2012-08-14 12:58:57
ГлавнаяЛитература — Образ апокалиптической катастрофы



Образ апокалиптической катастрофы


На современные эсхатологические представления оказал огромное влияние опыт тоталитаризма, подвергшийся интенсивному осмыслению в общественном сознании XX в. Ужас перед тоталитаризмом облекается в эсхатологическую форму. Между царством антихриста и историческими тоталитарными государствами - СССР и фашистской Германией - постоянно проводятся аналогии. «Время скорби», предшествующее концу света, описываются как возвращение коммунистического режима вообще в текстах всех рассматриваемых субкультур. Согласно текстам Иоанна Береславского, проповедь антихриста будет сочетать в себе учение о карме с учением об эволюции (БЦ). Возвращение коммунистического режима пророчат и в других религиозных субкультурах:


А Зверь будет свирепствовать, - в нем опыт души Сталина,

И сей режим фашистов проклятью подлежит.

В крови и пытке праздновать захочет эта гадина

Идеи мрази-Ленина в основу положить (Белое Братство).


Коммунисты скоро к власти придут, по пророчествам. Они здесь будут вырезать всех подряд (представитель прихрамовой среды).


Но чаще рассуждения содержат следующий посыл: коммунисты никуда не девались, они и сейчас у власти. Например, вполне типична следующая прихрамовая характеристика демократии:


Наследница тоталитарного коммунизма, насаждающая растление.


С другой стороны, современные власти сравнивается с нацистами: например, прихрамовые публицисты проводят параллели между толерантным отношением властей к абортов и поддержке программы полового воспитания в школе и демографическими проектами фашистов на оккупированной территории (пропаганда развратного образа жизни как способ геноцида). Наконец, общество, подконтрольное антихристу, постоянно сопоставляется с концлагерем (к практике советских и нацистских концлагерей отсылает мотив замены имени номером; выражение «электронный концлагерь» стало уже общеизвестным в прихрамовой публицистике; царство антихриста называют «всемирной диктатурой», «Освенцимом в мировом масштабе» и т.д.). Таким образом, антихрист может быть не только «обобщенным и утрированным отрицательным образом действительности, от которой отталкивается верующий», но и отражать историческое прошлое, подвергающееся осмыслению в условиях конкретной культурной ситуации.

О тоталитарном характере грядущего царства антихриста говорят даже дьякон А. Кураев, в целом критикующий распространение эсхатологических настроений среди православных как проявление суеверия:


И вот представим себе, что антихристово тоталитарное царство решает для торжества единомыслия воспользоваться современными средствами контроля за публичной и частной жизнью граждан. Когда государство снова открыто станет антихристианским, тогда оно сможет вычислить христиан <...> «Как, вы не читаете книги новой мировой религии, вы продолжаете читать книги православных святых отцов? Значит, у вас неправильная идеология, с вами надо разобраться на парткоме, выгнать вас с работы!».


С другой стороны, в конце 1990-х в Россию проникают, распространяясь в основном в православных кругах, антиглобалистские настроения, манифестирующие неприятие объединения Европы или т.н. нового мирового порядка. Таким образованиям как ООН или ЮНЕСКО, или таким мероприятиям, как введение общеевропейской валюты, создание Шенгенской зоны антиглобалисты приписываются значение подготовки пришествия антихриста, установления его всемирного царства. Объединенный мир представляется антиглобалистами в виде огромного тоталитарного государства во вселенском масштабе.

Современных апокалиптиков прежде всего волнует проблема взаимоотношений государства и личности. Подавление личности и слежка за гражданами становятся новыми эсхатологическими мотивами. Можно сказать, что власть антихриста описывается по канонам романа-антиутопии - литературного жанра, во многом явившимся культурным выражением осмысления тоталитаризма в XX в. Сам этот жанр, начавший формироваться еще в середине XIX в., в свою очередь во многом определяется эсхатологической традицией: он изображает мир наизнанку, нравственно деградировавшее общество, государство, основанное на беззаконии. Ранние антиутопии (О. Сенковский «Записки последнего предпотопного человека», Г. Уэллс «Машина времени», В.Ф. Одоевский «Город без имени», В. Брюсов «Республика Южного Креста» и т.д.) описывают время перед мировой катастрофой (потоп, эпидемия, столкновение Земли с кометой или приближение к Солнцу и т.д.). и изначально является своего рода светской версией Апокалипсиса. В XX в. главными предметами антиутопии становится тоталитаризм, массовое общество и технократия. Все эти мотивы находят отражение в эсхатологических представлениях.

