2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяБиржи и биржевое дело — Векселя



Векселя


Содержание

  1. Роль векселя в хозяйственном обороте.
    1. Исторический очерк
    2. Возобновление вексельного оборота в Российской Федерации.
    3. Проблемы и перспективы вексельного обращения в России.
  2. Очерк вексельного права
    1. Источники вексельного права и юридическая природа векселя
    2. Векселеспособность.
    3. Выдача и передача векселя.
    4. Виды векселей
    5. Составление и реквизиты векселя
    6. Экземпляры и копии векселя.
    7. Индоссамент
    8. Аваль.
    9. Предъявление векселя к акцепту и платежу. Протест.
    10. Вексельный иск. Регресс.
    11. Дефекты векселя.
  3. Классические операции банка и предприятия с векселями.
    1. Вексель как орудие коммерческого кредита (кредита поставщика).
    2. Вексельные кредиты. Учет (предъявительский кредит) и переучет векселей.
    3. Векселедательский кредит
    4. Онкольный счет.
  4. Современные схемы применения векселей.
    1. Пополнение оборотных средств предприятий.
    2. Ссуды между предприятиями.
    3. Активно-пассивные операции.
    4. Заем под векселя.
    5. Коммерческие бумаги.
  5. Регулирование вексельного обращения
    1. Налогообложение и бухгалтерский учет операций с векселями на предприятии
    2. Использование векселей в механизмах рефинансирования Центральным банком.
    3. Саморегулирование вексельного рынка. Ассоциация участников вексельного рынка (АУВЕР).
  6. Список использованных источников
  7. Приложения
    1. Приложение 1
    2. Приложение 2

Очерк вексельного права

Приступая к изложению этого раздела, заключим с читателем следующее соглашение об употребляемых терминах. В силу безраздельного, как и в старь, господства в нашем хозяйственном обороте простого векселя, подразумеваем, что:

вексель - есть простой вексель;

тратта - есть переводный вексель

векселедатель - есть векселедатель простого векселя;

трассант - есть векселедатель переводного векселя.

Другие термины будут определены далее в тексте. То, что написано о векселе, относится и к тратте, если не оговорено иное.

Представляя собой очерк, данный раздел не претендует на сколь-нибудь полное изложение предмета, речь идет лишь о попытке провести утраченные за многие десятилетия связи вексельного права с современными реалиями применения векселя в хозяйственном обороте. Труды классиков вексельного права - П.П.Цитовича, А.Ф.Федорова и других - несмотря на давность остаются непревзойденными образцами и основными источниками для фундаментального изучения вопроса. Из современных авторов мы бы рекомендовали публикации Е.А.Крашенинникова, Д.Л.Иванова, Ф.А.Гудкова, В.А.Белова, А.А.Вишневского, Л.А. Новоселовой, Л.Г. Ефимовой [13,14,20,22,23,26,38,].

Источники вексельного права и юридическая природа векселя

Пожалуй, больше всего разноголосицы и противоречивых мнений вызывают вопросы, находящиеся на стыке вексельного и иных отраслей права, прежде всего гражданского. Особое внимание этой области уделяется как из-за ее обширности и сложности, а также в связи с теми масштабами, которые получает у нас вексельное обращение.

Система источников вексельного права имеет строго иерархический вид. Ее фундамент составляет международный Единообразный закон о переводном и простом векселе (ЕВЗ), регулирующий отношения между сторонами вексельного обязательства. Его задача состоит в обеспечении ликвидности векселя в международном хозяйственном обороте путем установления общих правил. Далее, национальный вексельный закон [4] может вводить и дополнительные, не противоречащие ЕВЗ, вексельные правила. Однако за рамками вексельного закона остается множество вопросов, которые разрешаются нормами и понятиями гражданского и других отраслей права. Поэтому эти нормы (насколько они не противоречат явно установленным вексельным правилам) относятся к числу дополнительных источников вексельного права.

