2012-08-14 12:58:57
ГлавнаяЛитература — Образ апокалиптической катастрофы



Образ апокалиптической катастрофы


Антихрист и образ врага

Воцарение антихриста - всемирного правителя - является кульминацией апокалиптической катастрофы, временем, дальше всего отстоящим от порядка. Согласно представлениям, отраженным, главным образом, в прихрамовой и богородичной традиции, избрание всемирного правителя должно положить конец цепи катастроф и войн, и первоначально антихрист действует как миротворец и податель благ, лишь впоследствии обнаруживая свою сатанинскую природу.

Роль антихриста или поддерживающих его сил приписывается деятелям или сообществам, представляющимся в той или иной среде наиболее одиозными. Эсхатологические религиозные субкультуры наделяют чертами антихриста актуальную власть, поскольку антихрист традиционно осмысливается как царь, и царь неправедный. В новозаветных и апокрифических текстах антихрист предстает как завоеватель (Откр. 13) или выдающий себя за Бога колдун-самозванец (2 Фес. 2); его правление всемирно и отличается крайней жестокостью к последователям Христа (Откр. 13). Эти мотивы находят отражение в апокалиптической традиции и западного, и восточного христианства, где как антихрист или его предтечи интерпретируются представители светской или духовной власти, а также завоеватели. Представители средневековых апокалиптических движений в Европе считали антихристом Папу Римского, а его слугами - священство; в византийской апокалиптической литературе предтечей антихриста называется император Константин I; старообрядцы относили к числу апокалиптических персонажей (антихрист, лжепророк) патриарха Никона, Петра I и последующих императоров, даже изображая их в соответствующем образе в лицевых Апокалипсисах [Откровение Иоанна Богослова 1995: 102]. После революции 1917 г. чертами антихриста наделяется советская власть.

Мотив антихриста-завоевателя получает меньшее распространение (в крестьянских представлениях XIX в. антихристом называется Наполеон).

В современной эсхатологической традиции, как правило, если антихристом или его предтечей называется конкретная личность, это касается лишь фигур прошлого; из русской истории это чаще всего Ленин или Сталин, из мировой - Гитлер (отождествление с антихристом ныне живущего лица, например, президента В.В. Путина, является скорее исключением). Об ожидаемом в будущем антихристе также говорится как о личности. Применительно к настоящему времени, в большинстве случаев образ антихриста не персонифицирован, неотделим от обобщенного образа врага - сил, с которыми апокалиптики связывают угрозу для мира. К примеру, священник Г., утверждающий, что антихрист уже пришел, на наш вопрос, есть ли у антихриста имя, ответил: «Есть. Его имя - жид». Характерно, что на первый взгляд персонифицированный антихрист Белого Братства - фигура более условная, чем это может показаться вначале.

Если использовать старообрядческую терминологию, антихриста прошлого и будущего времени можно назвать «чувственным», а настоящего времени - «духовным», воспринимаемым не как конкретная личность, а как «некий богоборный дух, воцарившийся в обществе».

Представления об антихристе и врагах в прихрамовых кругах в значительной степени наследуют традицию конца XIX - начала XX в. В функции врага в этом случае выступают евреи и масоны, отождествляемые друг с другом. Сама идея связи антихриста с евреями происходит из патристики - трудов Ипполита Римского (III в.), Ефрема Сирина, Амвросия Медиоланского (IV в.), Иоанна Дамаскина (VIII в.). Из патристики происходят такие концепты как еврейское происхождение антихриста, признание его иудеями за мессию, восстановление им иерусалимского храма и т.д., находящие отражение в эсхатологических рефлексиях и в западном, и в восточном христианстве. В России рубежа XIX и XX вв. эсхатологический антисемитизм заключался в представлении о существовании тайной иудео-масонской организации, стремящейся возвести на мировой престол антихриста, прежде уничтожив православное христианство. Для этого она подрывает существующий строй и нравы в России через своих ставленников, занимающих ключевые посты в торговле, публицистике и культуре.

