2012-08-14 12:22:40
ГлавнаяЛитература — Роль избранных в установлении нового мира в эсхатологии



Роль избранных в установлении нового мира в эсхатологии


Аскетизм в «последние времена»

За высокую миссию преобразования мира приходится платить большую цену. Находящиеся в особых отношениях с небесными силами и имеющие особое предназначение, избранные должны следовать особым правилам поведения. Прежде всего речь пойдет о новых религиозных движениях, находящихся в стадии выработки повседневных практик; что для прихрамовой субкультуры не так актуально.

Основные правила связаны с питанием. Это не столько пост как ограниченное во времени воздержание от определенных продуктов, сколько полный отказ от них. В Белом Братстве до 1994 г. запрещалось употреблять в пищу мясные и молочные продукты, алкоголь, грибы, шоколад, лук, чеснок, чай и кофе как нечистые - эта практика была заимствована из кришнаитской. Иоанн Береславский советует своим последователям отказываться от мяса, молока и алкоголя, а также ограничивать себя и в обычном питании, например, пить как можно меньше. Последователи Виссариона также придерживаются строгого вегетарианства (веганства), исключающего животные продукты, хотя, по сообщению последовательницы Виссариона, вне общины они могут употреблять молочное.

Здесь налицо не пост в том смысле, как он понимается в институциализованных религиозных структурах. Чтобы понять значение этих правил, надо обратиться к объяснениям, которые дают сами тексты. Прежде всего, это средство выживания в изменяющемся апокалиптическом мире. Так, в откровениях лидера БЦ, употребляющие животные продукты, также как курящие и наркоманы, будут поражены болезнями спинного и головного мозга, им особенно тяжело будет перенести бедствия. Согласно «Откровению Высшего разума вселенной», распространенному среди виссарионовцев, при наступлении новой эры вокруг Земли исчезнет озоновый слой, а с марта 1992 г. идет выделение ядов животного белка, поэтому нужно «построить свое тело из растительного белка, чтобы сохранить свою жизнь».

Итак, прагматика едина, однако мотивация отказа от продуктов в двух данных движениях различна. Для богородичников она вербализуется в духовных терминах, как средство покаяния (кто ест мясо - тот не кается, не очищается, а значит, погибнет), тогда как для виссарионовцев - в терминах медицинских, как средство сохранения здоровья (кто ест мясо - тот будет болеть и не выживет); сами виссарионовцы говорят о веганском питании как о пище «для здоровья плоти» и «экологичной». (Обе мотивации в смешанном виде появляются в проповедях Юоанна Свами: употребление мяса, спиртного и курение «приведет к преждевременной смерти», «ускоряет роботизацию души»).

Неслучайно предписания по поводу питания в откровениях, получаемых виссарионовцами в контактах с духовным миром, звучат скорее как медицинские рекомендации, а в текстах основателя БЦ - это не диета, а аскеза:


Придут времена затвора. Так уйдешь в себя, что потеряешь голос. Пока же соблюди диалектику - предельно открыт миру и замкнут как схимонах. Хлеб, вода, подсолнечное масло и сухофрукты (БЦ).


Мясное в пищу не употребляй, оно питает все опухоли ваши. Молочное же кушать пока можно, но лучше скисшие продукты из него. А с яйцами поосторожней надо быть. Варите лучше все, не жарьте. Канцерогены вам вредны. Простую пищу ешьте вы, картофель, овощи и фрукты, а также ешьте каши все. От рыбы откажитесь тоже, консервы рыбные плохи. Вы знаете, что вредно, но продолжаете все есть. Свою вы волю мобилизуйте, чтобы болезни победить. Простая пища вам полезней, чтобы здоровье сохранить, букет болячек застарелых ведь можно так лишь излечить (ЦПЗ).


Одним из важнейших эсхатологических концептов является превращение ценностей в антиценности, соответственно, перед концом света пища - источник жизни - становится скверной. Мы не располагаем данными относительно особой аскезы в области питания в прихрамовой среде, кроме одного косвенного. Так, о. Даниил (Сысоев) цитирует услышанный им разговор старухи у подсвечника с прихожанкой (правда, явные эсхатологические мотивации там отсутствуют):


Ты мясо не ешь, потому что оно скверно. Кто мясо ест, тот звереет.


Описываемая разница в мотивациях применима и к рекомендациям по образу жизни, в частности, отношению к сну. Архиепископ Иоанн советует молиться ночью и находить для себя разные способы ограничения сна - поклонами, рукоделием, неудобной лежанкой, жесткой подушкой, заводить будильник, чтобы просыпаться через каждые полчаса для молитвы, спать на жестком, в одежде и т.д. Но это также не только аскеза, но и средство спасения, потому что сон, по Иоанну - это «смерть души», когда душу мучают бесы. Наоборот, виссарионовцам представители иного мира предписывают отдых для здоровья:


Для восстановления сил требуется таже соблюдение режима - ложиться спать не позже 22. Самое благоприятное для сна время - 8 часов и самый здоровый сон до 4 утра. Ваше физическое тело сейчас приспосабливается к новым для вас вибрациям Земли-Матушки.