Источники вексельного права есть те формы, в которых возникают, действуют и прекращают свое действие нормы вексельного права [46,48]. По мере развития этими формами являются сначала обычай, затем закон и обычай, затем лишь закон. Закон, по мере того, как он закрепляет обычай и судебную практику, становится единственным источником вексельного права. В основе этого фундаментального вывода лежат два факта:

- веления вексельного закона не могут быть выведены, изменены или прекращены другими формами;

- вексельный закон в основном замкнут в себе, сам себя объясняет.

В соответствии со сказанным, прежде всего следует указать на т.н. прецептивный (наставительный, исключающий толкование) характер вексельного закона, и на особое правило для него, иное, нежели для гражданского законодательства - запрещено все, что не разрешено [48].

Однако, поскольку вексельный закон пусть редко, но все же ссылается и использует немногое из гражданского права, следует и формы последнего привлечь как дополнительные источники вексельного права [46,48]. Это прежде всего вопросы векселеспособности и отношений между лицами, на почве которых возникло или передавалось вексельное обязательство.

Наставительный характер вексельного закона означает отсутствие свободы судебного или какого-либо иного толкования. Допускается лишь толкование самого вексельного факта - т.е. установление тех или иных его признаков установленным в законе определениям. Увы, в нынешней судебной и хозяйственной практике часто нарушается этот принцип [14,38].

Для вексельного права России, как правопреемницы СССР, основополагающими являются:

"КОНВЕНЦИЯ О ЕДИНООБРАЗНОМ ЗАКОНЕ О ПЕРЕВОДНОМ И ПРОСТОМ ВЕКСЕЛЕ", заключена в Женеве 07.06.30 и вступила в силу для СССР 25.11.36 ("Собрание Законов", 1937, Отд. II, N 18, ст. 108);

"КОНВЕНЦИЯ, ИМЕЮЩАЯ ЦЕЛЬЮ РАЗРЕШЕНИЕ НЕКОТОРЫХ КОЛЛИЗИЙ ЗАКОНОВ О ПЕРЕВОДНЫХ И ПРОСТЫХ ВЕКСЕЛЯХ", заключена в Женеве 07.06.30 и вступила в силу для СССР 25.11.36 ("Собрание Законов", 1937, Отд. II, N 18, ст. 109);

"КОНВЕНЦИЯ О ГЕРБОВОМ СБОРЕ В ОТНОШЕНИИ ПЕРЕВОДНЫХ И ПРОСТЫХ ВЕКСЕЛЕЙ", заключена в Женеве 07.06.30 и вступила в силу для СССР 25.11.36 ("Собрание Законов", 1937, Отд. II, N 18, ст. 110.);

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦИК и СНК СССР "О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПЕРЕВОДНОМ И ПРОСТОМ ВЕКСЕЛЕ", принято 07.08.37 № 104/1341 (СЗ СССР, 1937г., N 52, ст.221).

Обзор по странам СНГ дан Е.А.Павлодским [1]. Что касается "дальнего зарубежья", то лучше всего это сделано в Справке по вексельному [2] законодательству СССР и иностранных государств.

Взгляд на юридическую природу векселя претерпел довольно сложные трансформации на протяжении истории.

Первоначально юристы, воспитанные на римском праве, подводили вексель под сделки, им предусмотренные (договоры мены, купли-продажи, займа, поручения), либо под их сочетания. В любом случае, главным здесь был момент трактовки векселя как договора, что в свое время явилось основанием для французского законодательства. Последнее рассматривало вексельные сделки как договор мены с переводом, а вексель - как результат договора, с которым он находится в непосредственной связи. Обязанность платежа вытекала отнюдь не из векселя, но из договора.

При взгляде на вексель как на договор возникало много вопросов, над изощренными решениями которых поседело немалое число юристов.

