2012-08-26 12:01:54
ГлавнаяЛитература — Семантика образов и мотивов, развивающих проблему свободы в песнях B.C. Высоцкого



Семантика образов и мотивов, развивающих проблему свободы в песнях B.C. Высоцкого


Судьба и свобода в художественном мире поэта

Понятия «судьба» и «свобода» не однозначны, однако они находятся в отношениях взаимозависимости, и степень этой зависимости определяется конкретной ситуацией. В поэтическом мире B.C. Высоцкого эти понятия соприкасаются теснейшим образом, создавая тем самым концепцию поэта относительно данной стороны действительности.

Наиболее наглядно, на наш взгляд, проблема взаимоотношений между этими понятиями прослеживается в таких произведениях поэта как «Песня микрофона» и «Кони привередливые».

Выделяя субъектов, действующих в «Песне микрофона» (1971), можно составить структурную схему, которая поможет выявить смысл песни; в каждой строфе будем отмечать действующего субъекта:

Песня микрофона

При количественном подсчете получаем следующие результаты: 4 строфы (включая рефрен как одну строфу) посвящены «Я»; 1 строфа - «Он», «Я»; 4 строфы - оппозиция «Я» ↔ «Он»; 2 строфы - «Я» ↔ «Другой». Итак, в песне 3 субъекта: «Я» ↔ «Он» ↔ «Другой». Опишем каждого из них в отдельности и во взаимоотношениях друг с другом. Как видим, лишь одна строфа не обнаруживает конфликта между «Я» и «Другим». Все остальное - острый конфликт, столкновение противоположных точек зрения. Это и определяет характер всего произведения.

«Я» - это собственно герой песни, микрофон. Его жизнь - «страдание» и «потакание» тому, кто в него поет (в нашей схеме это «Он»):

Я оглох от ударов ладоней,

I Я ослеп от улыбок певиц, -

Сколько лет я страдал от симфоний,

Потакал подражателям птиц!


Из приведенных строк вытекает, что «Я» несвободен. Вся жизнь «Я» - подчинена другому, «Я» вынужден повторять, усиливая, все то, что в него говорят, независимо от того, нравится это ему или нет. Мысль ограниченности свободы проходит через всю песню, вербализуясь в рефрене:

Сколько раз в меня шептали про луну,

Кто-то весело орал про тишину,

На пиле один играл - шею спиливал, -

А я усиливал,

усиливал,

усиливал ...

Такую свою зависимость и невозможность проявить свою волю сам герой объясняет следующим образом:

В чем угодно меня обвините –

Только против себя не пойдешь:

По профессии я - усилитель, -

Я страдал — но усиливал ложь.

Герой не может пойти против своей сущности, не может изменить себе, став «Другим». Возникает мотив судьбы, ведущей человека: герой не властен над судьбой.

Обратим внимание на словосочетания «сколько лет» и «сколько раз». Они создают ситуацию, постоянно и многократно повторявшуюся. И тем не менее герой не сумел пойти против судьбы, он всегда «потакал», хотя и «страдал» при этом. Но появляется «Он», тот, кто поет в микрофон, с ним «Я» связывает свои лучшие надежды:

II Стоп! Вот - тот, на кого я надеюсь,

Для кого я все муки стерпел.

Возможно, надежды героя («Я») связаны с верой в то, что на этот раз ему не придется «усиливать ложь», а, наоборот, он будет усиливать правду или же выскажет свою волю, а может быть, его воля совпадет с волей этого «Другого»?

IV и V строфы - характеристика героя («Я») и того, кто поет («Он») в сопоставлении:

На «низах» его голос утробен,

IV На «верхах» он подобен ножу, -

V Он покажет, на что он способен, -

VI Но и я кое-что покажу!


Он поет задыхаясь, с натугой -

VII Он устал, как солдат на плацу, -

VIII Я тянусь своей шеей упругой

К золотому от пота лицу.


И тут «Я» пытается пойти против того, что его не устраивает:

Только вдруг: «Человече, опомнись, -

VII Что поешь?! Отдохни - ты устал.

Это - патока, сладкая помесь!

Зал, скажи, чтобы он перестал!..».


Это протест. Микрофон взывает к совести поющего, апеллирует к залу. Но:

Все напрасно - чудес не бывает, -

VIII Я качаюсь, я еле стою, -

Он бальзамом мне горечь вливает

В микрофонную глотку мою.


И тогда внутренний протест реализуется в протесте-действии: от бессилия микрофон «застонал», от чего динамики «взвыли» и нарушили поток словесного бальзама и патоки, равнозначного в контексте сладкой лжи и лести. Но своеволие микрофона, его протест не остается безнаказанным. Его «умертвляют» и заменяют на другой:

Застонал я - динамики взвыли, -

Он сдавил мое горло рукой ...

