2011-08-20 18:26:59
ГлавнаяМировая экономика — Бреттон-Вудская система фиксированных валютных курсов



Бреттон-Вудская система фиксированных валютных курсов


Крах системы фиксированных валютных курсов.

Главным недостатком системы фиксированных паритетов, ее оппоненты считали, неспособность последней оградить национальную экономику от внешних шоков. В течение 60-х - начале 70-х гг. обнаружился и другой существенный недостаток Бреттон-Вудской системы - ее невозможность справиться с возрастающими международными потоками капиталов. Несмотря на использование властями различных ограничений и запретов, объемы и скорость перемещения денежных потоков через национальные границы после восстановления конвертируемости валют в большинстве стран Европы и Японии увеличивались быстрыми темпами. Так, объем американских частных иностранных инвестиций к концу 1960 г. составил всего 44,5 млн.$, спустя пять лет этот показатель равнялся 71,4 млрд.$, а в 1970 г. - достиг 104,7 млрд.$. Средний ежегодный прирост американских инвестиций за рубеж в 60-е гг. составил 6 млрд.$.

Более скромный рост можно было наблюдать в Великобритании, где объем частных иностранных инвестиций за рубеж увеличился с 300 млн. фунтов стерлингов в конце 50-х гг., до более 700 млн.фунтов - в конце 60-х. Причем, если исключить из этого показателя вложения в страны «стерлинговой зоны», которые до 1965 г. не облагались всевозможными налогами, то обнаружиться еще более интересная картина. Так, в начале 60-х объем британских инвестиций за пределы «стерлинговой зоны» равнялся всего 100 млн. фунтов стерлингов, а в конце десятилетия этот показатель достиг 500 млн. фунтов стерлингов.

Не стоит удивляться, что, несмотря на существование и, даже, ужесточение различных валютно-финансовых ограничений, объемы перемещения капиталов через национальные границы в 60-е гг. увеличивались. История Бреттон-Вудской системы наглядно продемонстрировала неэффективность применения «половинчатых» мер. Надеждам авторов соглашений на возможность осуществления контроля за переливом финансовых потоков путем введения ограничений только по счетам движения капиталов платежных балансов при одновременном существовании бесконтрольных операций по текущим счетам не суждено было сбыться. Ужесточение ограничений по первому виду сделок заставило участников рынка воспользоваться операциями по торговому счету как лазейкой. История показала, что контролировать перемещение капитала без тотального надзора за всеми видами международных операций невозможно. «Сложно представить себе введение ограничений на предоставление коммерческих кредитов без оказания негативного влияния на торговлю, однако, если коммерческое кредитование останется неподконтрольным, механизм «задержек» и «опережений» создаст обходные потоки денежных средств, позволяющие «избежать» контроля за прямыми и портфельными инвестициями. Примеры Великобритании и США демонстрируют удивительно ничтожное влияние тщательно разработанных систем ограничений и запретов на объемы утечек долгосрочного капитала».

По мере развития финансовых рынков и банковских технологий сдерживание потоков капиталов становилось все труднее. В 1971 г. совокупный объем «утечки» частного капитала из США составил 24 млрд.$, из них 10 млрд.$ покинуло страну в третьем квартале. При этом, сумма незарегистрированного оттока в том же третьем квартале, по оценкам экспертов, равнялась 5 млрд.$. Не следует забывать, что в начале 70-х гг. в Соединенных Штатах все еще действовала вышеописанная «тщательно разработанная» система ограничений на вывоз капиталов.

Таким образом, в условиях неограниченного перемещения капитала по сделкам текущего счета платежного баланса введение контроля и запретов на передвижение долгосрочного капитала оказывалось временной мерой, действовавшей до тех пор, пока участниками рынка не будет найден «законный» обходной путь. Все это делало крах системы фиксированных паритетов после частичного восстановления конвертируемости европейских валют делом времени.

