2011-10-25 02:47:38
ГлавнаяПолитология — Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима



Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима


Центральным пунктом при рассмотрении такой категории как «политический режим» является понятие власти. Оно дает ключ к пониманию наиболее значимых политических институтов, существующих в том или ином обществе. Выяснение вопроса о характере власти имеет важнейшее значение для исследования природы политики, государства, политического режима. В настоящее время существует огромная научная литература по вопросам теории власти. Несмотря на это, понятие власти, а также вопрос о ее природе в конкретных государствах остаются дискуссионными.

Отечественными и зарубежными авторами уделяется значительное внимание вопросам места и роли власти в политическом режиме. Нередко подчеркивается при этом, что вопросы власти (в том числе участие в ее осуществлении, меры учета ею интересов различных классов и социальных слоев) всегда являются ключевыми в политическом режиме, не без оснований указывается и на то, что социальная природа власти является главным критерием для типологии политических режимов. Вполне резонно констатируется, что существование и деятельность любого политического режима неразрывно связаны с вопросами власти.

Так, М. Дюверже, констатируя факт существования власти во всех человеческих обществах, предлагает, прежде всего, обращать внимание на то, посредством каких практических методов эта власть заставляет себя уважать и какими средствами она добивается повиновения.

Немецкие политологи В. Абендрот и К. Ленк считают, что при изучении политической власти речь должна идти, прежде всего, об анализе условий ее осуществления, конкретных форм проявления, действующих тенденции развития. По их мнению, предметом исследования должны быть, прежде всего, отношения между политической властью и обществом, институциональные устремления политической власти в системе публичного господства, особенно в современном государстве.

Рассмотренное таким образом понятие власти оказывается типологически близким понятию политического режима. Различие заключается лишь в том, что режим - это всегда организация власти в масштабах всего человеческого общества, ее структурирование в определенных целях и с использованием специфических методов. Поэтому, на наш взгляд, составной частью данной работы должно стать сопоставление, интересующей нас категории с таким, получившим распространение понятием, как «власть».

Первое, что выходит на передний план при анализе понятия власти, - это использование его в очень широком смысле, и в обыденной речи, и в художественной, и в научной литературе. Имеется много определений власти: юристы и политологи говорят о политической и государственной власти, естествоиспытатели - о власти физических законов, о власти человека над природой (хотя такое воздействие осуществляется лишь в определенных границах), философы - о власти объективных законов общества, социологи - о власти общественного мнения, экономисты - о власти хозяйственной, психологи - о власти человека над самим собой (подразумевая под ней самообладание, способность контролировать свои поступки), филологи - о власти правил орфографии, родители - о семейной власти, и т.п. В сфере научного употребления этого понятия можно выделить шесть направлений:

1) бихевиористские (оценивающие власть как особый тип поведения, изменяющий поведение других);

2) телеологические (характеризующие власть как достижение определенных целей);

3) инструменталистские (рассматривающие власть как возможность использования определенных средств, в частности насилия);

4) структуралистские (считающие власть отношением особого рода между управляющим и управляемым);

5) конфликтные (сводящие власть к возможностям принятия ею решений, регулирующих распределение благ в конфликтных ситуациях);

6) определяющие власть как влияние, оказываемое на других.

Понятие «власть» в силу такой широкой трактовки и неоднозначной смысловой интерпретации оказывается полисемантичным, приобретает емкое содержание и большое количество опенков и нюансов. Однако нас интересует не понятие власти в столь широком значении, а ее социальная, политическая и государственная характеристика.

В зарубежной научной литературе существует множество определений термина «власть». Так, Г. Лассуэлл определяет власть как участие в принятии решений, когда политика других действующих лиц подвергается влиянию угрозы или фактического применения санкций или лишений. По мнению К. Дойча, обладать властью - значит «заставлять окружение или других людей уступать». П. Блау, считает, что власть - это «способность людей или группы людей навязать свою волю другим, несмотря на сопротивление, посредством устрашения либо в форме регулярно выдаваемых наград, либо в форме наказаний в той степени, в какой первые, так же как и последние, составляют фактически негативную санкцию».

Недостатком всех вышеприведенных определений, на наш взгляд, является то, что в них по существу, обходится вопрос о социальной природе власти, а также как правило, не проводится четкого различия между властью вообще и властью политической.

