2012-08-14 12:58:57
ГлавнаяЛитература — Образ апокалиптической катастрофы



Образ апокалиптической катастрофы


Одним из наиболее распространенных в конце 1990-х эсхатологических концептов прихрамовой среды является восприятие ИНН как печати антихриста. Неприятие ИНН в среде православных верующих было настолько массовым, что патриарх был вынужден обратиться к президенту РФ с просьбой отменить ИНН для храмов и монастырей, и эта просьба была выполнена.

Согласие человека с государством, как и с техническими нововведениями, часто оказывается чреватым потерей своего «я», своей души. ИНН заменяет имя, данное при крещении и записанное в книге жизни, следовательно, нельзя будет молиться за принявшего номер и подавать в церкви записки о его здравии. Мотив потери имени, а значит, человеческого образа, в результате чего человек попадает под власть антихриста, соотносимо с мифологией имени как «персонального знака человека, определяющего его место в мироздании и социуме» (не случайно в славянском мире и более широкой традиции до акта имянаречения ребенок рассматривается как животное или даже демоническое существо). «Меняя имя» на номер, человек отказывается от своей принадлежности к православным. Таким образом, атрибуты государственной власти становятся инструментами, лишающими человека личности, вредящими ему, околдовывающими его, связывающими с сатаной. Поэтому отказ от документов для наиболее радикальных представителей прихрамовой среды становится путем «получения венца» от Бога (узнав об этом, информант А. уничтожил все свои документы, кроме военного билета, последующую потерю которого расценивает как промысел Божий). По утверждениям другого информанта, чтобы спастись, нельзя иметь ничего общего с государством:


Там [в паспорте] написано: «гражданин Советского Союза», гражданин земного царства. А земное царство чьё? Антихриста <...> Чтобы быть с Богом, надо быть не от мира сего.


Кроме того, с переписью и принятием ИНН связан мотив исчисления всех живущих в России. Идея измеренности всего сущего в «последние времена» популярна в апокрифической литературе, а также в народных верованиях, в том числе, распространенных в старообрядческой среде, где, к примеру, исчисление земли является одним из признаков конца света, а перепись воспринималась как наложение печати антихриста. А.Ф. Белоусов говорит об «абстрактном характере» эсхатологического значения, приписываемого всеобщему измерению. В то же время, современные тексты, происходящие из прихрамовой среды (а также из среды Белого Братства), позволяют интерпретировать этот мотив вполне конкретно: эсхатологическим значением наделяется не столько само измерение, сколько то, кто его проводит. Проведение измерения приписывается именно силам, связанным с антихристом и масонами:


Нынешняя перепись в России — это часть всемирного проекта по учету, «инвентаризации» народов Земли.


По мнению информанта Л., президент Путин получил на Западе задание провести перепись и присвоить гражданам России ИНН, чтобы Россия вошла в Большую Восьмерку.

Иногда проблема пересчета людей антихристом осмысливается в моральном аспекте: носители эсхатологического сознания утверждают, что мы уже давно посчитаны, каждому присвоен номер, который хранится в брюссельском компьютере «Зверь», но единственное, что от нас требуется - это не принять уже присвоенный номер, т.е., не дать сознательного согласия с властью антихриста над собой.

Таким образом, эсхатологическая неприязнь переписи и ИНН вытекает из представления, что исчисление или, точнее, перечисление служит для установления власти считающего над считаемым. Это представление в целом соотносится с сакральной ролью числа и счета в архаичных культурах, как средств ориентации и «космизации» вселенной, влияния на нее. Именно в таком аспекте А.А. Панченко рассматривает мотив измеренной земли в крестьянском нарративе; как представляется, неприятие переписи - явление того же порядка.

В народной культуре измерение как магический прием используется для наведения порчи. Современные эсхатологические тексты не говорят прямо о том, что власти наводят порчу на население, однако их действия иногда напрямую напоминают магическую практику (например, представления о влиянии через фото в паспорте заставляет вспомнить колдовство по изображению: по мнению некоторых «церковных людей», паспорт влияет на мысли и чувства человека, поскольку они находятся на фотографии на уровне головы и сердца). «Зомбирование» - т.е. лишение человека своей воли, приписываемая паспорту и ИНН, сродни порче и беснованию.

