверждению М. Вебера, различия между властью и господством, как правильно замечает Р. Арон, заключается в том, «что в первом случае приказ не есть законная необходимость, а подчинение - необязательный долг, тогда как во втором случае подчинение основано на признаний приказа теми, кто ему подчиняется».

М. Вебер различает три «чистых» типа легитимного господства в зависимости от трех основных (возможных) «мотивов уступчивости», повиновения. По его мнению «сущность легитимности выражается в том, что все те, кто находится у власти, ожидают полного повиновения их приказам, а те, кто повинуется, что приказ будет иметь тот характер, какой ими, повинующимися, ожидается». Исходя из этих методологических позиций, М. Вебер анализирует типы легитимного господства власти в политической системе общества.

Первый тип - традиционная легитимация, то есть господство на основе традиционного авторитета. Такое господство основано на уважении к традициям, вере в святость и справедливость древних установлений, в то, что власть выражает «дух народа», соответствует его обычаям, отразившимся в качестве стереотипов сознания и поведения. Традиционная легитимация связана с долговременной практикой ее существования в том или ином государстве.

Второй тип - харизматическая легитимация («харизма» в переводе с греческого божественный дар). Под харизмой понимается качество личности, признаваемое необычайным, благодаря которому она оценивается как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими, или, по меньшей мере, специфическими особыми силами и свойствами, не доступными другим людям. Харизматическое господство основано на вере в личные качества вождя, его особые способности, его исключительное предназначение. Этот тип легитимации не связан с разумом, разумными суждениями и. логическими умозаключениями. Харизматическая легитимность опирается на чувства, это сенсорная по своему характеру легитимность.

Третий тип - рациональная легитимация, то есть господство, основанное на воспринятом умом убеждении в целесообразности и оправданности существующего режима, законов, принятых в данном обществе для руководства им, вере в функциональную компетентность руководителя государства. Здесь в качестве мотива подчинения выступают соображения интереса. При таком типе господства индивиды подчиняются не личности, а установленным законам: им подчиняются и управляемые и управляющие, то есть правовое, рациональное начало - это принцип, лежащий в основе данной легитимации.

Очевидно, что М. Вебер классифицирует типы легитимности, исходя из субъективного отношения людей к существующей в данном обществе власти.

Сравнивания вышеназванные типы легитимного господства, М. Вебер замечает, что наибольшей легитимирующей силой обладают харизматический и традиционный типы, но они же и более авторитарны, чем легальный.

Завершая рассмотрение веберовской концепции легитимности, хотелось бы отметить следующее. Во-первых, М. Вебер впервые создал целостную и систематизированную концепцию данного феномена, обратил внимание на его значение в достижение социального порядка и стабильности политического режима. Во-вторых, анализируя данный феномен, он по правильному замечанию Р.П. Шпаковой, показал, что категория «легитимность» воплощает спектр эмоционально-рациональных отношений к власти от «упования на вождя» до сухого подчинения безличному закону». Однако, как обоснованно отмечает та же Р.П. Шпакова, рассматривать сегодня легитимность власти только в ключе методологии М. Вебера явно недостаточно. Этой же точки зрения придерживается и М. Доган, говоря, что «веберовская типология непосредственно не отражает взаимосвязи легитимности и демократии», «оказывается в некотором роде анахронизмом... больше не годится для исследования современных режимов, поскольку сегодня немногие из них построены на основе традиционной власти, а харизматический тип становится чрезвычайно редким».

Дальнейшее развитие теории легитимности политических режимов, ее качественно новое исследование связано с созданием теории политической системы на основе методологии системного анализа и в частности структурного функционализма (так называемый функциональный методологический подход). Представители функционального подхода Т. Парсонс, Д. Истон, С. Липсет и др. исходят из того, что элементы политического и социального взаимодействия необходимо рассматривать системно.

Хорошо иллюстрирует сказанное теория общества, предлагаемая Т. Парсонсом. По его мнению, как система общество состоит из четырех подсистем (каждая из которых выполняет свою определенную функцию), таких как:

а) экономическая;

б) политическая;

в) правовая;

г) культурная.

В этой связи его концепция легитимности опирается на анализ именно системы культуры. Среди заслуг такой интерпретации легитимности, можно назвать следующие.