В отечественной науке также уделялось достаточное внимание проблемам определения понятия «власть». Типичными являются следующие дефиниции. Так, С.А. Егоров отмечает то обстоятельство, что «политическая власть характеризуется как определяемое сущностью социально-экономической структуры общества волевое отношение между классами, социальными группами и индивидами. Она выражается в реальной способности определенного класса, группы или индивида проводить свою волю посредством, если это необходимо, особой системы средств политического и государственно-правового воздействия, принуждения и подчинения». Ф.М. Бурлацкий и А.А. Галкин определяют государственную власть как форму «общественной власти, которая имеет классовый характер, опирается на специальный аппарат принуждения и располагает монопольным правом издавать законы и другие распоряжения, обязательные для всего населения».

Для советской научной мысли было всегда характерно определение социальной природы власти при помощи сугубо классового подхода и выяснения вопроса о том, в интересах какого класса осуществляется распределение политической власти и само властвование в обществе.

На наш взгляд, анализируя данную категорию, в первую очередь необходимо рассмотреть соотношение таких понятий как «влияние», «воздействие», с одной стороны и «общественная власть», с другой. Западные ученые нередко не проводят достаточно четких различий между ними. Такой концепции, сводящей власть к влиянию, придерживается, например, американский политолог Г. Саймон, использующий эти понятия как синонимы. Еще более крайнюю позицию занимает французский политолог Г. Бержерон, который решительно возражает против использования термина «власть», предлагая заменить его понятием контроля.

Также очень часто в трактовке западных политологов и социологов власть предстает, прежде всего, как универсальное явление, в одинаковой степени присущее животному миру и человеческому обществу. Например, французский социолог М. Марсаль пишет, что «власть не есть факт специфически человеческий, она имеет предпосылки и корни в биологической структуре, которая является общей у нас и животных». А. Поз, анализируя понятие «власть», приходит к выводу, что основа власти заключена в природе человека как биологического существа. Б. де Жувенель категорически заявляет, что «власть есть для нас факт природы». М. Дюверже находит проявления власти не только у животных, но и у насекомых. Он рассматривает власть как феномен естественный, связанный с природой человека.

На наш взгляд, когда западные авторы отождествляют понятия «власть» и «влияние», видят власть в отношениях между животными, они смешивают разные явления. Влияние, как и власть, вызывает определенную психологическую реакцию, влечет за собой в какой-то мере отношения зависимости, но в данном случае такое воздействие обусловлено природными или иными ценностными качествами явления, особыми свойствами людей (например, красота, физическая сила), а не принудительно (хотя и в разных формах) обеспечиваемыми отношениями подчинения.

Влияние может быть охарактеризовано и как авторитет, под которым понимают признаваемое окружающими за определенным лицом достоинство, преимущество в суждениях, знаниях о чем-либо. Мнение такой личности признается за истинное, без предъявления доказательств и без критики. Порождаемая подчиненность при этом не носит насильственного характера. Как справедливо отмечает польский автор Л. Лустач, в отличие от власти влияние не определяет желаемое поведение, а является лишь одним из побудительных мотивов поведения. Такие мотивы обычно действуют стихийно, не включают момент осознания их как власти. Общественная власть, существующая в человеческих коллективах, принципиально отличается от доминирования среди животных. Власть в человеческом обществе включает элемент осознания. Волевой характер отношений, проистекающий из того, что они складываются между субъектами, наделенными сознанием и волей (лицами, коллективами, социальными общностями), - характерная черта власти среди людей. Необходимо признать справедливым утверждение В.Е. Чиркина, что «всякая общественная власть есть «присвоение» чужой воли».

Понятие «власть», и это следует особо подчеркнуть и выделить, применимо только к отношениям между людьми, в качестве объекта и субъекта власти может выступать лишь человеческая личность, социальные группы или организации людей, обладающие сознанием и волей.

Решая вопрос о субъектах власти, французский социолог Ж. Ломм совершенно обоснованно утверждает, что они в качестве неотъемлемого признака должны обладать сознанием и волей, т.е. «осознанной способностью детерминировать поведение других». Соответственно объектом власти также могут быть лишь люди, обладающие сознанием и волей и способные адекватно реагировать на распоряжения, исходящие от субъекта власти. При этом по нашему мнению, объект власти, как обладающую сознанием и волей сторону властных отношений, к которой адресуется власть, следует отличать от предмета властных отношений, по поводу которого они складываются.