Этот взгляд совершенно не удовлетворял потребностям торгового оборота в силу очевидных причин. Исходя из потребностей практики, в середине XIX века возникла теория одностороннего обязательства Карла Эйнерта. Самое, может быть, ценное в этой теории, это подход, состоящий в отправлении прежде всего от потребностей хозяйственного оборота, а потом уже от исторического прошлого векселя. "Вексельное право, какое нужно XIX столетию" - таково название этого труда, появившегося в Германии в 1839 году. Согласно Цитовичу [48], основные положения, выдвинутые Эйнертом, могут быть сведены к следующим.

1. Вексель - это торговые деньги, возникшие из кредита торговца. Нет особой разницы между переводным и простым векселем в этом отношении, лишь в силу исторических причин переводной вексель стал господствующим в Западной Европе.

2. Обещание заплатить дается векселедателем не одному единственному определенному лицу, но всем его законным владельцам, как это имеет место при выпуске облигаций. Это означает, что договора о векселе нет, есть одностороннее обязательство векселедателя, сделка же, послужившая причиной его рождения, после этого имеет для векселя лишь познавательный, исторический интерес.

3. Акцепт в переводном векселе есть опять-таки одностороннее обязательство трассата заплатить векселедержателю, гарантированное трассантом.

4. Бланковый индоссамент есть наиболее естественная форма передачи векселя. Передача по надписи в конце концов затрудняет обращение. Бланковый индоссамент превращает вексель в бумагу на предъявителя, полностью уподобляя его бумажным деньгам. Основное назначение передаточной надписи состоит не в легитимизации векселеприобретателя, но в том же поручительстве за платеж.

Фундаментальный вывод Эйнерта, таким образом, таков: сила вексельного обязательства вытекает не из договора, послужившего причиной его появления, а из самого векселя, заключающего в себе одностороннее и абстрактное обязательство векселедателя произвести платеж законному векселедержателю.

Такой взгляд подразумевает письменную форму векселя, причем строго установленной формы, под угрозой его ничтожности.

Теория Эйнерта дала толчок и послужила основой других подходов. Но здесь мы оставим вопрос, занимающий юристов, в чем источник силы вексельного обязательства, отсылая читателя к специальной литературе.

Для нас важно установить, что вексель приемлем как средство обеспечения кредита, как средство обращения, если вексельное требование вытекает исключительно из него самого и из законного права владения этим документом. С практической точки зрения, вытекает определение векселя как передаваемого в упрощенном порядке письменного, установленной законом формы, одностороннего, безусловного и абстрактного денежного обязательства, состоящего под солидарной ответственностью надписателей лиц и подлежащего платежу законному векселедержателю против предъявления самого векселя под угрозой процессуально строгого взыскания.

Следует заметить, что с выдачей векселя не становится ничтожным договор между лицами по поводу выдачи и передачи векселя, ибо на его выполнении основывается вывод о добросовестности приобретения векселя. Также, в зависимости от характера сделки, решаются вопросы налогообложения доходов от сделки с применением векселя и бухгалтерского учета. Другое дело, что условия сделки не отражаются на обращении векселей и взыскании долгов по ним - именно в этом причина и смысл абстрактности векселя.

Однако развивающаяся судебная практика далеко не вполне находится в согласии с фундаментальными принципами вексельного права. Так, в связи с большим значением для банковской практики, да и вообще для практики применения векселей в хозяйственном обороте, в АУВЕР поступают запросы с просьбой высказать свою позицию в отношении разъяснения Пленумов ВАС РФ и ВС РФ вопросу начисления процентов в векселе сроком по предъявлении с оговоркой "не ранее" определенной даты и формы такого векселя, а также по вопросу уменьшения пени в случае неоплаты векселя. Но не только таких частных вопросов касается этот документ.

Согласно п. 1 Постановления Пленумов ВАС РФ № 14 и ВС РФ №33 от 4 декабря 2000 года "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей", вексельные сделки (в частности, по выдаче, акцепту, индоссированию, авалированию векселя, его акцепту в порядке посредничества и оплате векселя) регулируются нормами специального вексельного законодательства. Вместе с тем данные сделки регулируются также и общими нормами гражданского законодательства о сделках и обязательствах (статьи 153 - 181, 307 - 419 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исходя из этого в случаях отсутствия специальных норм в вексельном законодательстве судам следует применять общие нормы Кодекса к вексельным сделкам с учетом их особенностей.