На рубеже XX-XXI вв. в прихрамовой среде также начинает отчетливо прослеживаться негативное восприятие православного священства, вплоть до высшей иерархии и самого патриарха. Не последнюю роль в оценке личности патриарха сыграла его приветственная речь к раввинам Нью-Йорка, произнеся которую, он, по словам информантов, «сам себя отлучил от церкви». Случай, когда во время перенесения мощей Серафима Саровского в Серафимо-Дивеевский монастырь из Москвы сильный порыв ветра сорвал с патриарха клобук, информанты интерпретируют как «знак от Серафимушки». Среди «церковных людей» пересказывается и распространяется приписываемое старцу Санаксарского монастыря Иерониму (f 2001 г.) пророчество, что «протокольный Патриарх» Алексий (намек на «Протоколы сионских мудрецов»?) не попадет в Царство небесное и что в церквах преобладают «жиды со звёздами».

Ссылаясь на многочисленные предсказания, приписываемые почитаемым святым и блаженным - Серафиму Саровскому («архиереи онечестивятся») и блаженной Пелагии Рязанской («священство поведет народ в ад»), современные «церковные люди» зачастую ставят в вину священству смотрение телевизора, отступничество, предательство паствы, связь с КГБ и ФСБ, принятие ИНН, колдовство, принадлежность к масонству и еврейское происхождение; подчеркивают, что не всякому священнику стоит верить и что среди батюшек много «подосланных и ряженых».

Для наиболее радикальных «церковных людей» как бы уже исполнилось новозаветное пророчество о «мерзости запустения на месте святом»:


Это здесь [в монастыре] ложность, обман <...> Они приняли все ИНН. Сейчас церковь уже, она не Троицкая, а номер, компьютером даденный (ИНН, таким образом, заменяет не только имя человека, но и название храма).


Церковь превращается в свою противоположность: из корабля, везущего верующих через «житейское море» к спасению, она становится вертепом, местом служения сатане. Информант А. утверждает, что в церкви невидимо произошел раскол, вследствие которого «истинные батюшки» уже не служат; остались лишь те, кто признает масонские власти и благословляет принимать ИНН. Восприятие церковных властей как врагов и еретиков позволяет призывать к отмежеванию от официальной православной церкви и ее служителей:


Надо исповедовать прямо, перед всеми: мы не православные. Надо говорить: я православная царистка. Мы монархисты, царские люди. Не ваши холопы, не патриаршие там, священников и старцев.


Наконец, в текстах Комитета «За нравственное возрождение Отечества» антихрист выступает в значительной степени как «духовный»: представители Комитета заявляют, что «конечный антихрист еще не пришел, но печать его уже ставится»; в то же время за несколько лет Комитетом было издано восемь выпусков сборника «Антихрист в Москве». Под печатью в сборниках имеется в виду «пропаганда разврата» в СМИ и поддерживаемых государством программах планирования семьи, цель которых - добиться вырождения и уничтожения русской нации. Черная магия упоминается и в творчестве представителей Комитета, обнаруживающих магическое воздействие на людей в порнографии и в рекламе, которые рассматриваются как «чистый сатанизм, оккультный колдовской прием». Поддерживая СМИ, демократы действуют по указанию тайного мирового правительства и «новых русских», в которых видится «апокалиптическая саранча»: шум ее крыльев - «непрерывные перелеты в другие страны для мафиозных разборок, для отдыха на Канарах, это и средства массовой информации, которые по их указке растлевают народ».

Представления БЦ об антихристе отчасти являются продолжением традиции Истинно-православной церкви. По этим представлениям, коммунистическая власть, установившаяся в России с 1917 г., имела сатанинский характер (Ленин и Сталин называются Иоанном Береславским в числе предшественников антихриста, «кандидатов на его будущий престол» - так же как, впрочем, и другие создатели тоталитарных режимов XX в. - Гитлер и Муссолини). Признав коммунистов, православная церковь тем самым отступила от Христа. Таким образом, Красный дракон, т.е. сущность, духовно правившая Россией в результате этого синтеза, имел три головы - КПСС, КГБ и Московская Патриархия, из которых две были отсечены в августе 1991 года, а с последней Богородица ведет борьбу в настоящее время. Государство как таковое осуждается лишь постольку, поскольку не является ожидаемым царством Божиим. Положительные отзывы о членах российского правительства не редки для изданий БЦ; весьма позитивно отношение богородичников к российской армии, в рядах которой они активно ведут проповедь, - все это отличает БЦ от других движений, настроенных против государства.