Развал Бреттон-Вудской системы фиксированных курсов, как и крах системы золотого стандарта, начался с Великобритании. «Несмотря на то, что фунт стерлингов оставался второй после доллара мировой резервной валютой и являлся главной расчетной единицей стран Содружества, едва ли нашлась другая валюта - больший претендент на девальвацию». Восстановив в 1958 г., как и другие европейские государства, конвертируемость фунта стерлингов, Великобритания на протяжении 60-ых гг. все время боролась с угрозой девальвации национальной валюты из-за постоянного роста дефицита платежного баланса. В конечном счете, 17 ноября 1967 г., несмотря ни на предпринятые британским правительством меры, ни на помощь коллег из других стран, фунт был девальвирован. Курс английской денежной единицы снизился с 2,80$ за фунт до 2,40$. И хотя после девальвации ситуация на валютном рынке продолжала оставаться напряженной, подобная мера оказала положительный эффект на британскую экономику: к началу 1969 г. дефицит платежного баланса превратился в профицит, положительное сальдо торгового баланса составило 1 млрд.$, за 27 месяцев Великобритания смогла погасить большую часть своего государственного долга, образовавшегося в результате привлечения иностранных кредитов для сохранения курса фунта стерлингов, сократив задолженность с 8 млрд.$ в 1968 г. до 1,6 млрд.$. Девальвация фунта наглядно продемонстрировала эффективность данной меры в решении проблемы дефицита платежного баланса.

События 1967 г. стали началом конца Бреттон-Вудской системы фиксированных курсов. В течение недели после девальвации фунта стерлингов обесценение национальных валют произошло еще в 13 странах, находившихся в наиболее тесных торговых отношениях с Великобританией. Несколько позже паритеты валютных курсов были изменены во многих странах Восточной части Карибского бассейна и прочих островах, тесно связанных с Великобританией. Однако ни одно из этих государств нельзя было отнести к категории ведущим экономическим держав. Куда более серьезным явлением для мировой валютной системы оказались пересмотры паритетов французского франка и немецкой марки.

Социальные беспорядки, волнения студентов и забастовки, охватившие всю территорию Франции, несмотря на вводимые правительством ограничения на перемещение капитала через национальные границы, привели к массовому оттоку денежных средств из страны. В период с апреля по ноябрь 1968 г. золотовалютные резервы банка Франции сократились с 6,9 млрд.$ до 4 млрд.$, хотя объем привлеченных иностранных займов за этот же период времени составил 1,3 млрд.$. К середине 1969 г. золотовалютные резервы банка Франции сократились до 3,6 млрд.$, а объем краткосрочной задолженности составил 2,3 млрд.$. В этих условиях французское правительство приняло решение о девальвации франка. 10 августа 1969 г. курс французской валюты по отношению к доллару был снижен с 4,93706 франка за доллар до 5,55418. В результате девальвации отрицательное сальдо торгового баланса Франции в размере 1,7 млрд.$, образовавшееся в 1969 г., превратилось в 0,5 млрд.$ профицита в 1970 г., а платежный баланс достиг положительного сальдо в 2 млрд.$ (при дефиците более 1 млрд.$ в 1969 г.) Объемы золотовалютных резервов банка Франции в 1970 г. утроились. Подобная тенденция улучшения макроэкономических параметров страны продолжилась ив 1971 г.

Значительная часть французского капитала, покидавшего родину в конце 60-х гг. направлялась в ФРГ. Немецкие власти не высказывали особой радости по поводу массового притока иностранных денежных средств, опасаясь, что подобная тенденция, в конечном итоге, приведет к всплеску инфляции в стране. Однако, введенные административные ограничения оказались неспособны изменить ситуацию. В конце сентября 1969 г. было принято решение приостановлении интервенций Бундесбанка на валютном рынке. Курс марки в качестве эксперимента стал плавающим на четыре недели. За этот период немецкая национальная валюта выросла по отношению к доллару на 9,29%. По результатам «эксперимента» новый курс был зафиксирован на уровне 0,273224$ за марку.

