2011-08-20 18:34:13
ГлавнаяМировая экономика — Европейская валютная интеграция



Европейская валютная интеграция


В то время как мировые экономические лидеры США, Япония и ФРГ после решений в Рамбуйе и Кингстоне отпустили свои национальные валюты в «плавание» по отношению друг к другу, европейские страны предпочли избрать другой путь. Выше уже говорилось, о том, что с приближением краха Бреттон-Вудской системы фиксированных паритетов в 1972 г. шесть стран ЕЭС - ФРГ, Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды и Бельгия - приняли решение о совместном, коллективном плавании своих валют по отношению к американскому доллару. Новое образование получило название «Валютная змея».

Историческое стремление европейских государств к проведению политики стабильных валютных курсов объясняется по-разному. Основной причиной называют большую открытость и зависимость экономических систем стран ЕЭС от торговых отношений друг с другом. Резкие колебания на валютном рынке, в отличие от США или Японии, способны нанести серьезный ущерб более хрупким экономикам стран Европы. Помимо этого, ряд экспертов упоминает о межвоенном периоде свободного плавания курсов европейских валют, которые прочно ассоциируются с гиперинфляцией 20-х гг. нынешнего столетия. Не следует забывать и о стремлении европейских политиков создать «единую Европу» - экономически и политически интегрированное образование, которое позволило бы избежать возникновения серьезных конфликтов между отдельными странами и нациями в будущем.

«Валютная змея», по сути, стала для европейского сообщества первым этапом длинного пути по направлению к созданию валютного союза. Установив пределы колебаний для своих валют по отношению к доллару в диапазоне 2,25%, страны-участницы ограничили, тем самым, рамки взаимных отклонений курсов на уровне 4,5%. Для оказания поддержки «слабеющим» валютам были созданы специальные кредитные механизмы. Вновь учрежденный Европейский фонд валютного сотрудничества, совет которого состоял из председателей национальных центральных банков, был призван осуществлять контроль за проводимой странами ЕЭС кредитно-денежной политикой, следить за деятельностью кредитных механизмов и, в случае необходимости, пересматривать взаимные паритеты европейских валют. Государствам-участницам разрешалось устанавливать ограничения на сделки по счету движения капитала (что выглядело вполне логичным, ибо страны ЕЭС продолжали оставаться членами МВФ), но запрещалось вводить какие-либо ограничения на финансовые операции, опосредовавшие торговые сделки.

С первых дней своего существования «Валютная змея» испытывала различного рода проблемы. Ежегодно, а иногда и по несколько раз за год, кто-то из участников сталкивался с проблемами сохранения курса своей национальной валюты в оговоренных пределах (см. таблицу).


Хронология событий «Валютной змеи»


1972

24 апреля

1 мая

23 мая

23 июня

27 июня

10 октября

Вступает в силу Базельское соглашение о создании «Валютной змеи» (в туннеле). Участники Бельгия, Франция, Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды.

Вступают Великобритания и Дания.

Присоединяется Норвегия

Великобритания выходит из «Змеи»

Дания выходит из «Змеи»

Дания возвращается

1973

13 февраля

19 марта

19 марта

3 апреля

29 июня

17 сентября

16 ноября


Италия выходит из «Змеи»

Переход к «Плавающей змее»: интервенции по сохранения пределов колебаний («туннеля») по отношению к доллару больше не проводятся.

Присоединяется Швеция, ревальвация немецкой марки на 3 процента.

Одобрено создание Европейского фонда валютного сотрудничества.

Ревальвация немецкой марки еще на 5,5 процентов.

Ревальвация голландского гульдена, на 5 процентов.

Ревальвация норвежской кроны на 5 процентов.

1974

19 января

Франция выходит из «Змеи».

1975

10 июля

Франция вновь присоединяется к «Змее».

1976

15 марта

17 октября


Франция снова выходит из «Змеи»

Соглашение о пересмотре валютных паритетов во Франкфурте: датская крона девальвирована на 6 процентов, голландский гульден и бельгийский франк - на 2 процента, норвежская и шведская кроны - на 3 процента.

