2012-08-26 13:57:51
ГлавнаяЛитература — Концепция свободы в песнях тюремно-лагерной тематики B.C. Высоцкого



Концепция свободы в песнях тюремно-лагерной тематики B.C. Высоцкого


Функционирование тюремных мотивов в песне социально-бытового содержания

Тюремно-лагерная тема стала для Высоцкого целым этапом в его творческой биографии, но тюремные мотивы проявляются и в песнях социально-бытового, нормативно-общественного содержания. По меткому замечанию Н.Г. Колошук, «Высоцкий не расстался со своими тюремно-лагерными мотивами потому, что в отечественной истории и литературе они были непременным атрибутом важнейших для него экзистенциальных тем: свобода, смерть, преодоление общественного гнета, отчаяние, преследование личности и т. д.».

Так, например, в песне «Вот — главный вход, но только вот...» (зима 1966/67) поэтом обрисовывается оспаривание героем, казалось бы, обычной, обыденной нормы общественного поведения: выходить и входить нужно через дверь. Жизнь по этой норме становится для героя внутренней «тюрьмой». В данной песне эта норма поставлена на одну ступень со своей противоположностью, в ней сталкиваются норма и антинорма человеческого поведения. С нормой связывается принадлежность к обществу «обезличенных» людей, для которых существует одно понятие «все» вопреки понятию «Я» каждого отдельного человека. Антинорма предполагает своего носителя, который противостоит общей массе «всех» и отстаивает свою собственную личностную позицию, свое право поступать «не как все».

Наличие двух противопоставленных начал предполагает зарождение конфликта между ними. В рассматриваемой нами песне конфликт выглядит следующим образом: «все» ↔ «Я». Уже в первой строфе произведения этот конфликт всплывает при сопоставлении «всех» и «Я». Все входят через главный вход, однако герой делает это через черный ход, а выходить старается в окна. Как и в рассмотренных нами ранее песнях, на лексическом уровне эффект противоречия усиливаются повторяющимися противительными союзами «а» и «но». Они обладают смысловой насыщенностью, акцентируя своим существованием обозначенное противоречие.

Однако данными составляющими конфликт не исчерпывается. При дальнейшем рассмотрении произведения высвечиваются и другие его грани. Для более наглядного отображения восприятия представим конфликт в схематическом изображении:

Высоцкий

Не так парадоксально то, что герой входит через «черный ход», как то, что он «выходить старается в окна». Это вызывает в какой-то степени смех. И не случайно. Смех этот функционален.

Д.С. Лихачев, отвечая на вопрос «Что такое ’’смеховой мир?”», отметил, что смех «показывает бессмысленность и нелепость существующих в социальном мире отношений: отношений причинно-следственных, отношений, осмысляющих существующие явления, условностей человеческого поведения и жизни общества». Он «отвергает неравенство социальных отношений и отвергает социальные законы, ведущие к этому неравенству, показывает их несправедливость и случайность...». Но, «разрушая, он строит нечто свое: (...) мир свободы от условностей, а потому в какой-то мере желанный и беспечный. Психологически смех снимает с человека «обязанность вести себя по существующим в данном обществе нормам - хотя бы на время». Д.С. Лихачев отмечает также, что смеховой мир, и в отдельные эпохи и у отдельных народов различный. И у Высоцкого смех свой, не похожий на других. В песне «Вот — главный вход, но только вот...» смех призван разрушить стереотип массового поведения, в частности, норму входить в дом через дверь, противопоставив ей свою норму, личную, индивидуальную. Тем самым поэт создает свой мир, свою культуру, противоположную по своим принципам существующей в окружающем мире. Главной ценностью этого «своего» мира выступает свобода проявления сущности каждого отдельного человека, свобода выбора своего существования.

Появившись в начале произведения, к его концу смех постепенно исчезает. Этот момент иллюстрирует разрушение созданного героем «своего» мира. Разрушение смехового пространства ведет к разрушению «Я» героя. В конце песни в полную силу звучит отчаяние и грусть, пришедшие на смену смеху.

В то же время смех призван обострить описываемую ситуацию, придать ей максимальную полноту и достоверность. Герой, напоминающий шукшинских чудиков, выходящий в окна, вызывает смех, но этот смех добрый, одобрительный. Недаром в IV строфе герой назван «всенародно прославленным»: именно народу присуще это умение смеяться в лицо судьбе. Смех как бы одобряет то, что герой противостоит всему окружающему, он «защищает» героя, смягчает ситуацию, создает «свою» действительность, построенную на законах свободы. Этот смех помогает герою жить по-своему, не отчаиваться, видеть во всем не только плохие, но и хорошие стороны. Пока есть этот смех над собой и над окружающими, — герой жив и индивидуален. Как только он исчезает (VII строфа), герой становится «как все», теряет свою индивидуальность и, в конечном итоге, погружается «в бездну отчаянья», вызванную неизбежностью примирения со всеобщим порядком.