И антиутопия, и современный эсхатологический текст, описывая царство антихриста, рисуют признаки, в политологической терминологии, тоталитарного синдрома. Примечательно, что и в одном, и в другом случае предметом наибольшего внимания становятся взаимоотношения государства и личности, хотя этим, с политологической точки зрения, тоталитарный синдром не ограничивается (существуют еще экономические и прочие аспекты). Это то новое, что в современную мифологию внес XX век: в более ранних эсхатологических представлениях антихрист занимается гонениями на христиан, но не слежкой за ними. Традиционные эсхатологические мотивы переосмысливаются вполне в духе признаков тоталитарного синдрома: поклонение выдающему себя за Бога антихристу предстает как единая официальная идеология; наложение печати Зверя - как средства государственного контроля над частной жизнью граждан и их мышлением; гонения на христиан - как политический террор; лжемессия-антихрист – как диктатор (см. таблицу).


Признаки «тоталитарного синдрома»

Взаимоотношения государства и граждан в антиутопиях Замятин «Мы»; Дж.Оруэлл «1984»; О. Хаксли «О дивный новый мир»)

Эсхатологические мотивы

Контроль не только над политической, экономической, социальной и культурной жизнью общества, но и над частной жизнью людей, равно как и над их мышлением

Постоянная слежка за гражданами (Оруэлл, Замятин)

Компьютер «Зверь». Называется «Зверь». В Апокалипсисе это сказано. Ну, вся информация. ИНН, чё там. Там, в Брюсселе, будут знать, кто ты, чё <...> Там всё про тебя будут знать, сколько ты получаешь, кто ты, с кем ты общаешься, вообще, всё, всё.

Манипуляция сознанием с целью пропаганды: гипноз (Хаксли), ритуалы, поддерживающие чувство солидарности (общее место)

В одном, в новых паспортах, под фотографией, два чипа. Кто берёт, тот роботом становится. Что такое психотропное оружие, генный уровень, сознание, подсознание, знаете?


С помощью мощной компьютерной сети каждую человеческую душу, не принявшую Марию ДЭВИ Христос в сердце, роботизируют с помощью индивидуальной энергетической метки 666 <...> С помощью этой метки будет бесплатная выдача психотропных продуктов, изделий, их продажа и т.д. <...> На любом расстоянии с помощью компьютерного воздействия человек будет управляться и выполнять четкие команды сатаны.


Антихрист распространит специфическое зелье, хранимое в горах Тибета под величайшим секретом сотни тысяч лет <...> Принявшие напиток «блаженства» и согласившиеся получить печать впадут в транс.

Контроль над демографической ситуацией; распущенность, предписанная для всего общества (Хаксли) или его низших слоев (Оруэлл)

Потом, Российская академия планирования семьи <...> Они, наоборот, развенчивают, женщина должна познать много мужчин, мужчина должен познать много женщин, ни к кому не привязываться, никого не любить, и тем более не создавать ребёнка <...> Это идёт всё от рекламы. Вот эта грязь, мишура всякая. Почему? Потому что, что русский народ так невозможно взять на провокацию. И вот поэтому потихонечку приучают.


Участие в массовых оргиях станет обязательным.

Подчиненность всех тех личных, общественных и коллективных интересов, которые могут содействовать развитию истинной природы отдельной личности

Замена имени кодом (Замятин)

Перепишут, на тебя номер поставят, тогда вообще человека не станет. Теряешь фамилию, имя, отчество. Потеряешь человеческий образ.

Граждане разделены на классы (Оруэлл, Хаксли)

Они [евреи] знают, что номер предназначен для гоев, сами же не станут брать номер.

Государство всемирно или претендует на всемирность (общее место)

Царь над всем миром - это антихрист, не вздумай за него расписываться.