1977

1 апреля

28 августа


Шведская крона девальвирована на 6 процентов, а датская и норвежская - на 3 процента.

Швеция выходит из «Змеи», датская и норвежская кроны девальвированы на 5 процентов.

1978

13 февраля

17 октября

12 декабря


Норвежская крона девальвирована на 8 процентов.

Ревальвация немецкой марки на 4 процента, голландского гульдена и бельгийского франка - на 2 процента.

Норвегия объявляет о своем решении выйти из «Змеи»


В конечном счете, можно признать, что первая попытка по достижению стабильности валютных курсов на региональном уровне в Европе оказалась не совсем удачной. Курсы денежных единиц стран-участниц удавалось сохранять на заданном уровне лишь в течение некоторого периода времени.

Причин провала «Валютной змеи» несколько: это и общая нестабильность на мировом валютном рынке, спровоцированная окончательным распадом Бреттон-Вудской системы, и разразившийся нефтяной кризис, породивший стагфляцию, и различия в состоянии национальных экономик в целом. Однако главной проблемой функционирования «Валютной змеи» можно считать неумение или не желание руководителей стран-участниц проводить скоординированную экономическую политику - то, на чем настаивал в своем докладе еще в 1970 г. Пьер Вернер, изучавший перспективы и проблемы создания валютного союза в Европе. «Необходимые для сохранения стабильности валютных курсов в рамках «Змеи» гармонизация национальной бюджетной политики и подчинение ее общим интересам Сообщества... остались не достижимы... Аналогичная проблема возникла и с кредитно-денежной политикой. У Европейского фонда валютного сотрудничества оказалось слишком мало власти и полномочий, чтобы координировать деятельность национальных центральных банков. Вместо предполагавшейся выработки генеральной линии для проведения скоординированной кредитно-денежной политики в соответствии с коллективными интересами Сообщества встречи глав европейских центральных банков сводилось лишь к обсуждению проведения совместных интервенций». После окончательного распада Бреттон-Вудской системы и отмены Смитсоновских соглашений немецкая марка, как наиболее сильная из всех европейских валют, превратилась в некий антиинфляционный якорь для всей системы. В сложившейся ситуации Бундесбанк задавал тон европейской кредитно-денежной политике. Однако обратного механизма, который позволял бы другим странам, входившим в «Змею», влиять на решения немецкого Центробанка не существовало. Иными словами, осознавая необходимость межгосударственного координирования экономической политики для поддержания стабильности валютных курсов в рамках возраставшей мобильности капиталов (напомним еще раз, что любые валютные ограничения по сделкам по текущему счету платежного баланса были запрещены), политики европейских стран не смогли его реализовать. Тем не менее, «Змея» стала прологом к формированию более совершенного образования - Европейской валютной системы.

В марте 1979 г. восемь первых участников валютного механизма Европейской валютной системы (ЕВС) - Франция, Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Дания и Ирландия - начали приводить в действие официальную систему совместно фиксированных валютных курсов. Пределы взаимных колебаний европейских денежных единиц в рамках нового образования сохранялись на прежнем уровне 4,5%, лишь для итальянской лиры на время переходного периода, который продлился до 1990 г., делалось исключение в виде расширения диапазона «плавания» до 12%. В качестве эталона отклонений курсов вводилась новая синтетическая валюта ЭКЮ, одновременно выполнявшая функции расчетной единицы между центральными банками стран ЕЭС. Согласно Механизму валютных курсов (Exchange rate mechanism) в случае возникновения угрозы преодоления валютным курсом установленных пределов колебаний, национальные центральные банки соответствующих стран, обязаны были проводить совместные интервенции на валютном рынке.

В первые годы функционирования системы некоторые члены, особенно Франция и Италия, дабы уменьшить возможность спекулятивных атак, использовали меры валютного контроля, ограничивавшие продажу резидентами местной валюты за иностранную. Введение подобных мер официально разрешалось «для сохранения властям некоторой автономии проведения внутренней экономической политики и создания определенного временного запаса для осуществления переговоров для пересмотра курсовых паритетов в случае необходимости. Влияние послевоенного устройства мировой валютно-финансовой системы было очевидно». «Начавшиеся в 1987 г. поэтапная отмена валютных ограничений расширила возможность для спекулятивных атак и, следовательно, уменьшила готовность правительств проводить девальвацию или ревальвацию. В тоже время страны, снявшие контроль, резко уменьшили способность влиять на занятость или инфляцию посредством внутренней экономической политики».

