2012-08-14 12:58:57
ГлавнаяЛитература — Образ апокалиптической катастрофы



Образ апокалиптической катастрофы


Война и нашествие иноземцев

Мотив апокалиптической войны и/или нашествия иноземцев, характерный для традиционной «крестьянской» и старообрядческой эсхатологии вплоть до настоящего времени, из рассматриваемых субкультур встречается почти исключительно в представлениях прихрамовой среды. Череда кровопролитных войн или третья мировая (часто ядерная) приводит к всемирному голоду; в мире остается всего треть населения. Война оказывается неизбежным звеном в цепи апокалиптических событий, в результате которых в мире выбирается единый правитель - антихрист.

Нередко череде войн предшествует нашествие иноземцев. Этот мотив свойствен, с одной стороны, общехристианской традиции в целом. Отрывок из Апокалипсиса, в котором перед Вторым пришествием сатана собирает на брань «народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога» (Откр. 20:7), традиционно интерпретировался в отношении враждебных племен. Так, в Византии в качестве подобного «эсхатологического народа» рассматривали славян, в средневековой Руси - половцев и татаро-монгол, позднее - поляков, литовцев и турок. Вплоть до настоящего времени на Севере России бытуют устные рассказы об опустошительном нашествии «литвы», которое в одних вариантах описывается как уже произошедшее, а в других включается в круг эсхатологических образов. С другой стороны, мотив завоевания знаком и другим эсхатологическим системам, так, в поздней Авесте, например, среди бедствий, предшествующих воцарению мессии, предрекается нашествие «нечестивых арабов».

В современной мифологии «эсхатологическим народом» становятся китайцы. Концепт китайского нашествия прежде всего является наследием рубежа XIX и XX вв. В эпоху «дальневосточной политики» призрак «желтой опасности» - грядущее восстание Азии, способной духовно, а затем и военным путем покорить христианский мир, становится «наиболее обсуждаемой проблемой отечественной публицистики». В данный период нашествие с Востока - мотив скорее международный, чем собственно русский - находит также широкое отражение в художественной литературе, приобретая поистине апокалиптическую окраску в «Краткой повести об антихристе» В. Соловьева, где завоевание азиатами Европы происходит непосредственно перед воцарением антихриста.

В этот период слухи о близящейся войне с китайцами распространяются и в крестьянской среде. В «Этнографическом обозрении» за 1901 г. приводится интерпретация видения: «приедут китайцы, жителей повырежут, города и селения пожгут». Появляются собственно эсхатологические мотивы, связанные с Китаем: согласно широко распространенному поверью, антихрист явится, когда «весь мир заворует и Китай забунтует»; таким образом, Китай встраивается в сценарий апокалиптической катастрофы. Наконец, в народных представлениях начала XX в. Китай становится убежищем и местом исхода антихриста вместо Западной Европы, откуда антихриста ожидали ранее.

Актуализация ожидания войны с Китаем происходит в 1960-е годы, когда резко ухудшаются отношения СССР и КНР, в особенности после военного столкновения на советско-китайской границе в 1969 г. По свидетельству современников, война с «желтой расой» была предметом городских слухов в конце 1960-х:


Говорили, что предсказано, там, жёлтые пойдут. Пророчество такое было. Ну, тогда люди говорили, что война, жёлтая раса, были предсказания.


Наконец, миграции китайцев в Сибирь и на Дальний Восток в конце XX - начале XXI в. воспринимаются массовым сознанием как реальная угроза китайской экспансии, и даже позволяют делать соответствующие выводы отдельным публицистам и политологам.

Нельзя также отрицать влияние на эсхатологический образ китайцев общеизвестного со школьной скамьи представления об их численности («каждый пятый человек в мире - китаец»). Численность китайцев постоянно обыгрывается в анекдотах, в том числе, в которых китайцы вызывают конец света (например, когда они одновременно спрыгивают с табуреток и устраивают землетрясение, дышат перегаром после всеобщего праздника, придумывают клонирование, получают каждый по таблетке «виагры» и т.д.).

