2012-08-14 12:58:57
ГлавнаяЛитература — Образ апокалиптической катастрофы



Образ апокалиптической катастрофы


«Техническая эсхатология»

Представление о распространении научного знания и технического прогресса как о признаке наступающих «последних времен» является «традиционным апокрифическим элементом» народной культуры. Можно вспомнить, например, популярнейший в крестьянской эсхатологии XX в. мотив железных птиц - самолетов, железной паутины, опутавшей небо, - линий электропередачи и т.д. Эсхатологическое неприятие нововведений в целом характерно для русской апокалиптической традиции. Особенно ярко оно проявилось в старообрядческой культуре и поэтому описано довольно хорошо. Однако было бы ошибкой считать восприятие нововведений в апокалиптическом контексте исключительной чертой старообрядческого сознания. Мистическое отношение к технике неизбежно сопровождало их появление (ср. «бунт против машины» луддитов, образ поезда в русской литературе последней четверти XIX в.). Массовое сознание вообще настороженно относится к новшествам и часто пытается объяснить их с помощью традиционных моделей, иной раз маскирующихся под наукообразие.

В традиционной, в том числе старообрядческой культуре, технические нововведения (телевизор, патефон) воспринимались как средство развлечения, отвлекающего от молитвы, или «антихристовой лести», прельщения. Современные апокалиптики акцентируют внимание на последнем аспекте, объясняя гибельное воздействие техники «излучением», «кодированием» и т.д., по сути, мало отличающимся от колдовства.

Наделение плодов прогресса эсхатологическим значением происходит по мере появления очередных инноваций (в конце XX в. это относится прежде всего к компьютеризации) или приобретения особого контекста уже ставших традиционными предметами (к примеру, в конце XX в. с апокалиптической саранчой сопоставляют уже не просто «машину, ходящую по воздуху» как таковую, а, например, «боевой вертолет, оснащенный установками с нервно- паралитическим газом»).

Современные апокалиптики признают технику злом, поскольку она, во- первых, создается специально для достижения целей, преследуемых антихристом; во-вторых, вредоносна, причем ее вредоносное воздействие носит характер, близкий к магическому, и, в-третьих, имеет чужеродное, не русское происхождение.

Согласно представлениям, распространенным в прихрамовой среде, подготовка человечества к пришествию антихриста осуществляется при помощи компьютерных технологий. Первым шагом к установлению власти антихриста является введение вместо денег пластиковых карточек. На карточку заносится информация о владельце, что дает возможность контролировать его (ту же роль могут играть новые паспорта или налоговый номер). Следующим этапом будет перенесение информации с карточек (из паспорта) на лоб и правую руку человека с помощью вживления специальных микрочипов, которые являются печатью антихриста. После вживления микрочипов человек лишается собственной воли, целиком попадая под власть антихриста, становится «роботом», «закодированным». Кроме того, поскольку безналичный расчет станет единственным способом осуществления покупки продуктов, неприятие карточки/печати обречет на голод тех, кто не пожелает принять нововведений.

В другом варианте карточки и паспорта содержат не информацию о владельце, а число зверя 666; в этом случае речь идет не столько о контроле, сколько о метке, а следовательно, о страхе быть причисленным антихристом к «своим». Число зверя также присутствует в новых документах на штрих-кодах в трех длинных линиях; выявить это могут те, «кто имеет ум», например, греческие монахи. Иногда, впрочем, истина неожиданно может открыться любому человеку «из народа»:


А в новом [паспорте], говорят, уже там один милиционер верущий, как-то так, в компьютер посмотрел, ну, когда он проверил его <...> он увидел три шестёрки.


Общим местом в текстах является введение числа в жизнь незаметно, обманным путем, целью чего видится постепенное приучение человека к естественности присутствия числа/информации на документах, для облегчения перенесения их на лоб и руку. Сама по себе карточка оказывает на владельца мистическое воздействие: носитель скрытой в ней печати не сможет каяться на исповеди и осенять себя крестным знамением.

Восприятие электронных карточек - средств безналичного расчета, механизм действия которых не вполне ясен - как магических предметов вырабатывает у православных апокалиптиков своеобразное отношение к деньгам. Хотя сребролюбие и остается смертным грехом, в деньгах видят спасение от власти антихриста:


Это инструмент на последние времена для борьбы против печати антихриста [ПДЗП].


