2012-08-12 20:29:49
ГлавнаяЛитература — Автобиография как жанровая модификация мемуаристики: канон и жанровые вариации



Автобиография как жанровая модификация мемуаристики: канон и жанровые вариации


Если в литературных портретах все внимание мемуариста было сосредоточено на современниках — интересных людях и необыкновенных личностях, то в автобиографии, уже по значению термина, подразумевается повествование о себе.

Актуальность включения автобиографии в поле мемуаристики несомненна. О том, что «автобиография - жанр мемуарной литературы», говорится во многих работах отечественных исследователей. Вспомним уже цитированные нами (во введении) высказывания Л. Гаранина, В. Пискунова, Н. Великой, В. Барахова, А. Мельникова об общей мемуарной природе автобиографии и других жанровых форм - записок, портретов и др. Как пишет Л. Гинзбург в книге «О психологической прозе», «типология мемуаров многообразна — от Исповеди» Руссо с ее предельным самораскрытием человека до хроникально-политических воспоминаний мадам де Сталь («Десять лет изгнания»)».

На примере автобиографии проследим, какие все-таки ее свойства позволят отнести автобиографию к мемуаристике.

Вспомним по этому поводу ведущие свойства мемуаристики. А. Тартаковский назвал три признака мемуарной литературы: субъективность, ретроспективность и память. Л. Гинзбург выделила следующие: установка на подлинность и фермент недостоверности, обусловленные правом мемуариста на субъективность.

Для автобиографии характерны, как мы увидим далее, все данные качества.

Е. Голубева прямо пишет, что автобиографии свойственно «ретроспективное отражение реальных событий», которое, в свою очередь, «объективирует освещаемые в автобиографии факты и явления» и обобщает их и, с другой стороны, - «усиливает психологичность повествования». К тому же основным требованием, предъявляемым к автобиографическим произведениям, является «установка на подлинность», а также «субъективное осмысление, личностная авторская оценка» достоверных фактов и событий.

Ретроспективность как одно из присущих автобиографии качеств также выделяет Ф. Лежен, известный французский исследователь автобиографической литературы: «Автобиография является повествовательным текстом с ретроспективной установкой, посредством которого реальная личность рассказывает о собственном бытии».

В соответствии с теорией Ф. Лежена, М. Вагнер-Эгельхафт в книге «Автобиография как жанр» предлагает пять основных характеристик автобиографии: 1) ретроспективность повествования, 2) прозаическое произведение, 3) жизнеописание, 4) идентичность автора повествования рассказчику, 5) слияние (как правило) рассказчика с главным персонажем.

Н. Николина в книге «Поэтика русской автобиографической прозы» (2002) суммирует общие признаки, свойственные автобиографическим произведениям разных типов. Это «установка на воссоздание истории индивидуальной жизни», «принципиально ретроспективная организация повествования» и «идентичность автора и повествователя или повествователя и главного героя».

Несмотря на очевидность включения автобиографии в поле мемуаристики, Литературный энциклопедический словарь определяет автобиографию только как самостоятельный «литературный прозаический жанр», который следует отделить от «смежных жанров: биографии, мемуаров, дневника» (Литературный энциклопедический словарь, 1987, с. 12). Словарная статья направлена в основном на разграничение автобиографии и других мемуарных форм, прежде всего мемуаров, оправданное, по мнению автора статьи В. Мильчиной, тем, что в автобиографии «автор сосредоточен на становлении истории своей души в ее взаимоотношениях с миром», тогда как автора мемуаров интересует «прежде всего сам этот мир, люди, которых он встречал, события, которые наблюдал и в которых участвовал».

Мы считаем, что назрела необходимость добавить в текст словарной статьи упоминание о том, что автобиография и мемуаристика соотносятся как часть и целое. К тому же в статье «Мемуары» некоторые «типы» мемуаров уже названы - историческая проза, воспоминания, семейная хроника, литературный портрет и не определяемый номинативно тип, иллюстрируемый произведением А. Герцена «Былое и думы» (Литературный энциклопедический словарь, 1987, с. 216).

Интересно, что в Большой советской энциклопедии в статье «Автобиография» есть упоминание о «близости» автобиографии к мемуарам, хотя в ней присутствует «большая сосредоточенность на личности и внутреннем мире автора» (БСЭ. 3-е изд. М., 1974. Т. 1. С. 117).

