2012-08-14 15:50:12
ГлавнаяЛитература — Эсхатология как герменевтика



Эсхатология как герменевтика


Символический код

В эсхатологическом осмыслении символы советской эпохи признаются масонскими, каббалистическими знаками. С одной стороны, они производят магическое действие, будучи знаком проклятия русского народа со стороны «жидов». С другой стороны, они служат тайным знаком власти масонов над Россией, унижения православных. В этом ключе интерпретируются пятиконечная звезда, серп и молот, пионерский галстук, красный флаг и прочая советская атрибутика.

Впрочем, масонская символика может усматриваться и во вполне неожиданных случаях, например, медицинская эмблема чаши со змеей трактуется так:


Всегда и во все времена, чаша была и остается одним из символов христианства потому, что в этой чаше находится основная и величайшая святыня, а именно - Тело и Кровь Иисуса Христа на Престоле во время Божественной Литургии <...> А эта медицинская эмблема указывает на то, что в настоящее время люди идут лечиться в такое место, где все контролируется масонской магией, так как змий, обвивающий чашу в христианской символике означает Сатану, а в масонской символике - означает знание магии и весь еврейский народ <...> То, что люди идут за помощью в учреждения, находящиеся под этой медицинской символикой говорит о том, что они все поклонились Сатане и ждут от него исцеления и помощи, а не от Господа <...> Заметьте, что главврачи и большинство врачей в основном - евреи, ненавистники гоев.


Наконец, многие предметы, связанные с современной ситуацией, также наделяются скрытым смыслом. Любые знаки, значение которых непонятно, носители эсхатологического сознания склонны интерпретировать как масонские и колдовские. Информанты могут трактовать знак «Госстандарт» как «жидомасонский символ, который означает что-то, нам неизвестное, но им хорошо известное», логотип зарубежной фирмы - как «круг дьявола».

В «последние времена» в какой-то степени все предметы приобретают вредоносные качества и могут интерпретироваться через сатанинскую атрибуцию. Так, телевизор - это «око дьявола»; юбка с разрезом - «пасть дракона», поедающие леденцы «Чупа-чупс» дети на самом деле «лобзают башку» идола Бафомета и т.д. Живя в последние времена, надо быть предельно осторожным и внимательным, потому что ежеминутно можно бессознательно похулить Бога и поклониться сатане.

Исторический код

Наконец, тайна конца времен разворачивается в истории, проявляясь на уровне исторических событий и действий исторических персонажей. В исторических рефлексиях апокалиптиков просматриваются две стратегии. Одна рассматривает книгу Откровения Иоанна Богослова или ветхозаветную Книгу Даниила как некий энигматический текст и подразумевает расшифровывание его символов применительно к актуальной для толкователя эпохе (таким же образом в эзотерической субкультуре трактуются катрены Нострадамуса).

По такой схеме действуют многие интерпретаторы в прихрамовой среде, например, А. Мазуркевич - автор одного из комментариев к Откровению, выложенного в Интернете. Вот пример толкования подобного рода:


После того я видел, что и средняя голова внезапно исчезла, как и крылья; оставались две головы, которые подобным образом царствовали на земле и над её обитателями» (3 Езд.11, 33-34). Итак, СССР пал в 1991 году. «Исчез» как «голова» в результате перестройки.


В газете «Юсмалос» также предпринималась попытка дословного комментирования апокалиптических текстов. Например, к строке «Царь обратит лице свое на крепости своей земли, но споткнется, падет и не станет его» предлагается следующий комментарий:


Горбачев даст свободу религиозному движению в СССР, но после путча уступит место Ельцину.


Толкования такого рода дают исследователю мифологии мало материала, кроме того, какие события и фигуры являются знаковыми для толкователя.

Другая стратегия подразумевает наличие особой исторической концепции, через призму которой просматриваются все события прошлого и настоящего и которая позволяет иметь ясное представление о будущем. История, таким образом, предстает как манифестация борьбы темных и светлых сил, ведущаяся с начала времен, и конец света - ее закономерное окончание. В особенности это касается сферы, «творящей историю» - политики. Певица Ж. Бичевская, находящаяся под сильным влиянием православного монархического дискурса, в одном из интервью произнесла фразу, под которой подписался бы любой прихрамовый апокалиптик:


Да причем здесь политика? Вся политика - отражение той страшной борьбы, которую дьявол объявил Богу. Поэтому и бороться надо мечом духовным.


Смысл ключевых моментов истории скрыт от непосвященных. Подобно словам, исторические события представляют собой своего рода шифр, автором которого может являться как горний мир, так и мир дьявольский. Например, говоря о таком важном для воззрений православных монархистов событии, как ритуальное убийство царской семьи, В. Кузнецов находит объяснение количеству убиенных и палачей, способу и дате казни и т.д.: все это обусловлено «жидовским ритуалом», детали которого описаны в Ветхом Завете и Талмуде и который был совершен евреями для подчинения русской земли.

С другой стороны, саму историю России в лице ее царей Кузнецов толкует как своего рода икону, которая еще не завершена и направлена в эсхатологическое будущее. У каждого царя была своя миссия: до Николая II все цари несли служение «удерживающих», Николай II стал «искупителем», а ожидаемый последний император завершит «икону», насадив православие во всем мире.

Представление о знании и его статус

Необходимость постигать скрытый смысл происходящих событий предполагает существование определенной концепции знания.