Однако, начиная с первого квартала 1970 г., страна стала вновь испытывать приток капитала из-за границы. Объемы зарубежных краткосрочных займов местных компаний увеличились на 4 млрд.$, а иностранные обязательства коммерческих банков - на 2 млрд.$. Прирост официальных золотовалютных резервов в 1970 г. составил 6 млрд.$. В 1971 г. приток иностранного капитала в ФРГ усилился. В апреле 1971 г. Бундесбанк вынужден был купить на валютном рынке 3 млрд.$, 4-го мая только за один день это сумма составила 1 млрд.$, на следующий день после того, как немецкий центральный банк купил 1 млрд.$ за первые 60 минут сессии, валютные торги были приостановлены. Увеличение инфляционного давления внутри страны и рост профицита платежного баланса привели к тому, что в мае 1971 г. курс марки вновь стал плавающим.

Помимо трех ведущих европейских валют и ряда стран, тесно связанных с Великобританией торговыми связями, в период с 1969 по 1971 гг. пересмотр паритетов валютных курсов произошел в таких государствах, как Индия (1966 г.), Гана (1967 г.), Финляндия (1967 г.), Турция (1970 г.), Эквадор (1970 г.) В Канаде в 1970 г. был введен плавающий курс. Подобные меры были предприняты в Нидерландах и Бельгии в 1971 г. В том же 1971 г. произошла ревальвация австрийского шиллинга и швейцарского франка.

Параллельно процессам ревальвации и девальваций в Европе тучи сгущались и на противоположном побережье Атлантики. «В результате сокращения объемов заимствований американскими банками на еврорынках и снижения цен на Нью-йоркской фондовой бирже, состояние платежного баланса США в начале 70-х гг. резко ухудшилось». Если в последнем квартале 1970 г. дефицит составил 2,2 млрд.$, то в первой четверти 1971 г. этот показатель достиг 5,506 млрд.$. Более того, впервые, начиная с 1935 г., во втором квартале 1971 г. обнаружился дефицит торгового баланса, ставшего следствием мер, предпринятых властями Соединенных Штатов для преодоления рецессии 1969-1970 г., с одной стороны, и антиинфляционной политики стран Западной Европы и Японии, с другой. Возвращение американскими банками взятых ранее кредитов на общую сумму 3 млрд.$ в начале 1971 г. способствовало резкому увеличению оттока денежных средств из страны. Несмотря на всевозможные ограничения и запреты, вывоз краткосрочного и долгосрочного капитала, привели к тому, что за первое полугодие 1971 г. дефицит платежного баланса США в годовом пересчете составил 22 млрд.$.

В складывавшейся ситуации ряд центральных банков начали предъявлять американскому казначейству долларовые банкноты в обмен на причитавшееся им золото. К августу 1971 г. объем совокупных американских иностранных обязательств перед другими странами превышал официальные золотовалютные запасы США на 30 млрд.$. В прессе появилась информация о том, что

Великобритания и Франция собирались конвертировать имевшиеся у них запасы долларов в золото. 15 августа 1971 г. президент Никсон в обращении к нации объявил о так называемой Новой экономической программе для США. Помимо мер, направленных на стимулирование внутреннего экономического роста и увеличение числа занятых при сохранении стабильности цен, ссылаясь на «открытую войну спекулянтов против американской национальной валюты», было объявлено о «временном приостановлении конвертируемости долларов в золото...». Опять же временно, вводилась 10%-ая пошлина на импорт, дабы «американские продукты не оказывались в менее выгодном положении вследствие несправедливых уровней валютных курсов». Налог предполагалось отменить сразу после того, как «несправедливость» в соотношении курсов будет ликвидирована. Закрытие «золотого окна», отказ США конвертировать доллары в золото означал конец системы золотовалютного стандарта.

