2012-08-26 12:01:54
ГлавнаяЛитература — Семантика образов и мотивов, развивающих проблему свободы в песнях B.C. Высоцкого



Семантика образов и мотивов, развивающих проблему свободы в песнях B.C. Высоцкого


Образно-символическая семантика линии как основной преграды в творчестве поэта

Герой песни «Горизонт» (1971), как видно уже из первой строфы, - человек с конкретными потребностями и целями, которые он четко и бесповоротно поставил перед собой:

Ругайте же меня, позорьте и трезвоньте:

Мой финиш - горизонт, а лента — край земли, -

Я должен первым быть на горизонте!


В реальности эти цели вряд ли достижимы, и тем не менее герой идет против всех:

Условия пари одобрили не все -

И руки разбивали неохотно.

Такая решительная интонация и позиция героя раскрывает его сущность: перед нами человек, обладающий внутренней нравственной свободой. Он обладает ею постольку, поскольку сохраняет реальную возможность выбора. Кроме того, герой обладает огромной силой воли. Данная цель действия выбирается им не потому, что он хвастун, а потому, что она соответствует его принципам и нормам. Для него характерно переживание «я должен», а не «я хочу».

Правила пари прямолинейны:

Условье таково: чтоб ехать - по шоссе,

И только по шоссе - бесповоротно.

Ехать «бесповоротно», только «по шоссе» - значит, подчиниться существующему ходу вещей, отказаться от собственного выбора. И снова перед нами попытка ограничить сферы действия героя, поставить ему такие условия, при соблюдении которых он не сумеет достичь поставленных целей. Сначала герой все же пытается соблюдать главное условие пари:

Наматываю мили на кардан

И еду параллельно проводам...

Он едет прямо по шоссе, однако замечает, что, следуя правилам игры, он попадает в ловушку: его контролируют и пытаются мешать:

Но то и дело тень перед мотором –

То черный кот, то кто-то в чем-то черном.

Окружение лирического героя однолико и одноцветно: это тень, черный кот или кто-то в чем-то черном. Преобладание темных тонов представляет движение героя к горизонту как путь из мрака несвободы на свет свободы.

При отказе от собственной воли герой подчиняет себя судьбе, вынужден стать фаталистом: черный кот - плохая примета. Тот, кто верит в приметы, не живет своей волей, свободно, он полностью подчинен. Такая опасность возникает и перед героем песни. Кроме того, что герой четко определил свои цели, он способен реально взглянуть на сложившуюся ситуацию и оценить действия тех, кто настроен против него. Примечателен тот факт, что герой в этой гонке не имеет единомышленников. Все вокруг - его соперники. Их много и они олицетворяют собой унифицированную массу людей, пытающихся помешать лирическому герою вырваться из этой обезличенной массы.

Я знаю - мне не раз в колеса палки ткнут.

Догадываюсь, в чем и как меня обманут.

Я знаю, где мой бег с ухмылкой пресекут

И где через дорогу трос натянут.

Но все эти препятствия не пугают героя:

Но стрелки я топлю - на этих скоростях

Песчинка обретает силу пули, -

И я сжимаю руль до судорог в кистях -

Успеть, пока болты не затянули!

Проявляется, таким образом, позиция несмирения, нежелания подчиниться, отступить от собственных целей. Но что это?:

Наматываю мили на кардан

И еду вертикально проводам ...

Увидев несправедливость со стороны противника, герой отказывается от соблюдения правил игры. Теперь его уже ничто не может остановить. Он выбирает те способы, которые сам считает нужными и правильными. Он преодолевает все преграды и торжествует:

Я голой грудью рву натянутый канат, -

Я жив - снимите черные повязки!

Самое поразительное то, что в конечном итоге герой способен признать недостижимость поставленной перед собой цели, но она соответствует его принципам и нормам и не может быть другой ни при каких обстоятельствах!