Учет и контроль над закодированными осуществляется через гигантский компьютер под названием «Зверь», который располагается в Брюсселе/Страсбурге/Люксембурге в тринадцатиэтажном здании в форме креста и имеет код 666. В него внесены данные обо всех жителях Земли; с ним же связаны все компьютеры мира. Компьютер «Зверь» не принадлежит исключительно прихрамовой и даже русской мифологии, широко варьирующиеся тексты об открытии «Зверя» в начале 1970-х директором совета Общего Рынка X. Эдельманом широко распространен в Интернете Англии, США, Франции, Бельгии и т.д.; этот мотив знаком современным баптистам и американскому харизматическому движению «Служение трубы» (Trumpet Ministries), принадлежа, таким образом, к числу международных мотивов и в отличие от многих других эсхатологических концептов, возник не типологически, а путем заимствования. Происходящий из американской религиозной публицистики 1970-х и имеющий литературные корни, в 1980-е этот образ «чудовищной машины» проникает в старообрядческую среду. В начале 1990-х через среду русских эмигрантов он попадает в прихрамовую литературу, откуда далее напрямую заимствуется основателями Белого Братства, до сих пор оставаясь одним из самых распространенных образов юсмалианской эсхатологии. Иоанн Береславский в одной из своих ранних книг также говорит о брюссельском компьютере с кодом 666, являющимся предвестием печати антихриста, однако далее этот мотив не получает распространения в богородичной литературе.

Особую роль в «технической эсхатологии» играет телевизор. Можно даже говорить об определенном образе телевизора, воспринимаемом как живое существо. Его уподобляют «дьяволу с рогами и с хвостом» (антенна и розетка?), говорят о нем как о бесе, вселяющемся в человека и диктующем ему свою волю:


- Я прям боюсь, боюсь с этим телевизором, их муж не выключает <...> Никак, ни в какую, даже вот уснул, вот уснул на диване. Я его выключаю - тут же просыпается.

- Это его он уже держит <...> Это такая зараза, вот как он будет тебе диктовать - включай, включай. Включай меня, включай.


Телевизор наделяется эсхатологическим значением; в нем видится средство приобщения к самому антихристу путем гипноза, облучения, магии.


Сам он обладает сильной магой [имеется в виду магия], сатана. А все эти люди, которые смотрят телевизор, под магой ходят. <Когда придет антихрист>, ни один не выдержит, кто телевизор смотрит. Поняла? Мучений вы не выдержите, кто смотрит телевизор.

Если ты смотрел телевизор во время беременности, какой у тебя ребёнок? Облучённый. Куда он пойдет? Антихристу, конечно. Не Богу.


Телевизионное кодирование может происходить через «самые массовые» фильмы, к примеру, через «Кавказскую пленницу», которые враги закупают, перекодируют на своих студиях и пускают в прокат. «Закодированный» обречен выполнять волю того, кто стоит по ту сторону экрана. В то время как в традиционном фольклоре нечистая сила принуждает попавшего под ее влияние поджечь деревню, совершить убийство или самоубийство, произносить матерную брань, через «эффект двадцать четвертого/двадцать пятого кадра» человеку могут внушаться намерения от покупки импортных продуктов до прямого отступничества: «покупайте пепси-колу», «голосуй за Чубайса», «умри, ты болен, поклоняйся сатане», «отрекись от Бога».

Таким образом, можно говорить о двояком восприятии телевизора и компьютера. С одной стороны, это самостоятельная сущность, обладающая бесовской природой, с другой - медиум, связывающий этот и потусторонний мир; магическое окно, через которое человек может заглянуть в мир бесовский или даже попасть в него.


Чистые бесы там показывают. Не мультики.


Бесы также через экран могут проникнуть в мир человеческий (с экрана «шестьсот бесов пешком выходят»). Наконец, это средство наблюдения за человеком и влияния на него («око дьявола, через которое кладут печать»).

Совмещение нескольких мотивов в восприятии телевизора может проявляться в рамках одного нарратива.


Инф.: Слышал, был случай такой. Один телевизор выключил. Купил телевизор, я уже подробностей не помню. Это же бес был. Заходит. Говорит: «Ты кто такой?» Мужик сидит, это бес был. «Я, - говорит, - хозяин здесь». - «Как это хозяин? Я хозяин». - «Нет, я хозяин». Телевизор. Ну а там до скандала, он берёт, это: «Ты хозяин?» - телевизор, и в окно.

Соб.: А мужик?

Инф.: Ну, тоже туда. В телевизор.




← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Образ апокалиптической катастрофы
М. Волошин и В. Брюсов
Рациональное и эмоциональное в художественной мотивации поведения героев Ф.М. Достоевского
Роль избранных в установлении нового мира в эсхатологии
«Курсив мой» Н. Берберовой: эссеизация автобиографии и осознание себя во времени
Вернуться к списку публикаций