2012-08-14 12:22:40
ГлавнаяЛитература — Роль избранных в установлении нового мира в эсхатологии



Роль избранных в установлении нового мира в эсхатологии


В первоначальном и более распространенном варианте дивеевской легенды эсхатологическая значимость Канавки обусловлена тем, что ее обходит Богородица. В цитируемом выше нарративе Богородица отсутствует: Ее функции переходят на верующих, которые освящают и защищают своими молитвами Россию. Ю.М. Шеваренкова обратила внимание на типологическое сходство хождения по дивеевской Канавке и славянским ритуалом «опоясывания церкви» или «опахивания», совершаемого с целью избавления от катаклизмов или эпидемий. В традиционной дивеевской легенде действующим лицом является Богородица, в «опахивании» и новой легенде - социум. Если принять рассуждения Шеваренковой, получается, что новая легенда строится по логике прототипической практики.

Наконец, избранные могут являться представителями Бога или иной небесной силы на земле, манифестацией сакрального мира. Юсмалианка Л. рассказывала, что когда она ездила с проповедью по России, ей предложили остановиться в доме, хозяин которого видел сон о посещении его Богородицей.

Избранные обладают особой силой и знанием. Им приписывается способность адекватно осмысливать события настоящего времени, тайный смысл которых скрыт от остального мира. Это с одной стороны является плодом усиленной духовной работы, но с другой - подразумевается как естественное свойство человека, принадлежащего к соответствующей общности.

Избранные способны активно воздействовать на происходящее. Согласно текстам основателя БЦ, молитвы и покаяние народа могут вызвать изменение божественного замысла в отношении мира: избавить Россию от антихриста или даже заменить Страшный суд безболезненным преображением мира; своими молитвами избранные могут отодвинуть сроки бедствий - они властны и над временем. От «церковных людей» можно услышать, что от наших молитв (не святых или старцев, а именно наших) зависит судьба мира. С одной стороны, люди получают что заслужили:


Как будем молиться, так, это, сам Господь и даст. Раньше все пили - дали пьяницу-алкоголика. Ельцина. Щас кидаем друг друга, обманываем - дали борца-президента.


С другой, личная праведность может гарантировать избавление от ужасов апокалипсиса. В откровении архиепископу Иоанну Божия Матерь говорит, что Ее последователям не страшна радиация (ср. с ужасающим образом радиации в богородичных текстах). Наконец, в силах избранных сделать так, чтобы антихрист вообще не приходил:


Если мы будем жить, как полагается, то конца не будет. (И антихриста не будет? - Соб.) И антихриста не будет. Это всё зависит от нас.


Но если антихрист приходит, избранные показывают исключительное бесстрашие перед его лицом. Представители прихрамовой среды могут высказывать уверенность, что «мы, церковь, победим антихриста». При этом сам образ антихриста снижается, и информанты подчас говорят о нем не как о страшном мучителе и гонителе праведников, а как о почти карикатурном персонаже, справиться с которым не представляет особого труда:


Священная Российская империя - покровительница всем народам, будет освобождать все народы из-под власти антихриста, самого засранца выловить и башку отвинтить.


О бесстрашии перед антихристом говорят и сектантские тексты:


Антихриста нельзя будет ничем поразить или убить; до ноября 1993 г. он будет бессмертным, как Кащей. Только Белое Братство не будет его бояться (Белое Братство).

Антихрист не страшен, ему страшен небоящийся его (БЦ).


Избранные оказываются сильнее потусторонних сил. В откровении, полученном архиепископом Иоанном, Богородица просит его последователей побеждать «силы космического разума <...> божественной Любовью <...> силы космической гипнотичности <...> божественным Светом». Однако они способны поражать не только демонов - духовных врагов, но и конкретных людей, признаваемых слугами антихриста. По мнению монархистов-»опричников», молебен 9 декабря 1990 г. вызвал скоропостижную смерть А. Хаммера, «ненасытного грабителя России <...> и тайного советника всех советских вождей». В ранних юсмалианских изданиях содержится множество рассказов о том, как белые братья и сестры проклинают людей, срывающих со стен листовки с изображением Марии Дэви Христос, неуважительно отзывающихся о ней или истязающих верующих, и тотчас с «богохульниками» (как правило, это представители власти - милиционеры или ОМОНовцы) происходят весьма неприятные вещи:


10 октября днем в Москве (34 отделение) забрали в милицию 7 юсмалиан, т.к. запрещено собираться в группы - больше двух. Наряд насильников - был ПРОКЛЯТ!.. В спецприемнике утром милиция долго извинялась перед Братьями и просила очень: «Не проклинать!» Ибо, проклятые омоновцы так и не вернулись с ночной службы: погибли!


Проклятие избранных может иметь далеко идущие последствия для государства в целом:


Два юсмалианина безвинно погибли в Московской тюрьме от пыток и 40-дневной голодовки... За это были Прокляты Московские власти; тут же произошел кровавый путч [1-3 октября 1993 г.] - погибло более 2000 человек в результате переворота и его последствий!


Впрочем, в какой-то мере святость избранных может оказаться опасной и для обыкновенных людей, не принадлежащих к их общности: так, юсмалианам запрещалось прикасаться к мирским по той причине, что их особая аура обжигает «чужих» божественной энергией - Фохатом, вызывая их гибель. Последнее можно объяснить и как «мистическую опасность» лиминального существа, и как свойственное мифологическому мышлению неразличение сакрального и нечистого, видение опасности и в одном, и в другом.