Мой финиш - горизонт — по-прежнему далек,

Я ленту не порвал, но я покончил с тросом, -

Канат не пересек мой шейный позвонок,

Но из кустов стреляют по колесам.


Для чего же тогда вся эта затея? Зачем герой согласился на такое пари? Ответ - в устах самого героя:

Меня ведь не рубли на гонку завели, -

Меня просили: «Миг не проворонь ты –

Узнай, а есть предел - там, на краю земли,

И - можно ли раздвинуть горизонты?»

Разгадка в том, что герой согласился на пари не только из-за своих принципов и азарта, но и ради тех, кто «просил» его узнать - «можно ли раздвинуть горизонты». Это как раз тот момент, когда истинно свободная личность, обладающая силой воли, просто не может действовать по принципу «я хочу» / «я не хочу». Для такой личности в данном плане нет выбора. Она неизбежно действует по принципу должествования - «я должен». «Я должен», потому что я свободен. Герой вступает в игру для того, чтобы поддержать, не убить, оправдать веру людей в то, что «можно раздвинуть горизонты». Таким образом, песня обретает глубокий философский смысл. Помимо того, самим поведением на протяжении всей гонки он доказал возможность реализации метафоры «раздвинуть горизонты», он показал, что человек, обладающий сильным характером, крепкой волей, может стать свободным и выйти за рамки, навязываемые не-свободой. Последнее четверостишие может быть понято именно в таком ракурсе:

Наматываю мили на кардан

И пулю в скат влепить себе не дам.

Но тормоза отказывают, - кода! –

Я горизонт промахиваю с хода!

Герой все-таки «пересек горизонт», он проявил позицию сопротивления, не-смирения с окружающей средой, действуя в соответствии со своим мировоззрением. Внутренне герой достиг поставленной и требуемой от него цели. Внешняя ситуация - это реализация внутренних побуждений героя. Она - лишь фон для глубокой внутренней работы, которая совершается свободным человеком каждый момент его жизни. Весь смысл песни замечательно, на наш взгляд, обозначила Л.Я. Томенчук, назвав движущей силой финальной строки «освобожденную энергию движения — без запретов и следов». «Движение по жизни безусловно и неостановимо, оно - свойство жизни, в которой не может быть остановки как цели. Это и есть то новое знание о жизни, которое обретает герой в финале текста».

«Чужая колея» (1973), как и многие другие песни, аллегорична: колея подразумевает под собой проторенную общую дорогу жизни и отвергает индивидуальный путь. Перед нами вариант мотива «безвыходности, жизненного тупика, бессмысленного движения».

В центре песни - герой, пытающийся выбраться из «чужой колеи», то есть жить «не как все», своей жизнью.

Сам виноват - и слезы лью,

и охаю:

Попал в чужую колею

глубокую.

Как и в песне «Моя цыганская», где дорога жизни героя обставлена темным лесом и нет возможности свернуть с нее, в данной песне своеобразным пространственным ограничителем выступает определенная линия, «колея», из которой «не выбраться». Тот же мотив обнаруживается и в песне «Горизонт», где дорога жизни предлагается герою как дорога «по шоссе», «параллельно проводам». Но, как и во всех вышеперечисленных случаях, герой песни «Чужая колея» пытается найти свой путь, свою дорогу жизни, он пытается «выбраться» из навязанной колеи.

Герой обладает некой свободой, поскольку сохраняет реальную возможность выбора и предпочтения. Он сам выбирает свои цели, однако на пути к этим целям «попал в чужую колею».

Я цели намечал свои на выбор сам –

А вот теперь из колеи не выбраться.

Уже в самом начале песни возникает оппозиция «свое - чужое», которая получает свое развитие и разрешение на протяжении всей песни. «Чужое» обладает отрицательными характеристиками, это та колея, по которой герой вынужден ехать против своего желания. Однако не все так плохо в этой «чужой колее»:

Но почему неймется мне - нахальный я, -

Условья, в общем, в колее нормальные...

