2012-08-14 12:58:57
ГлавнаяЛитература — Образ апокалиптической катастрофы



Образ апокалиптической катастрофы


В данном тексте телевизор одновременно является и жилищем беса, который выходит из экрана и прячется в нем, и воплощением, манифестацией беса: чтобы избавиться от «мужика», нужно выбросить телевизор.

В целом, экран в «технической эсхатологии» принимает на себя ту же функцию, что в традиционной культуре - зеркало, окно, водная гладь, воспринимающиеся как граница между этим и потусторонним миром. Универсально представление, что за зеркалом или в зеркале живет нечистая сила. По этой причине отражающая поверхность использовалась для гадания или обращения к умершим в ряде культур. Представление об экране как о подобной границе отражается в многочисленных произведениях современной массовой культуры (не обязательно отечественной), включая кинематограф (в японском фильме «Звонок» (2002 г.) демоническое существо появляется из колодца и из телеэкрана), и даже в детской литературе:


Видел тени, что бродят под утро?

Их профессор вызывает из компьютера.

Из экрана они вытягиваются

И до спящих пальцами дотрагиваются -

Шелестяще-слюдяными,

Ледяными <...>

Знаю, когда падаю во сне я,

Чем страшнее мне, тем им вкуснее.


Схоже апокалиптическое восприятие компьютера: пользование им приобщает к сатанинскому миру, существующему по ту сторону экрана. Через это «окно из преисподней» пользователи «выходят в мир иной». Поэтому сентенция, что если беременная женщина смотрит телевизор, она «родит беса», объяснима именно тем, что в телевизоре живет бес, или что телевизор является бесом (ср. с универсальным поверьем, что ребенок приобретает качества того, на что смотрела его беременная мать. Кстати, для некоторых славянских поверий характерен запрет беременным долго смотреть в зеркало или на воду). Показательно, что сравнение «экрана телевизора, исторгающего сонмы бесов» с магическим зеркалом, используемым в оккультной практике, можно найти на страницах собственно прихрамовых изданий.

Телевизор в прихрамовых текстах предстает также как своего рода антиикона «последних времен», которая находится в месте, предназначенном для красного угла, в определенный час собирает вокруг себя всю семью и т.д. В тексте основателя БЦ также говорится, что телевидение станет «живым иконостасом» антихриста, тогда как настоящие иконы будут уничтожены [ААМ 1991: 20]. Характерно, что в традиционной культуре икона также воспринимается одновременно и как окно в иной - божественный - мир (святые сходят с икон и уходят обратно, наблюдают за человеком из иконы и т.д.), и как манифестация изображенного на ней персонажа (ср. Наименование иконы «богом»). Согласно пророчеству, приписываемому преподобному Лаврентию Черниговскому, мир примет антихриста, когда его покажут по телевизору в новостях. Пророчество связывает принятие антихриста именно с тем, что «отступившие от Истины» люди поставили дома вместо святых икон «обольстительные прилады для прельщения» [Преподобный Лаврентий].

Губительными оказываются и другие плоды научно-технического прогресса. Так, согласно одному из текстов, вдохновителем и фактическим создателем сотовой связи и Интернета является Люцифер, да и сама наука кибернетика существует лишь для осуществления прихода антихриста к власти.

Многие мотивы прихрамовой «технической эсхатологии» были заимствованы Белым Братством, в том числе, компьютер «Зверь» и микрочип в теле человека. По мнению белых братьев, весь научно-технический процесс направлен на разработку системы компьютерного управления, а также создания генерации искусственных людей из пробирки, управлять которыми легче всего.

Вредоносно воздействие любой техники: все приборы, включая телефонный аппарат, радиоточку лазер, компьютер и телевизор, являются «энергетическими вампирами» и губят здоровье, а также кодируют тех, кто ими пользуется. Микрочип, помимо «роботизациии» человека, лишает его способности к воспроизводству. Юоанн Свами в своих стихах предупреждает:


Несчастные владельцы цветных телеэкранов!

Вас губит радиация, смертельный газ глаз жжет.

Часы - соблазн лукавого, комбайны многогранные,

Магнитофон, приемник - все ауру пробьет!

В мистическое время звериная продукция

Кодирует, подслушает, микроб в сердца кладет,

Чтоб легче контролировать.


На более позднем этапе представление о губительных свойствах техники смягчается: сегодняшние юсмалиане считают, что, безусловно, через компьютер и телевизор идет «зомбирование», но человек, не имеющий микрочипа в теле, может противостоять этому воздействию.