Согласно п. 19 Постановления, указанием даты начисления процентов в векселе должна считаться как прямая оговорка типа "проценты начисляются с такого-то числа", так и дата наступления минимального срока для предъявления к платежу векселя сроком "по предъявлении, но не ранее". Начисление процентов на сумму векселя со сроком платежа по предъявлении заканчивается в момент предъявления векселя к платежу.

Согласно п. 27 Постановления, проценты и пеня, указанные в статьях 48 и 49 Положения о переводном и простом векселе, выплачиваются в размере учетной ставки Центрального банка Российской Федерации, причем пеня может быть уменьшена судом на основании статьи 333 ГК РФ.

Сказанное в п.1 Постановления является ключевым для понимания и оценки выводов, сделанных Пленумом, в частности, в пп. 19, 27.

Вексельные сделки, т.е. действия граждан и юридических лиц, влекущие выдачу и передачу векселя, изменение текста векселя, никак не регулируются нормами специального вексельного права. Это предмет гражданского права. Поэтому иногда употребляется термин гражданское вексельное право, или вексельное право в широком смысле. Специальное (или в узком смысле) вексельное право регулирует исключительно вексельные правоотношения, т.е. отношения, вытекающие исключительно из самого векселя. И его нормы никак не могут быть дополнены (если речь не идет только об устранении неопределенности применения) или тем более изменены на основании норм иного права. Вслед за важнейшим источником вексельного права - вексельным законом - стоит обычай, сложившийся на почве применения его норм. И то лишь постольку, поскольку

Нормы гражданского или иного права применяются лишь для регулирования отношений между субъектами по поводу выдачи или передачи векселя, решения вопросов векселеспособности, недобросовестности, грубой неосторожности. На эти понятия вексельное право опирается, использует, беря их как данное из других областей права. В этом состоит некоторое отступление от самодостаточности, полноты вексельного закона, его абстрактности. И через эти понятия, и только через них, проходит связь вексельного и иного права.

Краеугольный камень вексельного права есть сугубо формальный, прецептивный (наставительный) его характер, т.е. исключающий толкование судом норм вексельного закона. Благодаря этому и имеет место высокая оборотоспособность векселя, международный статус вексельного закона.

Как видно из Постановления, этот фундаментальный принцип вексельного права не осознан в полной мере до сих пор. Это можно понять, ведь поиски места вексельного права в общей системе права, продолжались на протяжении столетий, по крайней мере до времени Карла Эйнерта. Неудивительно, поэтому, отсутствие ясности в этом вопросе. Тем более если учесть тот факт, что занимающие ныне высокое положение многие российские правоведы в начале и расцвете своей профессиональной деятельности, проходившей в советскую эпоху, были лишены потребности, да и возможности изучить проблему на практике. Видимо, в этом же коренится и причина пренебрежения обычаем как источником права, хотя это его значение в вексельном праве ограничено известным образом.

В итоге, оценивая в целом положительно рассматриваемое Постановление, следует сказать и о весьма спорных выводах. Оценка некоторых из них (в пп.19, 27) следует из вышесказанного по поводу содержания п.1 Постановления.

Итак, согласно ст. 5 ЕВЗ, в векселе сроком по предъявлении проценты начисляются со дня составления переводного векселя, если не указана другая дата. Срок в ст. 34, не ранее которого такой вексель должен быть предъявлен, ЕВЗ не определяет как такую дату. Попытка наделить его данным смыслом в п. 19 Постановления противоречит наставительному характеру вексельного закона, а также противоречит обычаю, находящемуся в соответствии с положениями вексельного закона.

Поэтому, с нашей точки зрения, такой вывод должен быть признан не соответствующим законодательству.