Сам себя герой упрекает в том, что ему «неймется» в этой колее, ведь условия там, в общем приличные:

Отказа нет в еде - питье

В уютной этой колее...

Даже эпитет, используемый для характеристики этой колеи - «уютная». Почему же она все-таки не устраивает героя? Да, условия в ней нормальные, сама она «уютная», но это не то, чего ищет герой, не то, чего требует его личность. Эти условия не соответствуют его принципам, ведь в колее герою предназначено движение только в одном направлении:

Желаешь двигаться вперед - пожалуйста!

Кроме того, попадание в эту общую колею грозит тем, что герой может стать «как все», то есть может потерять свою личную свободу:

И я живо себя убедил:

Не один я в нее угодил, -

Так держать — колесо в колесе! –

И доеду туда, куда все.

Герой не желает «доехать туда, куда все». Он хочет, реализовав свою личную волю, прийти к своему личному результату. А следование «по одной колее» кроит всех людей на один лад.

Но не только главный герой песни пытается вырваться из колеи, обнаруживаются попытки и других:

Вот кто-то крикнул сам не свой:

«А ну пусти!» -

И начал спорить с колеей по глупости.

Он в споре сжег запас до дна тепла души –

И полетели клапана

и вкладыши.

Сопротивление единому стандарту говорит о наличии в каждом человеке чувства свободы, однако не каждый способен проявить ее и отстоять. Так и в данном случае: «кто-то» пошел против колеи, против общего движения. При этом им руководила «глупость» и негодование («крикнул сам не свой»), а не упорство в достижении выбранной цели. В конечном итоге он сжег до дна запас «тепла души». Несмотря на то, что выбраться ему не удалось, своим сопротивлением и не-смирением он помог другим:

Но покорежил он края -

И шире стала колея.

Он не только подает пример к проявлению своеволия, после него становится проще маневрировать в ставшей шире колее.

Далее возникает ситуация, чем-то напоминающая случай с микрофоном в «Песне микрофона», когда того пытаются заменить на «Другого», чтобы не мешал вранью:

Вдруг его обрывается след ...

Чудака оттащили в кювет,

Чтоб не мог он нам, задним, мешать

По чужой колее проезжать.

В данном случае не происходит никакой замены на «Другого», просто этот «кто-то» убирается в сторону, чтобы «не мешать» общему движению. Но движение по общей колее чревато привыканием к ней: вот и самому герою песни надоело двигаться «как все»:

Вот и ко мне пришла беда -

стартер заел, -

Теперь уж это не езда,

а ерзанье.

И надо б выйти, подтолкнуть -

но прыти нет, -

Авось подъедет кто-нибудь

и вытянет.

Таким образом, движение по общей колее, «как все», опасно тем, что убивает в человеке волю, свободу воли. Вся надежда возлагается героем не на себя, а на другого, кто «подъедет» и «вытянет». Своя воля притупляется, а движение в одном направлении (против желания, воли движущегося) становится синонимом не-движения, статики. Двигаться «как все», значит, не двигаться вовсе, а стоять на месте в своем личном развитии. Однако и помощи ждать не от кого:

Напрасно жду подмоги я –

Чужая эта колея.

И герой осознает, что все взаимосвязано и взаимообусловлено:

Тем, что я ее сам углубил,

Я у задних надежду убил.

Не следует полагаться на «кого-то», нужно надеяться только на себя и действовать по своей воле. И, наконец, приходит «спасение», художественно воплощенное поэтом в силах Природы, для которой нет никаких других законов, кроме своих собственных:

Гляжу - размыли край ручьи весенние,

Там выезд есть из колеи - спасение!

Уже не сам герой (как это было в предыдущих песнях) при помощи своей воли находит выход из сложившейся ситуации, а на помощь приходит Природа. Замкнутое пространство - колея - разрывается, предлагая герою движение по «своей» колее, которая символизирует собственный неповторимый путь каждого отдельного человека. Герой принимает дар Природы:

Я грязью из-под шин плюю

В чужую эту колею.