В целом, массовое сознание современной эпохи являет собой причудливое совмещение рациональных и иррациональных представлений. Об этом свидетельствует популярная литература о «непознанном», где библейским чудесам находятся «рациональные» объяснения, персонажи традиционной мифологии - лешие, домовые, черти - предстают в обличии инопланетян или полтергейста, а за словом «энергия» читается «колдовство». Интерес позднесоветского и постсоветского общества к религии, в частности, к православию, породил феномен «православного ученого», целью которого является не только (и не столько) решение научной проблемы, сколько подтверждение религиозной идеи, хотя он будет относить себя, безусловно, к академической, а не к богословской среде. В то же время в числе религиозных деятелей оказываются ученые, объясняющие религиозные концепты с помощью научных терминов и наоборот. Например, руководитель Душепопечительского центра во имя св. праведного Иоанна Кронштадского доктор медицинских наук иеромонах Анатолий (Берестов) рассматривает измененные состояния сознания как «заблуждение, прелесть».

Совмещение научного и мифологического дискурса происходит уже в индустриальную эпоху, причем в сознании совершенно разных социальных слоев. Образованное общество XIX в. увлекается месмеризмом и спиритизмом. В популярных брошюрах последней трети XIX в., активно читаемых крестьянами, светопреставление описывается как катастрофа, вызванная кометой, или столкновение Земли с другой планетой; исследователи конца XIX в. неоднократно записывали крестьянские нарративы о конце света, в которых антихрист соседствует с кометой. Околонаучные идеи использовались в теософии, учении Н.И. Федорова о бессмертии и т.д.

Высокий статус рационального знания в современной культуре не мог не наложить отпечаток на воззрения современных религиозных субкультур, для многих из которых научная лексика является своего рода языком общения (собрания «эзотериков» называются лекциями и семинарами, происходит постоянная апелляция к открытиям в области науки). Как идеологи, так и адепты рассматриваемых субкультур - преимущественно горожане, часто с образованием выше среднего (на 1998 г. высшее и незаконченное высшее образование имели, например, 65,22% последователей Виссариона и 46,4% представителей московской общины БЦ; один из основателей Белого Братства - автор ряда научных статей, защищавший кандидатскую диссертацию по компьютерным разработкам).

Расширение информационного поля не обязательно препятствует изоляции от мира. А.И. Клибанов пишет о баптистке 1960-х, слушавшей радио и читавшей различную литературу: «осваивается вся поступающая информация. Однако из нее извлекаются лишь частицы, родственные данной религиозной установке и отбрасываются чуждые ей». Представители современных религиозных субкультур также могут читать самую различную литературу, посещать научные конференции и т.д. Заимствуя чужой дискурс, они приспосабливают его к своей парадигме.

Картина мира представителей этих групп являет собой нечто среднее, на границе традиционно-мифологического и научного взгляда. Для них явно недостаточно объяснения моральных норм и духовных основ мироздания лишь аргументацией веры: им необходимо рациональное подтверждение. «Церковные люди» находят «научное» объяснение запрету блуда, ссылаясь на эффект телегонии (влияния на потомство первого самца), открытый неодарвинистами в конце XIX в. и признанный лженаучным. Нарушение чистоты описывается как имеющее далеко идущие, даже эсхатологические последствия:


Есть такое явление, которое замалчивается - телегония. Сейчас я скажу, это для молодёжи очень важно. Почему Господь говорит, храни верность и чистоту. А это наукой доказано (sic!) <...> Вот кинологи, это люди, которые занимаются разведением собак, знают, что если <...> самый лучший кобель просто один раз покрыл непородную самку <...> его выбраковывают. Потому что от этого кобеля <...> пойдут непородистые щенки <...> Точно также и у людей <...> Вот смотри, сейчас как проповедуют свободную любовь, заняться любовью <...> А вдруг это случайные отношения какие-то, случайно, романтические там, а вдруг он вообще какой-нибудь негодяй? И вот потом замуж за замечательного парня, а у тебя ребенок наследует черты вот того негодяя <...> А ещё если у человека не одна связь <...> Значит, девушка переспала с одним, со вторым, и ещё с кем-то переспала, и когда эти линии соединяются, морда зверя получается <...> Козла. Понимаешь, такой человек, вот такой, вот который, вот, занимается любовью, он служит антихристу, сатане, понимаешь?


Прихрамовые и сектантские апокалиптики в своих рассуждениях широко пользуются научной терминологией; часто эти рассуждения претендуют на то, чтобы выглядеть «научно». Таким образом, религиозным и мифологическим концептам находится научное подтверждения, а научные понятия мифологизируются.

Высокий статус рационального знания позволяет представителям религиозных субкультур сопоставлять науку и праведность. Представители ЦПЗ называют учение Виссариона «школой жизни». «Правильное» образование может считаться одним из путей к Богу. В богословском институте, по представлениям прихрамовой информантки, учат не только «правильной истории», древним языкам и познанию Бога, но и тому, за кого выходить замуж, стоит ли это делать вообще, как воспитывать ребенка и т.д. С другой стороны, богопознание описывается как своего рода обучение грамоте:


И, скажем, вот, побыла [в святом месте], походила, узнала - да, может быть, это так, да, это равносильно то, что ты открыла букварь. Ты открыла букварь, но тебе надо сказать - а, вот это буква А, а вот это буква Б, а вот слога, вот. Ну, складывать. Понимаешь? Вот так Господь открывается.




← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Символика самолета, птицы и полета у В.С. Высоцкого в разработке проблемы свободы
М. Волошин и В. Брюсов
Внутренний мир пьес Н.В. Гоголя как литературоведческая проблема
Эсхатологические мотивы современной мифологии в России конца ХХ - начала XXI веков
Античная биография и автобиография
Вернуться к списку публикаций