Не так обстоит дело в отношении БЦ к православной церкви. По воззрениям богородичников, государственная церковь, какой бы режим она не поддерживала, является мертвым институтом, официальным органом веры. Во-первых, православным иерархам ставится в вину связь с КГБ. Во- вторых, православные священники, по Береславскому, это, колдуны, наводящие «фарисейскую порчу». Молиться в православных церквах не только греховно, но и опасно, поскольку под видом молитвы там совершается «род магического действия, лингвистический гипноз <...> гипнотический наговор». Во время антихриста их власть усилится:


Священнослужители с печатью врага на челе будут отправлять православные службы.


Непосредственно образ антихриста связывается с другими враждебными силами - иноверцами в лице «черных магов». Подготовка его пришествия приписывается различным религиозным и мистическим движениям конца XX в., особенно связанным с движением «нью-эйдж», а также экуменизму и масонству (в отличие от представлений прихрамовой среды, масонство включается в этот ряд в связи не с еврейством, а с оккультным мистицизмом, которому приписываются тибетские корни). Будучи сам из числа «волхвов», антихрист воздействует на людей с помощью гипноза и магии. Под печатью понимается некое магическое зелье, выдаваемое за «напиток блаженства и бессмертия» и делающее людей безумными, лишенными собственной воли. Новая религия, предложенная антихристом - это сумма учений, которые более всего подвергаются критике БЦ: магия, «индийское учение о карме», эволюционизм и т.д. В то же время, царство антихриста описывается как господство антинормы: разврат и различные извращения будут возведены в культ, а участие в массовых оргиях будет даже обязательным.

Описание антихриста - фактически описание чужака, иноверца:


Исповедание близкое к мусульманству. В крови - начало иудейское и латиноамериканское. Европейски образован.


Тем не менее, в эсхатологии БЦ невозможно найти идеи печати антихриста в виде карточек, переписи и т.д., что можно объяснить отсутствием в этом движении как антизападничества (по крайней мере, на раннем этапе), так и отрицания светской власти, атрибутами которой являются документы. Никоим образом не затронул БЦ антисемитизм, причиной чему, следует полагать, этническая принадлежность архиепископа Иоанна.

В более поздних текстах список проявлений вражеской сущности антихриста существенно изменяется. У Красного дракона оказывается уже не три головы, а семь: по «классификации» о. Ильи (Попова) - это «коммунизм, фарисейство, Восток, масонство (в т. ч. оккультизм и светская культура), танатические секты, космические лжепророки и седьмая, пока запечатанная глава антихриста». Иоанн Береславский приводит другой список: русский коммунизм, немецкий фашизм, мировое фарисейство, американский капитализм, космизм (под которым понимается теософия, масонство, движение «нью-эйдж») и колдовство. Седьмая глава им также не называется. Таким образом, БЦ расширяет свой эсхатологический кругозор: на смену ограниченной специфике СССР - постсоветской России начала 1990-х приходит глобальный мировой контекст. Возможно, это связано с тем, что в середине 1990-х БЦ начинает активно устанавливать связи с марианскими движениями за рубежом. На смену Московской Патриархии приходит «мировое фарисейство», вместо КГБ и КПСС появляется «русский коммунизм», который встает в один ряд с фашизмом и капитализмом; в связи с последним можно говорить о появлении в учении БЦ антизападнических мотивов, пока выраженных довольно слабо.

Изменяется и сексуальный аспект эсхатологии БЦ. Хотя феминизм и признается одним из проявлений духа антихриста, вместо колдовства матери-ведьмы страшнейшим грехом считает гомосексуализм. И если в тексте 1991 г. антихрист объявляется «самым пробитым из всех домашних маменькиных сынков», то в тексте 1999 г. он становится содомитом.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Типология и индивидуальные формы выражения жанровой модификации литературного портрета
Основные черты критической методологии Владимира Соловьева
Художественная феноменология поведения «человека идеи» в романе «Преступление и наказание»
Мемуаристика как метажанр
Эсхатология как герменевтика
Вернуться к списку публикаций