Добавим, что точка зрения [3], согласно которой такая трактовка следует из требования определенности суммы векселя, также не может быть принята. По причине, во-первых, нарушения принципа наставительности (попытки толковать), а во-вторых, потому что ничего не добавляет к определенности суммы. Процентная оговорка сама по себе есть допустимое законом отступление от определенности суммы, и устранение такого отступления тождественно устранению самой процентной оговорки, полумеры же не достигают цели.

На вопрос в общей постановке - может ли быть изменен размер санкций за неоплату предъявленного векселя в срок - следует дать ответ "нет", исходя опять-таки из наставительного характера вексельного закона. Даже не привлекая во внимание международный статус вексельного закона, ибо прецептивность есть причина (не единственная) придания вексельному закону международного характера, но не наоборот. Однако, видимо придавая международному статусу первенство (в этом, наверное, и есть причина непоследовательных действий), в п. 27 Постановления Пленумы не рискнули коснуться размера процентов, установленных ЕВЗ, жертвой стал размер только пени, установленной национальным законом. Между тем законодатель вовсе не делает различия между процентами и пеней, устанавливая правила их выплаты.

Итак, в нашем случае прежде всего следует выяснить волю законодателя, предусмотревшего в ст. 3 национального вексельного закона (№48-ФЗ от 11 марта 1997 г.), что проценты и пеня, указанные в статьях 48 и 49 Положения о переводном и простом векселе, выплачиваются в размере учетной ставки, установленной Центральным банком Российской Федерации по правилам, установленным статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Неявно в Постановлении подразумевается, что законодатель, делая отсыл к ст. 395, допустил возможность применения и других норм обязательственного права, что ниоткуда не следует и никак не обосновано в Постановлении. Сам законодатель, не указав явно, какие правила должны применяться (а лучше, дав прямое указание), спровоцировал это. Однако воля законодателя все же усматривается довольно ясно - речь идет о порядке ВЫПЛАТЫ процентов и пени, но не об определении их размера, установленного равным ставке Банка России. Порядок выплаты уточнен в ч.З ст. 395 ГК РФ, в которой устранена неопределенность вексельного закона в части решения вопроса, по какой день начисляются проценты, а именно, проценты взимаются по день уплаты всей суммы кредитору. При таком подходе не страдают основополагающие принципы вексельного права. Отсылка законодателя на упомянутую норму ст. 395 не дает никаких оснований привлекать нормы статьи 333 ГК и иные, да и вообще ставить вопрос об изменении размера пени.

Таким образом, вывод п. 27 Постановления о возможности изменения размера пени не может быть признан соответствующим законодательству.

В заключение следует добавить, что выдача векселя, учитывая его высокую оборотоспособность, роль в денежно-кредитной системе, есть, в известном смысле, публичный акт. И цель установленных вексельным законом санкций состоит не только и не столько в том, чтобы удовлетворить законные интересы кредитора при просрочке должника, а строго наказать последнего. Иначе вексель никогда бы не смог исполнять такие важные функции как инструмента кредита и средства обращения товаров и услуг и стать родоначальником современных денег.



[1] В.В. Ильин, А.В.Макеев, Е.А.Павлодский. "Вексельное право. Общие положения и юридический комментарий". М., Концерн "Банковский деловой центр", 1997.

[2] Приложение N 10 к Инструкции Внешторгбанка СССР от 25 декабря 1985 г. N 1 "О порядке совершения банковских операций по международным расчетам", в ред. приказов Внешэкономбанка СССР 1987 г. N 42, от 05.02.88 N 19, от 09.01.89 N 3,1989 г. N 77, от 17.04.90 N 45, от 05.02.91 N 14

[3] См., например, В.Белов, "Вексельное законодательство России", М., ЮрИнфор, 1996г., стр. 199



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132                  




Интересное:


Рынок ценных евробумаг - составная часть мирового фондового рынка
Казначейские обязательства
Облигации внутреннего валютного займа
Управление и оптимизация портфеля ценных бумаг
Организационное обеспечение эмиссии корпоративных ценных бумаг
Вернуться к списку публикаций