В предапокалиптическое время происходит разделение людей на сторонников Бога и сатаны; в некоторых случаях разделение производят сами избранные. Например, в обязанность юсмалианам на первом этапе существования Белого Братства вменялся «учет» населения «славянского региона»:


Ступайте, Рыцари, по миру:

Несите всем Благую Весть;

Спешите праведных пометить -

Всех до единого учесть.


Показательно, что в ранних юсмалианских текстах противники Марии Дэви Христос, которых полагалось проклинать до третьего колена и налагать «метку смерти», обрекающую на вечные муки в аду, называются «козлами». Это недвусмысленно отсылает к евангельскому тексту, где совершающий Страшный суд Христос уподобляется пастырю, отделяющему овец от козлов (Матф. 25. 32). По сути, в ранних юсмалианских текстах отражается претензия на самостоятельное осуществление Страшного суда. Иногда избранные не только вершат суд над современниками, но и готовят своим молитвенным подвигом к наступлению Страшного суда представителей прежних поколений:


Мы рождены принимать роды покойников - всех восстающих на Суд. На нас великая задача.


Таким образом, миссия избранных сливается с миссией Бога, и иной раз бывает практически невозможно отделить одно от другого.

Если принимать разделение утопий на умозрительные рассуждения об идеальном мироустройстве и буквальное строительство царства Божия на земле, последняя тенденция будет особенно выражена в деятельности ЦПЗ. Последователи Виссариона занимаются буквальным строительством нового Иерусалима - города под названием «Обитель Рассвета». Он, как предполагают виссарионовцы, должен стать центром, из которого «зарождается новая культура, традиции, быт, зарождается новый этнос, не имеющий ни нации, ни языка, ни религиозных границ <...> идет активное формирование Единой Семьи».

С одной стороны, необходимой практикой для построения нового общества в ЦПЗ признается внутренняя работа отдельно взятого человека, очищение от «негативных мыслей», эгоизма, зависти и т.д. Это также объясняется как средство выживания, поскольку, по представлениям виссарионовцев, негативные эмоции и поступки вызывают болезни (головные боли появляются от недовольства, педикулез - от «внутреннего неприятия друг друга, ведущего к постоянному беспокойству», а вирусы поражают лишь «испуганных, безрадостных, маловерных людей»). С другой стороны, только избавившись от «негатива», можно пережить изменения, происходящие в настоящий кризисный момент на планете - повышение уровня радиации, увеличение озоновых дыр и т.д.

С другой стороны, важную роль в построении нового общества виссарионовцы относят физическому труду. Вообще они в отношении своей деятельности довольно часто употребляют такие слова, как «строить», «строительство» и т.д., декларируя свое непосредственное участие в созидании будущего. При этом делается акцентируется роль труда, провозглашаемого поистине святым делом. Наравне с другими российскими экопоселениями (Китеж, Нево-Эковиль и т. д.), ЦПЗ представляет собой своего рода утопию труда, близкую к западным альтернативным поселениям второй половины XX в. (Farm, Crystal Water и т. д.). Замена механизированного производства освоением и возрождением «ремесел и исконно русских промыслов» видится залогом выживания в погибающем мире, избавления Земли-Матушки от страданий, причиняемых ей технократическим обществом современности. С другой стороны, труд оказывается не только необходимостью, но и средством достижения внутренней гармонии. Фотографии из газеты «Земля Обетованная» изображают строителей, гончаров, жнецов со счастливыми, вдохновенными лицами, что напоминает передовицы советских газет. Работа в общине, совмещенная с духовной практикой, противопоставляется городской суете:


В Москве даже сидя дома, находишься в суете. А там - в гармонии с природой, медитируя, работаешь.


Идеализация и сакрализация труда у последователей Виссариона в целом близка умонастроениям западных утопических общин второй половины XX в. Исследователи отмечают, что НТР и «административная революция», а также воздействие массовой культуры, повлекли за собой строгую регламентацию и стандартизацию не только труда, но и досуга. В этих условиях рождается «утопия труда» со своеобразной трудовой этикой и психологией, идеализирующая превращенный в игру труд. Таким парадоксальным образом осуществляется «вечная мечта утопистов - освобождение от труда». Вообще, в традиционной культуре отношение к труду амбивалентно: с одной стороны, это проклятие Божие, тяжкая доля человека на земле; и одним из утопических мотивов, в том числе, в русской традиции, является «вечный покой». С другой стороны, труд - это религиозный подвиг или состояние, вызванное вмешательством сверхъестественного мира. Проникновение топики труда в собственно утопию, включая в рассказы о потустороннем мире, где труд становится больше целью, чем средством - черта конца XIX - XX в. (в теософски ориентированной литературе, а также в позднесоветских и постсоветских эзотерических текстах праведные на том свете «работают», «трудятся» на благо космоса).

По мнению А.А. Панченко, утопия виссарионовцев - это «симбиоз советских утопических ожиданий и современной массовой религиозности», некогда обещанный советскому народу коммунизм, построением которого «руководит уже не КПСС, а пришедший ей на смену Христос». Не отрицая значимости для виссарионовцев, как, впрочем, и для других постсоветских религиозных субкультур, советской идеологии и риторики, мы бы хотели подчеркнуть здесь своего рода мессианство. Восприятие человеком своих действий как строительства царства Божия, в котором он принимает участие, оказавшись в критической точке истории, равнозначно для него сознанию, что судьба мира во многом зависит и от него тоже.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Значение истории Горшкова в сюжетно-смысловой структуре романа «Бедные люди»
«Дневник» Вареньки Доброселовой в контексте романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
Монархическая утопия в эсхатологии
Полемический подтекст романа Ф.М. Достоевского «Бедные люди»
М. Волошин и В. Брюсов на страницах журнала «Весы»
Вернуться к списку публикаций