И дает совет тем, кто «сзади» движется еще по этой «чужой колее»:

Эй вы, задние, делай как я!

Это значит - не надо за мной,

Колея эта - только моя,

Выбирайтесь своей колеей!

Смысл этого обращения заключается в том, что «задние» не должны ехать за героем, к тому «спасению», «выходу», который он нашел. Потому что это его собственный путь. Повторив его, другие отрекутся от своей свободы. Каждый должен найти свой путь и надеяться только на свои силы.

Ряд ученых-высоцковедов отмечают важность образа коня в поэтическом сознании Высоцкого. В песне «Бег иноходца» (1970) герой выступает в образе коня, пытающегося скакать иначе, не как все. Понятно, что и данный образ аллегоричен, он подразумевает под собой человека, пытающегося жить в противовес провозглашаемому временем единообразию и единомыслию:

Я скачу, но я скачу иначе, —

По камням, по лужам, по росе, -

Бег мой назван иноходью — значит:

По-другому, то есть - не как все.

Здесь в который раз находит подтверждение истина: каждому свое, не стоит, да и глупо кроить всех на один аршин. Конфликт на уровне абстракции предстает следующим образом: свобода несвобода и конкретизируется контекстом: бег иноходь, как все не как все, табун седло, узда, жокей конь, Я - Он. В самом конфликте и его модификациях обнажается, по справедливому замечанию исследователя, «убежденность в неприкосновенности своей воли».

Но не так просто, оказывается, вырваться из круга, выйти из подчинения. Лирический герой цитируемой песни, конь-иноходец, вдруг замечает, что он поневоле поддается воздействию седока, и, кроме того, выполняет его приказания!

Что со мной, что делаю, как смею –

Потакаю своему врагу!

Я собою просто не владею –

Я прийти не первым не могу!

Потеряв контроль над собой, иноходец тем самым позволяет «седоку» контролировать себя и ему остается:

Вышвырнуть жокея моего

И бежать, как будто в табуне, -

Под седлом, в узде, но - без него!

Оказывается, главное - «без него»: можно быть «под седлом, в узде» и в то же время сохранять свою позицию при условии, что нет того, кто контролирует, управляет. Вся беда исходит от него. Заметим, что тот, кто правит у Высоцкого обезличен. И «без него» герой может достичь определенных высот и результатов:

Я пришел, а он в хвосте плетется –

По камням, по лужам, по росе...

Последние заключительные строки создают парадоксальную ситуацию:

Я впервые не был иноходцем –

Я стремился выиграть, как все!

Что это? Победа стадного чувства? Думается, что нет. На наш взгляд, «как все» употребляется в данном случае Высоцким не в негативном значении, обозначая массовость и единообразие, а с положительным оттенком. «Как все» - значит, пытаться выразить все свои возможности, независимо от «седла», «узды», то есть максимально самовыразиться, показать свои истинные способности. Смысл жизни заключается в самовыражении, и «все» люди стремятся к тому, чтобы быть замеченными и оцененными. Таким образом, получается игра слов: «как все» - «не как все», где второе словосочетание употреблено в социальном аспекте, а первое - в аспекте природных потребностей человека. Высоцкий выводит антиномию между природой и социумом. То, что заложено природой, в социуме обернулось противоположной стороной. В чем причина? Почему так произошло? Потому что законы жизни людей в обществе отодвинули природные истины, заградили их своими бессмысленными, чуждыми человеческой природе нормами.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


«Дневник» Вареньки Доброселовой в контексте романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
Типология и индивидуальные формы выражения жанровой модификации литературного портрета
Эсхатологические мотивы современной мифологии в России конца ХХ - начала XXI веков
М. Волошин и В. Брюсов
Автобиография как жанровая модификация мемуаристики: канон и жанровые вариации
Вернуться к списку публикаций