Последующие четыре месяца прошли в напряженных переговорах представителей ведущих держав мира по поводу реформы международной валютной системы. Согласно Смитсоновскому соглашению, подписанному в декабре 1971 г., доллар был девальвирован по отношению к золоту на 8% с 35$ до 38$ за тройскую унцию, а ряд европейских валют и японская йена - ревальвированы. В ответ на действия европейских и японских властей американская сторона отменила 10%-ую пошлину на импорт иностранных товаров. Пределы возможных колебаний курсов были расширены с ± 1% до ± 2,5%. Однако, несмотря на вышеперечисленные изменения, США не восстановили конвертируемость доллара, хотя последний и сохранил за собой роль интервенционной валюты.

Несмотря на то, что президент Никсон назвал Смитсоновское соглашение «наиболее значимым финансовым соглашением в истории мира», было очевидно, что радикальным образом договоренность ничего не изменила. Более того, к уже имевшимся «бреттон-вудским» проблемам добавилась новая - проблема доверия к американской национальной валюте: если доллар был девальвирован один раз, то почему это не может произойти второй раз? Все это привело к тому, что Смитсоновское соглашение просуществовало недолго. 3-го июня 1972 г. было объявлено, что отныне курс фунта будет плавающим. Одновременно с английской валютой «плавающим» стал и ирландский фунт, который был привязан к фунту стерлингов. Одновременно, продолжавший ухудшаться дефицит платежного баланса США способствовал массированному притоку капитала в такие страны как Германия и Япония, валютные резервы которых за 1972 г. увеличились с 12,6 млрд.$ и с 13,8 млрд.$ до 17,2 млрд.$ и 16,5 млрд.$ соответственно. Рост количества долларов приводил к тому, что страны стали отказываться от выполнения Смитсоновского соглашения и переходить к плавающим курсам. К началу 1973 г. плавающими стали швейцарский франк, японская йена, итальянская лира. В конечном счете, в феврале 1973 г. произошла вторая девальвация доллара с 38$ до 42,22$ за тройскую унцию, цен золота по отношению к европейским валютам осталась без изменений. Бреттон-Вудская система фиксированных паритетов окончательно стала достоянием истории.

Страны ЕЭС, которые на момент второй девальвации доллара участвовали в «змее» (Франция, Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург), и примкнувшие к ним Дания, Норвегия и Великобритания приняли решение о «совместном плавании». Валюты оставшихся стран ЕЭС, а также канадский доллар и японская йена «плавали независимо». Остальные члены МВФ выбрали валютные режимы по своему усмотрению: некоторые малые государства сохранили связь с долларом, другие - с фунтом стерлингов, часть привязали курсы своих национальных денежных единиц к «валютным корзинам». На долю стран с плавающими курсами в середине 70-х гг. приходилось почти 70% международной торговли (см. таблицу).

Таким образом, на смену Бреттон-Вудской системе фиксированных курсов пришла система плавающих валютных курсов.


Виды валютных режимов, использовавшиеся членами МВФ, июнь 1975г.


Виды валютных режимов

Число валют

Доля товарооборота в общем товарообороте стран-членов МВФ (в %).

1. Независимое плавание

11

46,4

2. Привязка к одной из валют:

81

14,4

а) к доллару США;

54

12,4

б) к французскому франку;

13

0,4

в) к фунту стерлингов;

10

1,6

г) к испанской песете;

1

-

д) к южноафриканскому ранду.

3

-

3. Привязка к корзине валют:

19

12,4

а) к СДР;

5

5,0

б) к другим корзинам валют.

14

7,4

4. Привязка к одной из валют, но с относительно частым пересмотром паритета в соответствии с некоторой формулой

4

2,0

5. Совместное плавание нескольких валют

7

23,2

Итого:

122

98,4



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Система золотого стандарта в мировой валютной системе
Влияние эволюции интеграции рынков и европейской валютной системы на экономику Германии и Дании
Эффективность деятельности ВТО по регулированию мировой торговли
Мировой экономический кризис как тест на готовность к переменам
Проблемы, условия и перспективы присоединения России к ВТО
Вернуться к списку публикаций