Новый язык и единая национальность (общее место)

К чему же подводят нас творцы «серой расы»? К очи­щению «перенаселенной» планеты в интересах «золотого миллиарда» человечества? А может, речь идет «всего лишь» об унификации этнического сознания? О превращении большинства в биороботов, толпящихся у ног сверхчеловека!


Будет единый международный язык сатаны - цифровой.

Единая идеология, полностью отрицающая ранее существовавший порядок и призывающий сплотить всех граждан общества для построения нового мира

Общество всеобщего счастья и сытости - реальное (Хаксли) или манифестируемое (Оруэлл)

Народ идет своим Доброхотам навстречу и толпами направляется в места имплантации, где ему совершенно бесплатно бабахают пару кусочков кремния. И все - ты сыт и доволен. На Земле наступил рай, «золотой «век» - все подконтрольно и в интересах «народа».


Антихрист скажет: «Радуйтесь! Я принес вам <...> радость и благополучие, без всяких усилий».

Использование террора, концентрационных лагерей и политической полиции

Преследование инакомыслия (общее место)

У нас батюшка Рафаил есть такой, старец, так он сказал, говорит, три волны будет. Гонений. Да, первая волна будет, врага <...> против христиан будет. Выбирай, говорит, хлеб или крест <...>. Если крест, то всё, собирай вещи, тебя выселяют. Твоя квартира - уже не твоя квартира.


Не желающих поклоняться Антихристу, будут тотчас убивать.

Антирелигиоз­ность или антихристианство (общее место)\ христианство заменено новой религией (Хаксли, Замятин).

«По пророчествам» этот «Еммануил», или «Мелех», объединит все человечество в одной религии... И кто не примет его религию, будет уничтожен. Ясно, что эта «религия» будет без Господа Иисуса Христа.


Антихрист организует свою церковь. Он придет из числа магов <...> И тогда вынесут все Мои иконы из храмов <...> и предадут на поругание иконы <...> Телевидение станет его живым иконостасом.

Исключительность правителя-диктатора, чья личность может стать решающим фактором, определяющим природу данного режима

Государством руководит сверхчеловеческая личность, почитание которой сродни религиозному (Замятин, Оруэлл)

И человечество <...> признает его проявлением сверхгениальности и всерхмудрости. О новом вожде и спасителе народов молниеносно станет известно во всех странах. Для обольщения людей антихрист покажет многие изумительные чудеса.


Антихрист скажет: <...> «Мертвые воскреснут моей, антихристовой силой. Я есть бог, являющий чудеса».


Руководство скрывает свои истинные намерения (общее место)

В России паспорта дают вот эти, чипы <...> И всё ведь по благовидным предлогом. Борьба с терроризмом <...> давление твоё померить, как ты себя чувствуешь, лекарство тебе, так сказать, подсунут. А на самом деле будет психологическая зависимость, приказ. Ты будешь зомбирован.


Черная фигура льстеца и, замаскированного под смирение, губителя человечества - уже всей мощью давит на бедный, истерзанный его лапами, через своих слуг (Ленина, Сталина, Гитлера, Брежнева, своры мошенников-попов и КГБэшников) мир.



В прихрамовой среде проводимые современным государством реформы могут осмысливаться в апокалиптическом контексте, как реализация «тайны беззакония», плана по физическому и духовному истреблению православных христиан. Например, ваучер может являться «неустойкой, компенсацией из рук убийц за смерть <...> Царя». Вкладывая его, человек получает процент с пролитой царской крови, и тогда ваучер начинает «говорить и действовать через <...> давшего за него именную расписку кровью Царя».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112




Интересное:


Концепция свободы в песнях тюремно-лагерной тематики B.C. Высоцкого
Художественная феноменология поведения «человека идеи» в романе «Преступление и наказание»
«Дневник» Вареньки Доброселовой в контексте романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
Этическая и эстетическая оценка поэзии А.С. Пушкина Вл. Соловьевым. Усиление этического актанта в статьях о поэтах «золотого века»
Идейно-художественная функция центральной фабульной линии романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
Вернуться к списку публикаций