Таким образом, можно заключить, что автобиографию с полным правом можно считать жанровой модификацией мемуаристики на основе вышеобозначенных жанрообразующих признаков.

Необходимо разобраться в таком сущностном показателе автобиографии, как содержание предмета повествования. Н. Николина соглашается с Ф. Леженом в том, что автобиография - это прежде всего рассказ реальной личности о собственном бытии, причем французский исследователь обращает внимание на тот факт, что автор «делает ударение именно на своей личной жизни, особенно истории становления своей личности».

В связи с этим представляется особенно плодотворным разграничение «автобиографических и автопсихологических текстов», предложенное Л. Гинзбург. По мнению литературоведа, первые воспроизводят в основном события, поступки, также мысли и идеи в контексте жизненных перипетий, вторые - психическое, душевное развитие, взятое соло, то есть в отрыве от фактов реальной жизни, спровоцировавших то или иное движение души.

Автопсихологическим типом является, например, произведение Ф. Петрарки «Тайна, или Книга бесед о презрении к миру» - самое интроспективное произведение итальянского Ренессанса. Ф. Петрарка не сообщает фактов своей биографии - он обсуждает свой характер и нравственные принципы.

Но именно Ж.-Ж. Руссо «сумел раскрыть и текучесть сознания, и абсолютное единство личности». «Исповедь» как классический образец автопсихологического произведения способствовала становлению психологизма, индивидуализма и интроспекции в европейской литературе. «Исповедь» «дала человечеству новое и грандиозное обобщение закономерностей душевной жизни». Мы считаем предложенное Л. Гинзбург деление продуктивным.

Необходимо оговорить следующее. Действительно, основной предмет повествования в автобиографии - личная жизнь автора, причем он является жанрообразующим признаком. Но нам кажется, что это более справедливо для классических автобиографий, тогда как XX век углубил тип, характеризующийся тенденцией писателей связывать свою личную историю с общественной жизнью. Открытие данного типа принадлежит А. Герцену, чье произведение «Былое и думы» стало, по мнению Л. Гинзбург, «новой ступенью познания действительности и человека».

Именно «Былое и думы» положило начало автобиографиям «общественного» звучания, когда в произведении присутствует «не столько психологическое самораскрытие человека, сколько историческое самоопределение человека» и когда автор ощущает себя не частным, приватным человеком, но «представителем поколения».

Оговоримся, что мы не считаем «Былое и думы» только автобиографией: тем самым мы бы не учли многих концептуальных моментов и сузили бы значение произведения, которое Л. Гинзбург рассматривает как свободную жанровую систему, являющуюся, однако, гармоническим воплощением авторского замысла, в котором личная тема становится частью завершенного в своей целостности произведения. Некоторые литературоведы (В. Барахов, Н. Николина) считают «Былое и думы» «непревзойденным образцом автобиографии нового типа».

Нам важно подчеркнуть только особый характер автобиографизма, присущий произведению А. Герцена и являющийся своего рода достижением в развитии мемуарно-биографической литературы, закономерным результатом углубившегося взгляда на себя. В «Былом и думах» по жанровой специфике можно предугадать общее направление последующего развития автобиографического жанра и стремление авторов XX века воссоздать на материале личных воспоминаний целостную картину общественной жизни. Другими словами, в произведении А. Герцена мы хотим обратить внимание на историзм мышления автора, при котором история является не просто активным фоном, но продолжением и содержанием жизни писателя, структурой и «художественной тканью» автобиографического произведения, а время становится художественным образом.

Это новый этап развития автобиографического жанра, обусловленный также глобальным усилением автобиографического начала в XX веке и «интенсивным развитием чувства личности автора, жизнь которого все более осознается в неразрывной связи со своей эпохой».


Кириллова Екатерина Леонидовна







Интересное:


«Живые лица» З. Гиппиус: портреты-встречи
Символика самолета, птицы и полета у В.С. Высоцкого в разработке проблемы свободы
Тема творчества как смысловой инвариант набоковских рассказов
Внутренний мир драматургии Н.В. Гоголя
Взаимодействие поэзии и прозы в новеллистике В. Набокова
Вернуться к списку публикаций