Основной проблемой функционирования ЕВС в течении первых четырех лет существования, как и в случае с «Валютной змеей», стала недостаточная степень координации действий государств-членов. Спад в мировой экономики развел основных участников Европейской валютной системы по разные стороны баррикад. Так, во Франции вновь избранное в 1981 г. правительство социалистов во главе с Ф. Миттераном взяло курс на смягчение бюджетной и кредитно-денежной политики. Увеличение дефицита бюджета составило более 1 % от ВВП, а рост денежной агрегаты М2 превзошел запланированные 10%. По пути Франции последовала и Италия, также взявшая курс на ускорение экономического роста за счет стимулирования внутреннего спроса. В тоже время, Бундесбанк предпринял ряд мер по снижению инфляционного давления внутри страны. Надежды французов на то, что немецкий центральный банк понизит процентные ставки были окончательно разрушены в октябре 1982 г., когда новое правительство ФРГ возглавил Г. Коль. В отличии своих предшественников - союза социалистов и либералов - более консервативное правительство Коля не настаивало на проведении Бундесбанком снижения ставки рефинансирования.

В сложившейся ситуации, несмотря на ужесточение валютных ограничений, курс франка начал стремительно снижаться. Пошли разговоры о вероятном пересмотре паритета курса французской валюты в рамках ЕВС в сторону понижения. Для предотвращения девальвации франка центральные банки Франции и ФРГ начали проводить активные интервенции на рынке. Однако потери золотовалютных резервов банком Франции все таки заставили европейских политических деятелей пойти на пересмотр паритета франка в октябре 1981 г., а затем и в июне 1982 г. Похожая ситуация наблюдалась и с итальянской лирой, курс которой по отношению к немецкой марке упал с 1979 г. по 1983 г. в общей сложности на 41,1%.

Несмотря на девальвацию, давление на франк продолжалось, возникла угроза выхода Франции из ЕВС и даже из ЕЭС. Только перед лицом такой опасности правительство Миттерана согласилось пересмотреть свою позицию в отношении проведения экспансионистской экономической политики и скоординировать действия с другими участниками ЕЭС, в частности с ФРГ.

Таким образом, рождение Европейской валютной системы ознаменовалось наличием серьезного противоречия между ее участниками, в частности ФРГ, настаивавшей на сохранении жесткого контроля за ростом цен в ЕВС, с одной стороны, и Францией и, в меньшей степени, Италией, предпочитавших проведение мягкой экономической политики для стимулирования экономического роста, с другой. Расхождение во взглядах во многом определило возникновение дисбаланса на валютном рынке и поставило участие Франции на грань выхода из ЕВС. Лишь серьезные негативные последствия такого шага заставили власти вышеназванных стран скоординировать свою экономическую политику.

Последующие четыре года функционирования Европейской валютной системы оказались менее щедрыми на всевозможные негативные события. Восстановление мировой экономики, в том числе экономики стран ЕЭС, после спада позволили европейским государствам избежать серьезных экономических проблем, вызывающих жаркие споры среди политиков. Конвергенция национальных экономических систем, проведение согласованной экономической политики способствовали стабилизации ситуации на валютном рынке в рамках ЕВС. Размеры корректировок курсов европейских валют стали меньше и, как правило, не превышали 3%, что соответствовало расхождению показателей инфляции между странами, а частота этих событий снизилась до 12 месяцев. Начиная с января 1987 г. по 1992 г., в период так называемой «Новой ЕВС» или «Твердой ЕВС» вообще не было осуществлено ни одной корректировки паритетов курсов европейских валют (за исключением технического пересмотра пределов колебания итальянской лиры в сторону снижения). Одновременно, с принятием в 1986 г. Акта о Единой Европе, внесшим поправки в Римский договор, члены ЕЭС предприняли принципиально важные шаги по завершению формирования внутреннего рынка к концу 1992 г., предусматривавшие полную отмену оставшихся внутренних барьеров на пути торговли и перемещения факторов производства, в том числе и движения капитала.

