2012-08-14 15:55:18
ГлавнаяЛитература — Эсхатологические мотивы современной мифологии в России конца ХХ - начала XXI веков



Эсхатологические мотивы современной мифологии в России конца ХХ - начала XXI веков


В современной культуре мифологические представления не исчезают, а трансформируются, адаптируясь к новой культурно-исторической ситуации, при этом сохраняя структуру, идентичную структуре традиционных мифологических концептов (в этом смысле, современная мифология - действительно мифология). В то же время, сегодня миф, как правило, не регулирует жизнь человека целиком и полностью, в отличие от мифа архаического, а также много заимствует из сферы рационально-логического знания (в этом смысле, современная мифология - действительно современная). При этом религиозное сознание, религиозная культура оказывается одной из сфер, в которую мифологические компоненты вписываются наиболее органично.

Представления, определяющие миросозерцание постсоветских религиозных субкультур, в сумме дают цельную картину эсхатологического мифа, известную по развитым мифологиям. На рассмотренном примере мы имеем возможность проследить динамику этого мифа, который изменяется на протяжении относительно короткого отрезка времени. Таким образом, на современном материале становится выполнимой задача, невозможная в отношении изучении мифологии в узком значении, о которой мы можем судить лишь на основе сохранившихся памятников, фиксирующих отдельные аспекты мифологической картины мира.

Современный миф, как и традиционный, организован на основе универсальных семантических оппозиций (хаос - космос, сакральное - профанное/нечистое, свое - чужое и т.д.), повествует об упорядочивании мира и конструирует некую высшую реальность. Специфика эсхатологической логики, как традиционной, так и современной, в том, что она конструирует «высшую реальность» через отрицание, но она не столько нейтрализует семантические оппозиции, сколько меняет их местами. Эсхатологический миф, таким образом, не столько «санкционирует существующий социальный и космический порядок в том его понимании, которое свойственно данной культуре», сколько отрицает существующий порядок, поскольку он неправилен. Объявляя, что сейчас все происходит, как оно не должно происходить, эсхатология взывает к обновлению с целью создания нового мира, когда все будет происходить так, как должно.

Исследование эсхатологического мифа позволяет выделить общую модель, по которой он строится:

1. Настоящее время - эпоха хаоса и активизации сил зла; то, что считается в данное время нормой - на самом деле ею не является.

1A. - Деградация нравов; порок считается нормой.

1B. - Распространение колдовства.

1C. - Переворачивание общественной иерархии.

1D. - Власти находятся под влиянием дьявольских сил.

1E. - Прежде безвредные предметы и сферы деятельности становятся вредоносными.

1F - Прежние сакральные локусы теряют свою святость.

1J. - Нарушается ход времени.

1I. - Праведные подвергаются гонениям

2. В ближайшее время должна произойти катастрофа, в результате которой зло будет уничтожено и восстановлен первозданный порядок.

2А. - Знаком (началом) катастрофы являются стихийные бедствия и эпидемии.

2В. - Знаком (началом) катастрофы являются войны и нашествие иноземцев.

2С. - Знаком (началом) катастрофы является появление новых предметов и явлений.

2D. - В результате катастрофы уничтожается весь мир или его часть; гибнет все человечество или его часть.

2Е. - Катастрофа носит очистительный характер; она необходима для того, чтобы мир стал таким, каким был во времена первотворения.

3. Чтобы не погибнуть во время катастрофы, нужно придерживаться определенных правил поведения.

ЗА. - Необходимо выполнение различных религиозных практик (молитва, покаяние и т.д.)

ЗВ. - Необходим строгий аскетизм (в области питания, сексуальной жизни и т.д.)

ЗС. - Необходимо неприятие новых порядков.

3D. - Необходимо бегство.

4. Установлению нового мира способствует приход на землю мессианского персонажа (живого Бога/святого/праведного царя), который должен одержать победу над хаосом; он уже пришел, или это случится в ближайшее время.

4А. - Мессианский персонаж находится в сокрытии, но скоро должен явиться.

4В. - Мессианский персонаж побеждает силы зла.

4С. - Мессианский персонаж восстанавливает порядок.

4D. - Мессианскому персонажу помогают избранные.

4Е. - Мессианский персонаж вознаграждает избранных.


При этом отдельным мотивам, включенным в эту модель, будут находиться семантические аналоги в мифологиях других культур. Так, антихристу русской эсхатологии подобен скандинавский Локи или алтайский Эрлик, а масоны окажутся частным проявлением демонических сил, во власти которых находится мир в «последние времена». Функции же у этих персонажей будут одинаковы: во втором случае это силы хаоса, вышедшие из-под контроля перед гибелью мира, в первом - это руководитель войска эсхатологических врагов, персонификация хаоса. «Хотя состав коллективных представлений обновляется сообразно изменениям культурно-исторических обстоятельств, его структура сохраняет относительное постоянство».

Сопоставление мотивов современной и традиционной мифологии позволяет выделить множество соответствий на разных уровнях, как синхронных, так и диахронных. Кроме того, на эсхатологические представления накладываются образы и символы из других сфер мифологии. В целом, говоря об истоке эсхатологических мотивов религиозных субкультур постсоветской России, можно выделить следующие уровни:

1) Переживание массовым сознанием реалий современности и исторического опыта в терминах конца света. Наиболее актуальными историческими событиями, переживаемыми в рассматриваемых представлениях, является революция 1917 г., открывшая эпоху, однозначно считаемую эсхатологической, и распад СССР.

2) Концепты других религиозных субкультур. С конца 1980-х на фоне необыкновенного подъема религиозности в стране шло распространение автохтонных и импортированных новых религиозных движений и эзотерических субкультур. Формирующиеся религиозные субкультуры (к которым относятся и рассматриваемые в работе Белое Братство, БЦ и ЦПЗ) отличаются относительной открытостью внешним влияниям, определенной взаимопроницаемостью.

3) Представления, характерные для русской религиозной традиции. Так, например, концепт «жидомасонского заговора» или эсхатологически окрашенное антизападничество во многом являются продолжением представлений рубежа XIX и XX вв.; имеют также определенную традицию представление о Москве как о Третьем Риме (втором Иерусалиме) и т.д.

4) Представления, характерные для общехристианской традиции. Образы Апокалипсиса (новозаветной книги Откровения Иоанна Богослова) - чаши гнева Божия, Вавилонская блудница, антихрист, а также т.н. «малый апокалипсис» - евангельские предсказания бедствий, которые должны произойти перед вторым пришествием Христа, - служат объектами толкования на протяжении двух тысячелетий. Во многом определяющую роль в толкованиях этих текстов сыграла патристика, общая для восточного и западного христианства. Из патристики происходят такие концепты, как восстановление антихристом иерусалимского Храма, признание его евреями за мессию и т.д. В свою очередь книжные по происхождению святоотеческие толкования Апокалипсиса охотно пересказываются в массовой христианской литературе, в монашеских кругах и среди прихожан.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


«Картина человека» во внутреннем мире драматургии Н.В. Гоголя
Вопрошающая стихия диалога в романе Л.Н. Толстого «Война и мир»
Мемуаристика как метажанр
Античная биография и автобиография
Поэтика парных конструкций в романе И.А. Гончарова «Обломов»
Вернуться к списку публикаций