2012-08-14 12:37:36
ГлавнаяЛитература — Утопическое будущее в эсхатологии



Утопическое будущее в эсхатологии


С другой стороны, в будущем мире оправдывается, меняет знак с «минуса» на «плюс» то, что признается греховным в силу лиминальности последних времен, когда мир опасен и нечист. Например, в раннем учении БЦ отношение к браку и семье скорее отрицательное. В Новой Святой Руси есть место семье - «по образцу Святого семейства», при этом семейные приносят те же обеты, что и монашествующие, и их жилые помещения располагаются в одной обители. Все профессии также освящаются. Говоря о настоящем, Иоанн описывает школьное обучение, политику, искусство как виды колдовства. В будущей же России:


Учитель - священник Мелхисидека в классе, журналист - праведный отец, священнодействующий проповедник, лидер партии - архиерей, домохозяйка - священница Иисусова, священнодействующая на домашнем алтаре <...> Народ будет расхватывать номера газет, в каждой из которой будет пророчество и открытая на сегодня воля Божия.


(Фраза о праведной домохозяйке будущего являет разительный контраст с ранним текстом о каждении дьяволу куриным бульоном, которое совершается на кухне ведьмой-матерью, и одновременно заставляет вспомнить образ кухарки, управляющей государством, несомненно, известный архиепископу Иоанну, как человеку старшего поколения). На смену современным масс-медиа - рассаднику разврата - приходит расположенный в небесном пространстве «сферический экран на котором транслируется по всему человечеству Собор священников». Город настоящего - это скопище грешников, обреченное на гибель, а Москва — апокалиптический Вавилон. Новые же «грады» строятся по воле Богородицы при содействии сошедших с неба святых. Даже Москву возможно превратить в «город-храм», посвятив ее Божией Матери, переименовав соответствующим образом названные в честь Ленина и деятелей революции улицы и станции метро.

В идеальном мире Белого Братства, практиковавшего строгий аскетизм и провозгласившего, что «уже не время рожать», рождение детей допускалось еще в ранних текстах, не говоря уже о представлениях современных юсмалиан, считающих сексуальную энергию «божественной энергией творения» и представляющих себе будущий мир как время, когда «у каждого жучка, у каждой собачки будет своя половинка». Современные юсмалиане, прежде демонизировавшие любую технику, теперь готовы оправдать даже компьютер. У Белого Братства есть свой веб-сайт (открыт в 2000 г.); о своих компьютерах они говорят, что они освящены, поскольку в них «заложена божественная информация о Маме». В будущем техники не будет не столько из-за ее вреда, сколько из-за того, что она просто потеряет актуальность: люди будут общаться телепатически, достаточно будет лишь представить себе адресата, и перед человеком возникнет «как бы экран» (вспомним «сферический экран» из пророчества архиепископа Иоанна). В распространенном среди виссарионовцев «Обращении Высшего Разума Вселенной» технику также заменит «энергия разума, с помощью которой он будет управлять и изменять материю».

В будущем мире меняется сама человеческая природа, как физическая, так и духовная. Новые люди совершенны и святы, преисполнены любви и добра, находятся в гармонии друг с другом, с животными и растениями, которые также преображаются. Описания будущего человечества и его взаимоотношений с природой в проповедях основателей разных учений практически не отличаются друг от друга. Вот, например, текст Иоанна Береславского:


Я вижу <...> очень солнечные лица. Благочестивый и праведный народ.


Он также предрекает, что в будущем знамение любви Богородицы проявится в том, что «заговорят горы и животные, ослы и медведи, коровы и лошади». В проповеди Марии Дэви Христос говорится:


Лица одухотворятся любовью к Богу Живому и будут излучать свет и радость... Человек, подходя с любовью, к дереву или животному, будет посылать ему свои импульсы Любви, а те, в ответ, будут приносить ему радость и пользу.


Виссарионовцы, для которых уже сейчас происходит «божественное свершения», начало новой эпохи, повествуя о своей общине, пишут следующее:


На каждом шагу - улыбки, радостные, сияющие счастьем лица <...> Поражает непуганность животного мира <...> Убирая урожай, мы обращаемся к Земле-Матушке с благодарением <...> просим Ее отторгнуть плоды Свои без боли, обещаем восполнить утраченное трудом своим <...> Работая рубанком, благодарим дерево <...> разговариваем с ним, мечтаем о том, как изготовленное нами будет приносить людям пользу.


С другой стороны, люди будущего приобретают сверхъестественные способности и усовершенствованное строение тела, а также сознание. Юсмалиане и виссарионовцы объясняют такую эволюцию с помощью эзотерического концепта появления новой расы или перехода в новую цивилизацию. По учению Белого Братства, после перехода Земли в четвертое измерение ее населят две новые расы - седьмая, состоящая из 144000 праведников, и шестая, т.е. новое человечество. У седьмой расы сердце будет располагаться посередине, а у шестой - справа, «в силу переполюсовки орбиты Земли». Рост человека будет огромен, потому что он, «находясь в ином измерении, приблизится к Небесам». Люди смогут общаться друг с другом телепатически, научатся летать. Шестая цивилизация для виссарионовцев - также время открытия экстрасенсорных способностей и усовершенствования тела. Внутри у человека есть все знания, в данный момент «закрытые из-за вредоносности» человека, и эти знания будут открываться по мере его одухотворения. По проповеди Виссариона, у тех, кто «вернется в Лоно Отца своего Небесного», должны раскрыться биоэнергетические способности, в частности телепатия.