Как видим, перед нами снова герой, живущий в своей системе координат, которая противоречит всему существующему. Даже самые обычные бытовые вещи он «старается» переиначить на свой лад. Это свидетельствует об огромной силе воли, порождающей потребность свободы, желания проявлять свободу каждого отдельного «Я» человека везде, всегда и во всем. Основное ядро философского потенциала данного произведения сосредоточено вокруг проблемы свободы воли героя как способности проявлять свою волю, способности к самоопределению в своих действиях, а также вокруг проблемы воли. Сила сопротивления героя социальным стандартам поведения позволяет говорить о его волевых качествах. Свобода в данной ситуации - ее двигатель, идея, ради которой субъект идет наперекор обществу, проявляя свою волю и свободу воли.

Система ценностей мира, созданная героем в данном произведении, строится на оппозиции к существующим мировым укладам. Как было отмечено выше, главный принцип в создаваемом героем мире - принцип свободы. Но обратим внимание на другой немаловажный момент. В песне упоминаются два социальных слоя: правоохранительные органы и народ. Первый противостоит герою, символизирует собой официоз, определенный закон, норму, порядок. В ее глазах герой - правонарушитель. Это сила, противостоящая герою и вызывающая у него отторжение. Другой слой - народ - это, напротив, положительная сила, к ней герой причисляет себя самого, и все его взгляды в адрес существующего социального уклада якобы одобряются народом. Об этом свидетельствует краткое, но емкое по смыслу, выражение «всенародно прославленный». Таким образом, вырисовывается неявная, скрытая оппозиция, заложенная в ткани всей песни: официальные (государственные) блюстители порядка (милиция) ↔ народ и герой. Видимо, принцип жизни народа считается героем соответствующим в какой-то степени принципам истинной жизни человека, не зависящей от господствующей идеологии.

Можно было бы предположить, что если герой так рьяно пытается противостоять всему окружающему, то он сам — идеал и призывает людей стремиться к собственным нормам. Однако это совсем не так: герой сам не идеален («Хоть бывал и хуже я сам...»), у него есть свои отрицательные и положительные стороны, свои слабости и достоинства. И призывает он всех людей не к достижению его собственных целей (в этом случае получилось бы просто перетягивание каната на свою сторону, и герой просто занял бы позицию официоза), а к достижению каждым отдельным человеком состояния свободы, в котором человек и является во всей своей сущности. По сути дела, герой никому не мешает тем, что он выходит в окно, как говорит он сам, «Не вгоняю я в гроб никого», но тем не менее он вызывает отторжение у официальных блюстителей порядка - у милиционеров. И в III строфе ситуация доходит до полного абсурда:

И, плюнув в пьяное мурло

И обвязав лицо портьерой,

Я вышел прямо сквозь стекло —

В объятья к милиционеру.


Оскорбленный «непониманием» окружающих, с обострившимся чувством собственного достоинства, герой поступает еще абсурдней, стараясь обострить еще резче каждую деталь своего поступка, чтобы более четко подчеркнуть свое собственное «Я», свой отдельный мир, который нельзя подчинить общим правилам. Он плюется, ругается, обвязывает лицо немыслимой портьерой и, не открывая окно, разбивает стекло (что было совсем не обязательно) и выходит на улицу - «в объятья к милиционеру». Со стороны это выглядит глупо и даже смешно.

В этой строфе обозначается и другая черта, присущая герою-бунтарю, - открытость всему миру. Он не таится, не прячет, не бережет свои личные помыслы, а выставляет их напоказ, на всеобщее обозрение, доказывая свою обособленность от затверженных мнений и принципов. Он всегда и везде заявляет: вот я какой, не такой, как «все» и таким должен быть каждый человек - индивидуальным, уникальным. И от милиционера он не убегает, он выходит к нему «в объятья», но не покорно, а по-своему, с гордо поднятой головой. Образ милиционера не случайно появляется в песне. Милиционер - человек, действующий в соответствии с законом, занимающийся борьбой с преступностью и правонарушениями, охраной порядка. Он воплощает в себе норму, которой и противостоит герой. Он - конкретный носитель общего порядка. В песне милиционер выступает как ограничитель свободы героя, рассматривая его действия как правонарушение. С одной стороны, «окровавленность» героя - следствие того, что он разбил стекло, а с другой — еще одна деталь в обрисовке ситуации на уровне подтекста, еще одна характеристика самого героя: отстаивая свою позицию, свои «амбиции», он не щадит себя.