По представлениям современных прихрамовых апокалиптиков, воплощением враждебной силы является западный мир, который, согласно этим представлениям, отступил от подлинного христианства и полностью находится в руках масонов. Русский народ как главный носитель истинной веры является единственным препятствием на пути установления всемирной власти антихриста, поэтому его целью является уничтожение православия и физическое истребление русской нации.

Масоны вредят русскому народу на всех уровнях, начиная с государственного и заканчивая бытовым:


Масоны. Знаешь, такие тайные организации <...> Они везде внедрились. Они везде. Видишь, и в правительстве, везде <...> Они вредят прежде всего верующим, православным, всем славянам. По-прямому и косвенным образом. А в роддоме подошлют какого-нибудь врача-убийцу, и всё, роженицу убьёт <...> и ребенка могут убить.


Вредительством со стороны Запада могут также объясняться чрезвычайные происшествия на территории России; так, информантка В. утверждала, что причиной необычайной засухи в Европейской части России и последующего наводнения в Ставрополье летом 2002 г. являются происки американцев:


Всё сделала Америка, все спутники свои собрали, они и сделали. Дождей-то сколько не было <...> Прозорливый один сказал, спутник американский засекли.


Весьма распространено представление о вредительстве русскому народу со стороны Запада путем навязывания своей «оболванивающей» культуры массового потребления, намеренного «растления» (западными товарами, несущими в себе «генетический разврат», пропагандой добрачных связей и абортов для сокращения численности русских и т.д.). Иностранцы причиняют духовный вред России. Монахиня А. объясняла распространение нечестия в Троице-Сергиевой лавре тем, что там появилось много иностранных туристов, которые фотографируют монастырь, а фотография «отнимает божественный разум».

С другой стороны, враги травят русский народ в буквальном смысле. Отравление может происходить как через добавление ядов в предназначенную на экспорт продукцию, так и через магическое воздействие. Для информантов это, в сущности, равнозначно:


Девяносто процентов продукции западного производства отравлено <...> Фирма «Найк», которая выпускается на Западе, - это круг дьявола, на неё читается молитва на смерть.


«Не пользуйтесь зарубежными напитками - они заколдованы», советует письменный текст. Среди многих «церковных людей» по рукам ходят списки вредных консервантов, содержащихся в иностранных продуктах. Эти списки служат доказательством существования акции по истреблению русского народа, который стал «костью в горле у Запада», стремящегося возвести антихриста на всемирный престол. Поэтому призывы к экономической автаркии в прихрамовой среде приобретают эсхатологическое значение: мы, русские, должны пользоваться только отечественной продукцией, чтобы выжить, а значит, отстоять православие и разрушить планы Запада и масонов (ср. с бытом староверов-беспоповцев, отказывающихся от «магазинных» продуктов по причине того, что мир - антихристов).

Страх перед отравлением, шире - вредительством со стороны чужеземцев, основанный на фундаментальной бинарной оппозиции свое - чужое, универсален как для архаических обществ (связывавших природные катаклизмы с появлением европейцев), так и для народной культуры, в которой инородец - не совсем человек, он родствен нечистой силе, может сглазить, наслать порчу и т.д. В обществах индустриальных это представление находит отражение во множестве концептов идеологического плана (стоит вспомнить обвинения евреев в отравлении колодцев и распространении чумы в средневековой Европе или известный прецедент из русской истории XVII в., когда отказ покупать хмель в Литве объяснялся тем, что «баба-ведунья» наговаривает на хмель с целью вызвать моровое поветрие). В одном ряду с этим стоит советская пропаганда, содержащая идею «развращения» молодежи западными ценностями и прямого отравления иностранцами советских граждан.