Отвернули меня, умертвили —

Заменили меня на другой.

Появляется третье звено «Другой», который всеми будет восприниматься как равный «Я», хотя на самом деле «Я» и «Другой» прямо противоположны друг другу:

Тот, другой, - он все стерпит и примет, -

Он навинчен на шею мою.

Героя «Масок» тоже пытались заменить на другого. Почему? Ответ прост:

Нас всегда заменяют другими,

Чтобы мы не мешали вранью.

Того, кто пытается пойти против всех, согласно своей воле, всегда стараются заменить, чтобы он не портил общей картины действий. Так произошло и в «Песне микрофона», герой которой по профессии - «усилитель». И в тот момент, когда он попытался проявить свою волю, его отворачивают, умертвляют. «Я» - тот, кто «против всех», «не как все», «Другой» - тот, кто «как все». Выстраивается формула: того, кто «не как все» заменяют на такого, который «как все». По сути дела, для «Я» произошла большая трагедия - ему не дали возможности стать свободным.

...Мы в чехле очень тесно лежали –

Я, штатив и другой микрофон, -

И они мне, смеясь, рассказали,

Как он рад был, что я заменен.

«Он» остался доволен заменой «Я» на «Другого», так как «Другой» не «помешал вранью». Отсюда вытекает, что свобода - это Правда. Именно поэтому ее всячески пытаются подавлять в человеке. Ведь жить не по Правде намного легче.

Анализу песни «Кони привередливые» (1972) посвящена работа Н.М. Рудник, И. Захариева затрагивает ее в связи с проблемой хронотопа, С.М. Одинцова анализирует функционирование образа коня в тексте. Учитывая все эти исследования, следует, на наш взгляд, внести в интерпретацию данного произведения некоторые дополнения. В частности, его рассмотрение в плане соотношения в нем понятий судьбы и свободы.

Мотив свободы в песне «Кони привередливые» также тесно переплетается с мотивом судьбы и получает свое раскрытие через последнюю категорию. Герой борется не против рамок, выставляемых обществом, а с судьбой - стихийной силой, с которой человек не может совладать. Жизнь для героя песни - это жизнь на грани:

Вдоль обрыва, по-над пропастью, по самому по краю

Я коней своих нагайкою стегаю, погоняю ...

«Обрыв», «пропасть», «край» - все эти понятия обозначают последнюю опасную черту, которую можно незаметно перейти в порыве азарта, обрекая себя на верную гибель. Но именно такая позиция, такой стиль жизни оказывается единственно возможным для лирического героя.

Судьба предстает в образе коней, неудержимо несущих человека по жизни к этой самой «пропасти». Герой оказывается полностью под влиянием судьбы, Рока и не в силах ему противостоять; судьба владеет человеком, он не-свободен. Это уже другой ракурс рассмотрения мотива свободы.

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!

Вы тугую не слушайте плеть!

Но что-то кони мне попались привередливые —

И дожить не успел, мне допеть не успеть.

Автор отмечает, что не все люди правят одними и теми же конями. У каждого своя судьба. Для Высоцкого призыв «чуть помедленнее, кони» был криком предчувствия скорого конца. Поэт за свои 42 года успел пережить гораздо больше, чем обычно переживают люди этого возраста. Эта особенность кроется в складе его характера, а также в его Судьбе, предназначенной ему свыше как Поэту.

Но героя песни, которого в данном случае можно отождествить с автором, пугает не то, что он оказался под властью судьбы, сколько то, что он не «успеет дожить» и «допеть», то есть не успеет реализовать свою волю на Земле. Мотив реализации своей воли возникает наряду с мотивом свободы. Человек несвободен по отношению к судьбе, но он свободен (волен) в выборе образа своей жизни, в выборе ее целей и достижении этих целей. Так, можно говорить о свободе объективной, не зависящей от человека, свободе - судьбе, и о свободе субъективной, зависящей от самого человека и ни от кого больше. Человек свободен в выборе целей своей жизни и несвободен от Судьбы, которая несет его к «пропасти». Герой согласен, что не успел «дожить», но не согласен с тем, что не успеет «допеть»:

Но что-то кони мне попались привередливые –

Коль дожить не успел, так хотя бы - допеть!

«Допеть» означает реализовать себя, свою волю, достичь цели жизни. Герой согласен отказаться от жизни, но от достижения цели и смысла этой жизни он отказаться не может. За жизнь он держится потому, что только в ней возможна реализация его воли.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Символика самолета, птицы и полета у В.С. Высоцкого в разработке проблемы свободы
Герои и автор в кругу вопросов и ответов в романе «Война и мир»
О двух особенностях лирики Бродского
Русская поэзия «Серебряного века» в оценке Владимира Соловьева
Идеологическое содержание истории благодеяния «его превосходительства» в контексте романа «Бедные люди»
Вернуться к списку публикаций