Окрыленные успехом европейские политические деятели начали разрабатывать план по созданию экономического союза на территории Европы, неотъемлемой частью которого стал бы валютный союз. Согласно представленному в 1989 г. на саммите в Мадриде плану Делора процесс дальнейшей европейской интеграции должен был пройти три этапа. На первом этапе, который начался в 1990 г., предполагалось отменить все оставшиеся ограничения на перемещение капитала через национальные границы. Государства, до этого не входившие в валютный механизм ЕВС, должны были это сделать. На втором этапе, начиная с 1-го января 1994 г., странам следовало сузить пределы взаимных колебаний валютных курсов и усилить централизованный контроль за определенными решениями в области макроэкономической политики, позволявший усилить конвергенцию национальных экономических систем. На третьем, который по замыслам европейских чиновников должен был начаться не позднее 1 января 1999 г., - вводилась единая европейская валюта, призванная заменить национальные денежные единицы, а все полномочия проведения кредитно-денежной политики передавались вновь созданному Европейскому центральному банку. Таким образом, согласно плану Делора устранялся важный недостаток, содержавшийся в свое время в предложениях, сделанных комиссией Вернера, - отсутствие централизации проведения кредитно-денежной политики. Именно, отсутствие дееспособного центрального валютно-финансового органа, координирующего деятельность национальных банков в кредитно-денежной сфере, как мы увидели выше, явилось главной причиной неудачного функционирования «Валютной змеи». В качестве компенсации этого недостатка, в соответствии с планом Вернера, странам участницам разрешалось устанавливать валютные ограничения по счету движения капитала (но не по торговому счету) платежного баланса. Таким образом, предполагалось сохранить стабильность валютных курсов в рамках «Змеи», не нарушая автономии экономической политики европейских государств. Однако, как показала история европейской валютной интеграции 70-х гг., а также опыт Бреттон-Вудской системы, такая тактика позволяла только отсрочить на некоторое время процесс пересмотра валютных паритетов. Оценив тщетность предыдущих попыток европейских чиновников соединить несовместимое, комиссия Делора предложила кардинально пересмотреть подход к дальнейшей валютной интеграции в Европе, полностью отменив все ограничения на передвижение капитала и сократив возможность стран-членов осуществлять автономную экономическую политику (гармонизация инструментов налогово-бюджетной политики на втором этапе и отказ от независимой кредитно-денежной политики на третьем этапе). Таким образом, в случае успешной реализации плана Делора в начале 21-го века Европа должна будет предстать перед человечеством в виде полностью интегрированного валютного союза, перемещение финансовых потоков внутри которого будет осуществляться без каких-либо ограничений, валютные курсы (если о них вообще можно будет говорить в свете запуска единой европейской валюты) будут жестко фиксированы, а экономическая политика, по крайней мере, ее кредитно-денежная составляющая, будет определяться и реализовываться централизованно, исходя из общих интересов всех государств-участников.

Процесс валютной интеграции в Европе, несмотря на наличие определенной политической воли, шел очень тяжело, вызывая противоречивые комментарии и оценки как у политиков, так и у экономистов. Как это часто бывает, их число особенно сильно увеличивается в периоды возникновения неблагоприятных экономических событий. Так было в период кризиса ЕВС в 1992-93 гг., то же самое происходит и сегодня, в ситуации, когда курс «евро» падает по отношению к другим ведущим мировым валютам, а уровень безработицы в регионе не снижается. Тем не менее, несмотря на текущие негативные новости из Европы процесс интеграции, судя по всему, будет продолжаться, лишь усиливаясь после каждого нового экономического спада или валютного кризиса.


Нестеров Игорь Олегович







Интересное:


Влияние общей аграрной политики ЕС на развитие сельского хозяйства Германии и Дании
Проблемы, условия и перспективы присоединения России к ВТО
Система золотого стандарта в мировой валютной системе
Основные особенности глобализации
Проблема начала и структуры процесса глобализации
Вернуться к списку публикаций