Что касается правил, связанных с одеждой, виссарионовцы резко выделяются на фоне представителей остальных субкультур. В отличие от общего аскетизма и отрицания моды как «сатанизма» или «ядовитого ростка», виссарионовцы уделяют своему внешнему виду большое значение. В идеале, одежда должна быть не куплена, а сшита - своими руками или «своим», для определенного человека, с личным «пожеланием добра»; вручную, из натуральных, «экологичных» материалов, реализуя тем самым установку на «экологизм» и творчество. В раннем Белом Братстве, напротив, существовала своеобразная униформа - белые одежды, носимые проповедовавшими братьями (аллюзия на белые одежды праведников из Апокалипсиса (Откр. 6.11)). В то же время, узнать по одежде современного юсмалианина невозможно.

Наконец, рассматриваемым субкультурам (кроме виссарионовцев) свойственна проповедь аскетизма в области личной жизни, который также мотивируется наступлением эсхатологического времени. Сексуальные отношения исключались в раннем Белом Братстве и не приветствовались в раннем БЦ. До 1994 г. в текстах БЦ утверждается, что через «блуд», которым признаются и отношения в браке, сатана берет власть над человеком; проповедуется «благочестивый брак» не с целью продолжения рода, а как своеобразный духовный подвиг:


Вступайте в Брак святый, чтобы зачать в себе Христа <...> Упасти Господь соединяться плотски! Думаете усладиться и породить, а уподобляетесь двум бычкам на убойном дворе.


С другой стороны, семейная жизнь становится опасной. Так, Юоанн Свами заявлял, что «уже не время рожать», а «в каждой беременной уже поселится душа демона и родится враг». Схожее высказывание можно найти у архиепископа Иоанна:


Придет время, когда утробы материнские будут рожать лишь подобия рода человеческого <...> ибо это будут духи злобы.


Установка, что не время рожать, потому что можно произвести на свет бесов, происходит из универсального для традиционной культуры эсхатологического концепта: перед концом света люди будут как черти. Призывы к отказу от воспроизводства могут объясняться и чисто практически - когда начнутся антихристовы гонения, и одному-то человеку будет выстоять нелегко, а с ребенком - и того труднее (это часто можно услышать в прихрамовой среде).

С другой стороны, аскетизм - составляющая покаяния, необходимого условия для спасения в апокалиптическое время. Например, прихрамовая информантка рассуждает:


А, вот тут я наслушалась, ну вот, монахи тут говорят <...> щас такое время, лучше вообще не рожать. Это мне сказали, я ж тоже хочу замуж, они говорят, найди себе такого вот мужа, например, как жить с ним, ну, брат и сестра, например <...> Таки браки ещё разрешаются. Ну конечно, если там такая любовь... (А почему не рожать? - Соб.) <...> Время трудней всё стало. Щас же такое вот это, покаяние, говорят.


Таким образом, запреты и ограничения не просто являются правилами благочестия, но имеют эсхатологическую прагматику. С одной стороны, это средство отделения «своих», которые должны спастись, от «чужих», которые погибнут. Так, ранние юсмалиане настороженно относились к пище, пришедшей извне - к «мирскому хлебу» и консервам: есть их не разрешалось, чтобы не «мыслить и действовать так, как нечестивцы, приготовившие эти продукты». С другой стороны, это средство выживания в условиях меняющегося мира; с другой - это средство покаяния, необходимого для спасения самого мира.

Необходимость самоочищения является следствием миссии, которая возлагается на избранных: только очистившись самому, можно приступать к очищению мира. Это особенно видно на предписаниях, получаемых виссарионовцами (правда, здесь речь идет прежде всего о духовном самосовершенствовании):


Сегодня настал час Великого прозрения, и далее медлить нельзя. Вы подошли вплотную к той черте, когда от вашего шага зависит не только ваше будущее, но и будущее всей Вселенной <...> Поэтому постарайтесь, родные наши, поскорее избавиться от своих последних и досадных заноз.


Аскетическая практика вообще характерна для религиозных субкультур, настроенных эсхатологически. Именно этими настроениями, например, объясняются аскетические обеты, которых придерживались первое время жители старообрядческого Выгорецкого общежительства, возникшего в Поморье на рубеже XVII и XVIII вв.. Отход от первоначальной строгости в подобных субкультурах отмечается повсеместно, как знак институализации движения. На семантически уровне это соотносится с наступлением «определенности», после которой в возникших ядерных структурах, держащихся силой символа (например, символа конца света), происходит «материализация сообщества», в противоположность прежней дематериализации. В концептах эсхатологически ориентированных субкультур наступление «определенности» может означать начало новой эпохи. Это видно на примере Белого Братства. Когда в процессе судебного разбирательства по делу Братства произошел разрыв между его основателями, М. Цвигун «изгнала» Ю. Кривоногова и отказалась от ожидания катастрофы, объявив о своем разрешении есть все:


Никаких канонов! <...> Вы же - свободны от стен и всяких обрядов <...> Употребляйте любую пищу, если этого требует плоть. Очищу вас! (июнь 1994).


Несколько позднее юсмалианам было дано позволение вступать в брак.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Рациональное и эмоциональное в художественной мотивации поведения героев Ф.М. Достоевского
Образ апокалиптической катастрофы
«Герои времени» в «Некрополе» В. Ходасевича
Вопрошающая стихия диалога в романе Л.Н. Толстого «Война и мир»
Семантика образов и мотивов, развивающих проблему свободы в песнях B.C. Высоцкого
Вернуться к списку публикаций