Во-первых, Т. Парсонс уделяет большое внимание и значение культурной системе, которая имеет, по его мнению, наибольшие влияние на социальные действия, мотивацию поведения человека. Во-вторых, нельзя не согласиться с его мнением о том, что именно ценностные образцы и эталоны играют непосредственную институционализирующую роль в процессе легитимации политического режима, стимулируют участие граждан в жизнедеятельности политической системе, ведут к их согласию с требования власти.

Другой представитель функционального подхода С. Липсет создал концепцию легитимности, которая носит большой инструментальный характер, так как раскрывает функциональные особенности легитимности, способы ее достижения. С. Липсет определяет «легитимность», как «способность системы формировать и поддерживать у людей убеждения в том, что существующие политические институты являются наилучшими для данного общества». При этом он подчеркивает, что она носит оценочный характер и связана с ценностными установками людей.

Таким образом, по мнению С. Липсета, лояльность по отношению к системе культивируется путем внедрения в сознание различных социальных групп убеждения в том, что политический режим представляет собой наилучшее средство для достижения их целей.

На основе методологии системного анализа к данной проблеме также подходит другой представитель структурного функционализма Д. Истон. В рамках его теории политической системы происходит исследование характера взаимодействия политического режима и его окружения, а также анализ взаимодействия индивидов и социальных групп внутри самой политической системы. Согласно Д. Истону, политический режим и окружающая его среда активно взаимодействуют друг с другом. Любой режим нуждается в поддержке, которая может выражаться в самых разных формах: в участии граждан в политической жизни, в их уважении к власти, в исполнение ими принимаемых ею законов. То есть, поддержка утверждает оправданность существования политического режима, а значит и веру в его легитимность. По Истону, «легитимность выражает тот факт, что индивид в явной или неявной форме воспринимает политический объект, как соответствующий его собственным моральным принципам, а его субъективные ощущения истинного и справедливого совпадают с истинным и справедливым в политической сфере». Думается, что под «поддержкой» необходимо понимать проявления лояльного отношения к политическому режиму, через стремление совершить желательное действие (с точки зрения власти) и (или) воздержаться от нежелательного. В свою очередь, поддержка, на наш взгляд, является результатом процесса легитимации, который предшествует первой. Через поддержку со стороны населения легитимность становится очевидной, выражается в практической деятельности субъектов.

Д. Истон, в зависимости от объекта, времени, содержания, различает следующие типы легитимности:

1. «Диффузную». Она характеризуется общей, фундаментальной, долговременной поддержкой идей и наиболее важных принципов функционирования политического режима независимо от результатов его деятельности:

2. «Специфическую». Ее особенность состоит в ориентированности на результат, кратковременности, и, в основном, сознательном характере поддержки политического режима и способов его деятельности.

Следующим нововведением Д. Истона стало выделение типов, источников и объектов легитимности политической власти. Считая основными источниками легитимности идеологию, структуру и личные качества, он выделил и основные типы легитимности:

1. Идеологический. Основывается на ценностях и нормах, которые разделяет политический режим и которыми он руководствуется. Следовательно, чем больше граждан разделяют ценности и нормы режима, тем большей легитимностью он обладает, и наоборот.

2. Структурный. В основе его лежит убежденность граждан в «ценности» данного политического режима, характера распределения властных полномочий, отношений между ветвями власти.

3. Персональный. В основе его лежат убеждения граждан в обоснованности возложенных на конкретное лицо выполняемых им властных функций, в соответствии личностных характеристик политического деятеля требованиям, возлагаемых на него властью. Данный тип легитимности персонифицирует власть, придает ей большую эмоциональную окраску.

Таким образом, необходимо отметить, что развитие концепции легитимности политического режима в рамках структурно функционального подхода позволяет выявить и проанализировать динамику этого сложного процесса, понять закономерности и на их основе создать целостное представление о данном феномене.

Немалый интерес для данного исследования представляет отечественная научная мысль конца 19 - начала 20 вв., которую отличает повышенное внимание к проблемам кризиса политического режима. Особенно ценно обращение к творчеству такого философа как И.А. Ильин.

Идеи нравственного осознания власти наиболее полно и концептуально изложены в философии власти И.А. Ильина- автора многочисленных и глубоких работ в области общественно-политической мысли конца 19 - начала 20 века; одного из наиболее цитируемых сейчас русских философов.