С другой стороны, воплощать силы врагов могут власти предержащие. Из признания государства властью антихриста вытекает необходимость отказа от всего, что имеет к нему отношение - документов, государственной службы, уплаты налогов и т.д. В царской России это практиковалось наиболее радикальными согласиями старообрядцев; в XX в. - истинно­православными христианами и сектантами, наделявшими атрибуты власти эсхатологическим значением (грех участвовать в переписи, получать паспорт и кооперативные книжки - там печать антихриста, грех участвовать в выборах - выбираешь антихриста и т.д.). Пособничество властей антихристу - также предмет слухов, распространяемых в крестьянской среде (ср. с западноукраинской записью конца XIX в.: «земски начальныки, це уже по приказу Анцыхриста: воны будуть мучыть людей - це його помощныкы»).

Прежде всего, представления о враждебном правительстве наследуют концепт еврейского/масонского заговора. Именно эти силы, согласно представлениям прихрамовой среды, пришли к власти в 1917 г., и после революции стало возможно говорить о политическом иге врагов. Идея, что Россия находится под властью «жидов», занявших ключевые посты в торговле, публицистике и культуре, была довольно популярна в конце XIX - начале XX вв. (см. напр.: высказывание архиепископа Никона (Рождественского) о современной ему публицистике: «И это называется у нас свободой печатного слова! О, конечно, свобода - свобода злу, свобода отравлять русских людей, свобода издеваться над нами, над всем, что для нас дорого и священно! Но гг. власть имущие! ведь это плен, худший плена японского, немецкого, какого угодно, это плен жидовский».

Среди современных «церковных людей» популярна концепция «жидовского ига», третьего после татарского и польского, под которым находится Россия. Эта концепция была сформулирована в литературном тексте начала 1930-х. Его автор, эмигрант П.Н Шабельский-Борк, вкладывает предсказание о России под игом жидовским в уста монаха Авеля, открывающего Павлу I судьбу империи. Текст охарактеризован самим автором как «историческое сказание» и, видимо, задумывался как своего рода историософская притча. В середине 1990-х он попадает в сборник «Россия перед вторым пришествием», популярный в прихрамовой среде, причем и публикатор, и читатели относятся к нему как к действительно произнесенному «вещим иноком» пророчеству. Но для них с ниспровержением власти КПСС «жидовское иго» отнюдь не кончилось, сменились лишь декорации. Власти, таким образом, лишь марионетки в руках масонского мирового правительства или сами евреи/масоны.

В подтверждение этого представители прихрамовой среды приводят «еврейские корни» их фамилий или ссылаются на якобы совершенные ими действия (Хакамада и Кириенко «побывали на масонских жидовских ритуалах», генерал Лебедь посетил масонскую ложу, вице-премьер Кудрин находится в правительстве столь долгое время лишь потому, что он внук еврея, участвовавшего в цареубийстве и т.д.). Недоверие правительству облекается в антисемитскую форму; знак равенства между представителем власти и масоном оказывается сам собой разумеющимся:


Правительство - оно всё под давлением масонским, жидомасонским. Включая Путина, Алексия II, который с Путиным, они связаны. Он ФСБшник. Всё поголовно масонское. Им вообще никогда нельзя было верить.


По-другому складывается картина в представлениях БЦ. Для богородичников царству дьявола, ассоциируемому с советским строем, был нанесен сокрушительный удар во время победы демократических сил в августе 1991 г. Августовский переворот, одно из наиболее знаковых событий в исторической картине БЦ, предстает как священная война Богородицы с Красным драконом, и последующую власть, не связанную с коммунистическим режимом (от Ельцина до Путина) богородичники готовы благословлять.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Литературная критика В.С. Соловьева
Эсхатологическое восприятие пространства
Рациональное и эмоциональное в художественной мотивации поведения героев Ф.М. Достоевского
Семантика образов и мотивов, развивающих проблему свободы в песнях B.C. Высоцкого
«Курсив мой» Н. Берберовой: эссеизация автобиографии и осознание себя во времени
Вернуться к списку публикаций