Одним из наиболее общих признаков власти является то, что она носит общественный характер. Разумеется, этой чертой обладают и другие социальные явления, и на первый взгляд может показаться, что выделение данного признака мало что дает в научном плане для понимания сущности и природы власти. Однако рассмотрение природы власти в данном аспекте принципиально важно в качестве отправной предпосылки познания специфики властных отношений.

«Власть,- как справедливо утверждает политолог Ж. Бюрдо, - есть социальный феномен в первую очередь по двум основаниям. С одной стороны, она не может зародиться вне общества, поскольку не может проявляться иначе как посредством социальных отношений, с другой стороны, без власти, действительно деятельной, общество есть неподвижное тело, неспособное удовлетворять своему назначению, которое есть постоянное действие», «власть и общество рождаются вместе».

Ни одна человеческая ассоциация не существует без той или иной формы власти. Ее присутствие мы видим на всех уровнях отношений между людьми и их объединениями, начиная от межличностных и кончая межгосударственными. История не дает нам примеров человеческих общежитий, которые обходились бы вовсе без власти. Сколько существует человеческое общество; столько существует и власть.

«Социальная власть возникает вместе с человеческим обществом, является его неотъемлемым и необходимым элементом». Нет общества без власти. В любом коллективе, в любой совместно действующей общности людей возникает потребность в управлении, в согласовании их деятельности, воздействии на их поведение. А это значит, что управляющий должен обладать способностью подчинить управляемых своей воле. Эта реальная способность и называется властью.

В основе общественной власти лежит существование определенных социальных общностей, групп, объединений людей. Такая власть возникает в самых разных коллективах: общественных организациях, религиозных сектах, монашеских орденах и т.д. Необходимость социальной власти в различных человеческих сообществах проистекает из их совместной осознанной деятельности, что предполагает необходимость регулирования поведения, установления определенного порядка взаимоотношений людей в коллективе и коллективов между собой.

Однако не всякое волевое отношение является источником социальной власти. Простая зависимость одного лица от другого еще не может быть охарактеризована как проявление социальной власти. Поэтому не может быть принято определение, которое дает социальной власти английский социолог Д. Уинтер, характеризуя ее как ситуацию, «когда одно или более лиц оказывают влияние на поведение или эмоции другого лица или лиц». Аналогичными являются взгляды американского политолога Р. Кларка, который утверждает, что общественная власть - это «способность одного лица влиять, оформлять или изменять поведение другого».

Отношения власти не есть просто отношения зависимости, власть - это специфическая разновидность общественного взаимодействия людей, специфическое отношение, при котором одна сторона определяет, детерминирует поведение другой. Таким образом, способность определяющего воздействия является одним из наиболее общих признаков власти.

«Следует напомнить, - пишет М. Дюверже, - что под отношением власти подразумевается отношение неравенства, при котором один или несколько людей господствуют над другими и подчиняют их более или менее своей воле». Поэтому, в неразрывной связи с властью находятся такие ее проявления как принуждение и убеждение. Власть, по М. Дюверже, обязательно содержит два элемента. С одной стороны, «это принуждение, с другой убеждение, вера со стороны подчиняющихся, что такое подчинение похвально, справедливо, законно. При отсутствии первого элемента о власти не может быть и речи». Властная воля может осуществляться людьми, которым она адресована, добровольно, в силу осознания ими необходимости и целесообразности подчинения, или принудительно, когда такое-подчинение отсутствует. Возможность применить принуждение, как нам представляется, необходимо рассматривать в качестве общего признака власти. «Принуждение один из наиболее существенных признаков любой власти, элемент ее содержания. Всякая общественная власть, именно власть как таковая, немыслима без принуждения». Только в соединение с силой воля властвующих становится общезначимой, обязательной для всех граждан. «Сила материализует власть». Общественная власть всегда, хотя бы потенциально, содержит элемент принуждения, обусловленный необходимостью управления совместной деятельностью людей. Оно используется в целях обеспечения реального исполнения требований власти. «Власть, замечает по этому поводу польский политолог Е. Вятр, - это возможность приказывать, когда тот, кому приказывают, обязан повиноваться».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Понятие, признаки и разновидности власти как основы политического режима
Особенности германского и советского тоталитаризма
Понятие политического режима
Структурные элементы политической системы современной России
Критерии типологии политических режимов
Вернуться к списку публикаций