Изменяются способы питания. Для виссарионовцев питание землян заменится космической энергией, потребляемой по биоритмам. О переходе с физической пищи на ее духовную субстанцию говорят и юсмалиане: земляне будущего мира, отказавшись от мяса, сначала будут питаться только растительной пищей, а потом им будет довольно лишь взглянуть на плод, и его энергия сама «перетечет» в человека. Схожий мотив обнаруживается в раннесредневековой иранской мифологии: «Поскольку Машйа и Машйои [прародители] <...> питались сначала водой, потом растениями, затем молоком и затем мясом, люди тоже, когда приходит время им умереть, сперва перестают есть мясо, затем отказываются от молока, затем от хлеба, но воду пьют до самой смерти. И точно так же, когда наступит Эра Хушедара, у людей ухудшится аппетит, настолько, что от одного освященного хлеба три дня и три ночи люди будут сыты. Сперва они откажутся от мясной пищи и будут питаться только растениями и молоком, затем отвергнут молоко, а за десять лет до прихода Саошьянта [мессии] - овощи и будут пить одну только воду; будут обходиться без пищи и не будут при этом умирать». Здесь вряд ли можно говорить о заимствовании, хотя бы потому что цитируемый сборник авестийских текстов был издан в русском переводе лишь в 1998 г., а Мария Дэви Христос пишет о новом способе питания на пять лет раньше. Видимо, мы имеем дело с эсхатологической логикой возвращения к истокам, которая проговаривается в иранском тексте, а в тексте юсмалианском теряется: в первом случае мы видим картину сворачивания мира до исходного состояния, во втором - картину прогресса.

Физическое совершенство является прямым следствием духовного:


При Духовном Расцвете изменится даже состав крови.


По откровениям Иоанна Береславского, грядущая эпоха будет временем «непорочного зачатия», когда чудесным образом будет возможно зачатие детей без вожделения. Таким образом, признаваемая необходимым условием спасения «чистота», недостижимая в наши дни, становится качеством человека будущего мира («непорочное зачатие» ассоциируется прежде всего с Богородицей). Юсмалианские же тексты говорят о достижении обновленным человеком богоподобного состояния: «логосы» будут создавать мыслью новых людей и даже приобретут соответствующий внешний вид:


Лицом Логосы станут похожи на Лик Иисуса Христа с Туринской Плащаницы и Марию ДЭВИ Христос.


Разумеется, люди будущего достигнут физического бессмертия или, по крайней мере, долголетия. По проповеди Иоанна Береславского:


Уже к концу двадцать первого века смерть, по сути, исчезнет. Жизнь постепенно станет продлеваться, и солнечная трансформация небесного света окажет целительное действие на переживших очистительные бедствия.


Бессмертны люди шестой цивилизации, ожидаемой ЦПЗ, и люди седьмой расы в новом мире Белого Братства. В то же время срок жизни юсмалианской шестой расы ограничен тысячей лет. Одно из юсмалианских описаний наследует представлению, распространенному в славянской культуре и восходящему к апокрифической литературе. По тексту Марии Дэви Христос, люди седьмой расы будут «одинакового и очень высокого роста - с юным телом и лицом (независимо: был ли ребенком или стариком на Земле)». Согласно апокрифическому сюжету, люди, пережившие Страшный суд и попавших в царство Божие, будут также одного возраста: «Как пчелы не разнятся одна от другой, но все одного вида и одного возраста, так в воскресении будут и все люди: и не будет ни белых волос, ни рыжих, ни черных, не будет и чернокожих или иных, отличных лицами, но все воскреснут одного вида и одного возраста. Всякое естество человеческое бестелесным воскреснет, как и сказал Я вам: В воскресении не женятся и не выходят замуж, но все - словно ангелы Божии».

Впрочем, согласно другому мотиву традиционной культуры, на том свете каждый останется в том возрасте, в котором умер. Обе идеи, несмотря на свою противоположность, синонимичны; они иллюстрируют один концепт - несуществование в ином мире времени, а значит, возраста и старения. Причины, по которым мотив нестарения принимает утопическую окраску, вполне объяснимы.

Некоторая одинаковость представителей обновленного человечества, таким образом, оказывается довольно традиционным мотивом. Разделение новых людей на несколько видов, разных по уровню совершенства (но внутри которых они также мало отличны друг от друга), также встречается в текстах ряда эсхатологических субкультур, остающихся за пределами данного исследования, как современных, так и относящихся к более раннему времени. Например, согласно учению «Десного братства» (1840 - 1860-е годы), за пределами населенного праведниками Нового Иерусалима будут располагаться 24 царства, жители которых менее совершенны: они бессмертны, но еще подвержены болезням. Возможно, этот мотив предполагает некую незаконченность истории, вытекающую из цикличности; возможность нового витка, заканчивающегося новым апокалипсисом (несовершенство предполагает возможность падения).

Представление о разделение праведных в царстве Божием на чины святости существует и в каноническом православии; иконография Страшного суда знает также абстрактные и одинаковые изображения душ праведных. С другой стороны, этот мотив находит отражение в утопической литературе, приобретая негативное осмысление в антиутопиях. В современных эсхатологических представлениях он также представлен в двух вариантах: одинаковые люди, принявшие печать Зверя и одинаковые праведники в обновленном мире.


Ахметова Мария Вячеславовна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


«Дневник» Вареньки Доброселовой в контексте романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
Античная биография и автобиография
М. Волошин и В. Брюсов на страницах журнала «Весы»
Типология и индивидуальные формы выражения жанровой модификации литературного портрета
Художественная мотивация поведения героев романа «Братья Карамазовы»
Вернуться к списку публикаций