В прихрамовых текстах китайское нашествие может описываться как частное проявление третьей мировой войны. Согласно наиболее распространенной версии, китайцы захватывают территорию России до Урала. Называются разные локусы, дальше которых китайцы не идут, по крайней мере, с целью завоевания - Екатеринбург [ПДЗП], Челябинск, р. Тобол. В отдельных случаях одновременно с китайцами действуют другие «эсхатологические народы» - Кубань забирают турки, японцы - Дальний Восток, на Западе хозяйничают немцы. По малоизвестному тексту, приписываемому старцам Санаксарского монастыря, Китай, США и Европа развязывают атомную войну, пытаясь поделить между собой территорию России.

У носителей «китайской легенды» существует две версии того, как китайцы завоюют Россию до Урала. Согласно одной, отраженной преимущественно в устных текстах, из Китая двинется вооруженная армия. Согласно другой, завоевание будет бескровным. Старцам приписываются следующие предсказания:


Китайцы <...> станут переселяться в Россию, жениться на русских и в конце концов хитростью и коварством возьмут территорию Сибири до Урала.


Самой большой трагедией станет захват Сибири Китаем. Произойдет это не военным путем: китайцы, вследствие ослабления власти и открытых границ, станут массами переселяться в Сибирь, скупать недвижимость, предприятия, квартиры <...> Всё произойдет так, что в одно утро русские люди, живущие в Сибири, проснутся в Китайском государстве.


В контексте предсказанного завоевания воспринимаются как миграции китайцев в Сибирь и на Дальний Восток, так и неблагоприятная демографическая ситуация в России. Информанты подтверждают истинность пророчества о завоевании рассказом о реальной ситуации на Дальнем Востоке.


<...> один из Хабаровска вчера приехал, один брат <...> И я: «Как китайцы?» - «Ну, там их в Хабаровске, ну, почти миллионный город, половина китайцы, уже половина» <...> Ну, короче, говорят, их в Москве уже, говорят, двести пятьдесят тысяч <...> Как Серафим Вырицкий пишет, и проснётся русский мужик утром, а он уже не хозяин. Есть предсказание, я там был, я сам всё видел, [я] из Владивостока.


Здесь пересказывается цитировавшееся выше пророчество, которое, впрочем, традиция приписывает другому Серафиму - Тяпочкину.

Китайцы-завоеватели описываются как безличная масса; о них всегда говорится во множественном числе. Информанты называют огромные цифры, означающие численность китайского войска: «по три миллиона они воевать ходят», «двестимиллионная армия пойдет», «щас миллиард пойдет сюда». Информантка В. утверждала, что о китайском нашествии сказано в Откровении Иоанна Богослова, где китайцы иносказательно изображаются в виде саранчи.

Другой чертой китайцев является их жестокость. Обсуждая ужасы китайского нашествия, информанты говорят о страшных пытках, применении китайцами бактериологического и психотропного оружия. Китайцы уничтожают русское население поголовно, например, вырезают весь Красноярский край, а в Иркутске устраивают такую резню, что даже Богородица не выдерживает и топит город. Эта жестокость, как правило, ничем не мотивирована, лишь в одном тексте китайцы выступают как гонители христиан (старец предсказывает своей духовной дочери «мученическую кончину от руки китайцев на стадионе <...> куда они сгонят жителей-христиан и несогласных с их правлением»).

Между тем, мы не можем полностью согласиться с точкой зрения А.В. Тарабукиной, что китайцам в эсхатологических представлениях отдается роль врагов, «сатанинского воинства». Эта ниша для «церковных людей» прочно занята евреями. Будучи язычниками, китайцы, конечно, служат сатане, но это служение носит характер, скорее, бессознательного, в отличие от вполне сознательного демонопоклонничества евреев. Если китайцев и сравнивают с евреями, последние всегда изображаются в более черных красках. Автор прихрамовой брошюры пишет: «У врага много служителей <...> но чада у него только одни, и это не китайцы и не папуасы», и далее об исламе, на место которого, следуя логике текста, можно поставить любую восточную религию: «Чисто жидовское изобретение, способ объединения и организации темных азиатов с целью натравить их на Христианское Царство».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Образ апокалиптической катастрофы
Типология и индивидуальные формы выражения жанровой модификации литературного портрета
Бенкендорф - декабристы - Пушкин
Эсхатологическое восприятие времени
Внутренний мир пьес Н.В. Гоголя как литературоведческая проблема
Вернуться к списку публикаций