Попав в милицию, «окровавленный» герой получает наказание: сначала неофициальное — от «милиционеров», выступающих уже не в своих должностных полномочиях, а в своей человеческой сущности как ненавистники индивидуальности в человеке (избиение героя: «И, кулаками покарав / И попинав меня ногами...»), а потом официальное - штраф («Мне присудили крупный штраф — / За то, что я нахулиганил»). Все действия героя по защите своего «Я» обозначены милиционерами как хулиганство и ни что иное. Однако герой по-прежнему сопротивляется и считает себя «несправедливо наказанным». Все действия милиционеров в данной ситуации напоминают воспитательную ситуацию. Героя избили, считая что это повлияет на его дальнейшие поступки и исправит его теперешнее поведение. После этого воспитательного момента героя «перевязали» и «дали спать на диванчике». Но в следующей, VII строфе в поведении героя не обнаруживается положительных плодов такого воспитания: он просыпается и, не задумываясь (!), пытается выйти в окно. Этот момент свидетельствует о том, что невозможно воспитать в человеке отвращение или нежелание свободы, воспитание в данном случае бессильно. Свободу можно только ограничить. И в данном произведении свободу героя оградили «стальные прутья» на окне. Возникает образ тюрьмы. Но это уже не конкретная тюрьма, в которой отбывает срок герой, а особое состояние героя, в котором он находится, подчиняясь против своей воли требуемым от него нормам: «Встаю и, как всегда, — в окно, / Но на окне - стальные прутья!».

Окно в символике «выражает идею проникновения, возможности». У Высоцкого в данном контексте символ окна вбирает в себя общий смысл: содержит в себе возможность выхода в открытое пространство от неприемлемого существующего мирового порядка. Упоминание этого символа акцентирует дистанцию героя от «чужого» мира, его непринадлежность ему. В то же время, в семантике данного символа поэт привносит свои оттенки и новые грани смысла. Это своеобразная грань между свободой и несвободой, между уникальной человеческой индивидуальностью и нормальным общественным человеком. Как известно, уникальность выходит за рамки нормы и самими носителями этой нормы воспринимается как болезнь души, недостаток и т. п. Окно для героя Высоцкого становится символом выхода в свободный мир, символом преодоления чуждого герою устройства окружающей среды, символом существующей возможности жить свободно, никому не подчиняясь. И вот это окно, являющееся для героя символом свободы, собственной уникальности, неповторимости, оказывается для него закрытым, на нем стальные прутья. И, «ко всему подготовленный», герой не выдерживает такого сопротивления и отчаивается: «И меня - патентованного, / Ко всему подготовленного, — / Эти прутья печальные / Ввергли в бездну отчаянья». Отчаивается от непонимания окружающих, от осознания сущности той жизни, которая ему предстоит за «стальными прутьями», где герой будет таким, как «все». Обозначается распад «Я» героя, он постепенно становится одним из «всех», из той общей массы людей, где нет и не может быть никакой личной свободы, где все одинаковы, безвольны и бездушны.

Пережив глубокий душевный кризис, герой перестает сопротивляться ограничениям его свободы. Однако и это не дает ему покоя: он начинает сомневаться в себе самом: «А рано утром - верь не верь — /Я встал, от слабости шатаясь, — / И вышел в дверь - я вышел в дверь! — / С тех пор в себе я сомневаюсь». Осознание своей несвободы не может дать герою удовлетворения и покоя. Оно будет постоянно терзать его. И эти муки в конечном итоге приведут героя к новому бунту или же, наоборот, убьют в нем всякую личную инициативу, разрушат его «Я», он станет таким, «как все». Как видим, в данном контексте понятия «окно» и «дверь» противопоставлены друг другу, хотя в обыденной нашей жизни они так не воспринимаются. Это стало возможным благодаря способности поэтического текста создавать художественные образы в пределах определенного контекста. Окно здесь - символ свободы, дверь - символ ее ограничения.

В конце стихотворения смех покидает героя. Он становится замкнутым, неуверенным, сомневающимся, «чужим» даже для себя самого. Человек, лишенный свободы, — человек, лишенный главной идеи своей жизни, а значит, равнодушный и легко подчиняющийся. Он не может чему-либо или кому-либо противостоять, и, следовательно, он легче управляем.

В заключительной X строфе обозначаются характеристики мира, в котором нет свободы: «тишь и безветрие, / Чистота и симметрия». Это мир, который пытаются создать те, кто ограничивает героя. Эти характеристики противоположны тому миру, в котором герой ощущает себя свободным. В нем - всегда борьба и радость. Здесь же: «На душе моей - тягостно, / И живу я безрадостно». Однако то, что герой не ощущает себя счастливым в созданной среде, говорит о ее неестественности и неправильности. В ней человек теряет себя.


Солнышкина Елена Ивановна



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Эсхатологические мотивы современной мифологии в России конца ХХ - начала XXI веков
Роль избранных в установлении нового мира в эсхатологии
Герои и автор в кругу вопросов и ответов в романе «Война и мир»
Символика самолета, птицы и полета у В.С. Высоцкого в разработке проблемы свободы
Рациональное и эмоциональное в художественной мотивации поведения героев Ф.М. Достоевского
Вернуться к списку публикаций