В учении БЦ технический прогресс также признается злом, смертным грехом, направленным, в конечном итоге, на установление торжества антихриста. Например, вычислительные машины - «прообраз одной машины, на которой будут записаны все отрекшиеся от бога с числом 666». Отрицательно отношение к телевизору; при этом характерно, что телеэкран неоднократно сравнивается с глазом и называется «окном в ад». Плоды прогресса наделяются магическим значением (реклама - «пищащий полтергейст», электричество «заражает душу психическим ядом»). Техника является «ядовитым ростком», ставится в один ряд с астрологией и восточными оккультными учениями, а также наукой, искусством и модой, которые также наделяются магической природой. Использование технических средств вредит не только душе, но и физическому здоровью человека:


Автомобиль делает молодого мужчину к сорока годам дряхлым стариком <...> Западная технология предназначена для одного только: съесть человека и отдать его силы дьяволу. Забирать под видом отдания — чистое колдовство <...> Техноцивилизация разрушится в краткий срок. От прикосновения к автомобильному металлу, компьютерам будут чесаться до крови, до гнойных ран...


Под воздействием дьявольских сил, по Иоанну Береславскому, изобретается психотропное оружие, например, якобы уже открыта, но еще не пущена в ход «некая машина, которая распыляет мыслительные поля и соблазняет людей - подает энергию смуты, безумия, волнения», цель которой - ввести человека «в состояние оцепенения и шока, полной власти дьявола».

Все же, в то время как в ранних текстах Береславского отрицание технического прогресса тотально (например: «лазер, ультрафиолет, рентген и телевизор - тайные сообщники антихристовой печати»), в более поздних отрицаются преимущественно электричество, телевизор, компьютер и автомобиль.

В целом, «кодирование» с помощью техники напоминает действие порчи в терминах низшей демонологии или беса в варианте христианской культуры. И одержимый, и порченый лишены своей воли и являются проводниками потусторонней силы, принуждающей их к тем или иным действиям. И тот, и другой болезненно реагируют на крест и молитву. Порча, как и бес, может передаваться посредством не осененного крестом или «испорченного» (подвергшегося чарам) предмета. Неслучайно многие тексты относят штрих-код не столько к сфере деятельности антихриста или тайного мирового правительства, сколько к сфере низшей демонологии, где содержащий его предмет оказывается не «кодирующим», а просто вредоносным (выброшенная из окна автобуса упаковка со штрих-кодом попадает в колесо и буквально пробивает его насквозь - мотив, характерный скорее для былички («испорченный» предмет) или сказки (отравленное зелье)). Информанты советуют крестить продукты, на которые нанесен штрих-код (стоит вспомнить такой распространенный в традиционной и прихрамовой культуре мотив, как лишение «испорченной» вещи ее вредоносных свойств через наложение крестного знамения). При этом иногда убрать источник колдовства с предмета оказывается достаточным для того, чтобы он приобрел чудотворные свойства (на полученной в монастыре иконке «заклеивают крестом» ИНН, после чего она начинает благоухать).

В целом, техническая эсхатология, с ее страхом перед возможности влияния предметов и неких скрытых сил на человека без его ведома, представляется отражением реакции на такую распространенную в конце XX в. идею, как манипулирование сознанием - и в пассивном («эффект 25 кадра», «промывание мозгов», психотропное оружие), и в активном (PR и НЛП-технологии) аспекте. На архетипическом уровне ужас перед кодированием сводится к ужасу перед колдовством. Вполне понятно, почему ожидаемое после катастрофы идеальное будущее (как, впрочем, и утопическое прошлое) нередко предстает как будущее без техники, а Страшный суд рисуется как разрушение техногенной цивилизации. Старцу Антонию (f 2001) приписывается пророчество, что второму пришествию будут предшествовать технические катастрофы - крушение самолетов и кораблей, взрывы атомных станций и химических заводов, поскольку «созданная человеком система существования, по сути, сатанинская». По мнению информантки А., «когда Господь будет спасать, в первую очередь лишит людей электричества».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


М. Волошин и В. Брюсов
Диалог в литературной критике
«Курсив мой» Н. Берберовой: эссеизация автобиографии и осознание себя во времени
Диалог В. Брюсова и М. Волошина о современниках
Идейно-художественная функция центральной фабульной линии романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
Вернуться к списку публикаций