По мнению И.А. Ильина, власть правомерна тогда, когда получает правовые санкции не только в виде позитивного закона, но и в виде признающего этот закон правосознания субъектов права. Важным условием признания права, по его словам, является способность гражданина к свободной лояльности, которая состоит в том, «чтобы добровольно вменять себе законы своего государства, стараться верно, понимать их и повиноваться им по чувству свободно признанной обязанности». В «современной политической науке обязательство людей добровольно подчиняться законной и признаваемой ими власти как раз, и определяется термином «легитимность», который понимается, как «адекватность власти историческому опыту народа, его традициям и умонастроениям». Роль же главного источника и гаранта легитимности, по мнению И.А. Ильина, выполняет сознание народа, поэтому процесс легитимации является не столько правовым, сколько психологическим процессом, аргументации и утверждения власти в сознании и поведении человека и общества.

Рассмотренные выше философские и политические взгляды И.А. Ильина позволяют заключить, что в России в начале 20 века наукой были сформулированы те описательные характеристики власти, которые затем в западной политической науке нашли свое отражение, в частности, в теории легитимности политического режима в качестве основных признаков и компонентов этого понятия.

В науке существует множество различных классификаций легитимности власти, опирающихся на различные основания. Данный процесс типологии призван упорядочить теоретические представления о явлении легитимности, показать функционирование и протекание процесса легитимации, проследить его внутреннюю динамику. Поэтому можно выделить следующие виды легитимности:

1. По мотивам подчинения, «уступчивости» (М. Вебер): а) легально-рациональная; б) традиционная; в) харизматическая.

2. По источнику и объекту легитимации (Д. Истон): а) идеологическая; б) структурная; в) персональная.

3. По характеру поддержки со стороны населения (Д. Истон): а) диффузная; б) специфическая.

4. По субъекту легитимации (О.А. Широков): а) народная (со стороны населения); б) внешняя (со стороны иностранных государств); в) «для себя» (уверенность власти в собственных силах, оправданности своих решений и деятельности).

5. По объему и полноте процесса легитимации (Матузов Н.И., Малько А.В.): а) минимальная; б) максимальная.

6. По степени реализации, воплощенности (Матузов Н.И., Малько А.В.): а) реальная; б) желаемая.

7. Связанная с факторами, определяющими отношение «приказание - подчинение» (Ж.-Л. Шабо):

а) демократическая (соответствие власти волеизъявлению управляемых);

б) технократическая (сообразность власти со способностями правителей; способность доступа к власти и содержание процесса ее осуществления).

8. Связанная с рамками политического действия (Ж.-Л. Шабо):

а) идеологическая (обоснование власти через соотнесение ее с субъективными представлениями людей о желаемом социальном порядке);

б) онтологическая (устанавливается соответствие власти с «космическим порядком», включающим и социальный порядок, который ощущается человеком врожденно, как упорядоченность бытия).

9. Связанная с особенностями согласия управляемых подчинятся (Д. Хелд):

а) согласие под угрозой насилия; б) легитимность в силу традиции; в) согласие в силу апатии; г) прагматическое подчинение (т.е. поддержка ради личной выгоды); д) инструментальная легитимность (согласие, поскольку данный режим может служить инструментом реализации идеи общего блага); е) нормативное согласие; ж) идеальное нормативное согласие.


Таковы наиболее часто встречающиеся в научной литературе типологии легитимности. На наш взгляд, такое разнообразие классификаций, связано с тем, что общепризнанная дихотомия легитимный - нелегитимный является недостаточной для анализа весьма разнообразной политической реальности. Поэтому в последнее время все чаще предпринимаются попытки со стороны исследователей определять степень легитимности. В этом случае в целях сравнительного анализа политические режимы выстраиваются по воображаемой оси от минимума к максимуму, то есть от осознанной нелегитимности до полного массового одобрения. Но поскольку полная поддержка, равно как и чистое насильственное правление на практике встречаются чрезвычайно редко, то фиксирование крайностей служит главным образом задачам построения теоретической модели.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Массовые ценности, политическая ориентация и взаимоотношения с властью российских избирателей
Общности и политика - социально-философские аспекты политизации
Авторитарный политический режим
О сущности российского государства
Государственный режим
Вернуться к списку публикаций